Лунная охотница и Теневой король

Размер шрифта: - +

Глава 8

У меня захватило дыхание при виде зала. Пусть он и был намного меньше главного, который я заметила мельком, но красоты был фантастической. Просторный, круглый, из светлого дерева, с колоннами, что переплетались высоко вверху, являя чуть ли не чёрное небо. Золотистый свет лился из восковых свеч канделябров, расположенных в полукруглых нишах стен.

Пол был выложен из светлой плитки, изображая в центре чёрную луну, на которой была постелена подушка. Видимо, для меня. Напротив же высилась странная конструкция, напоминающая собой пирамиду из тёмно–красного дерева, за которой виднелись не особо удобные кресла. На них восседало трое ниитов: в самом центре, как я понимаю, был сам Авах. Белая кожа очень резко контрастировала с чёрными одеяниями, плотно облегающими мужскую фигуру. Было видно лишь точёное, даже отчасти звериное, лицо с высокими выделяющимися скулами и тонким носом. Глаза у Аваха были тёмно–красными, а чёрные волосы, блестящие от масел, тщательно прилизаны назад, являя длинные уши.

Справа от Аваха сидел ещё один из Ааров, скорее, сам Бораис. Он был крупнее и шире в плечах, а охотничья одежда плотно сидела на статной фигуре. Лицо у него было такое же белое, только подбородок шире, а глаза посажены глубоко, отчего всё время казались в тени.

Слева от Аваха сидел ниит – тёмная кожа и пепельные волосы, а так же слишком ярко и хищно сияющие рубином глаза. От этого взгляда мне стало не по себе, и что–то внутри подсказало, что лучше от него держаться подальше. Настолько, насколько это возможно.

– Пожалуй, начнём, – раздался бесстрастный голос Аваха – сухой и раскатистый, эхом прозвучавший в ушах.

Реверс жестом указал на подушку, и помедлив, я всё же опустилась коленями на неё, посчитав, что так будет правильным. По крайне мере, не на голове же на ней стоять?

– Реверс утверждает, что сегодня ночью охота сорвалась из–за… одного человека. Что ты можешь сказать на этот счёт? Ты там была.

Я сглотнула, подняв на него свои глаза и пытаясь рассмотреть во взгляде Аваха хоть частичку отцовской любви. Но глаза его были холодными и бесстрастными, словно ему было плевать на собственную дочку.

– Я ничего не могу сказать, – негромко произнесла я.

– Что ты помнишь? – наклонив голову и сощурив глаза, продолжил Авах.

– Как очнулась и ощутила боль. Больше ничего, – произнесла я чистую правду.

Авах и Бораис переглянулись, и первый еле заметно кивнул, давая возможность брату продолжить.

– Что насчёт твоей метки?

Я непонимающе уставилась на него, пытаясь вспомнить хоть одну метку на своём теле, но если память меня не подводила, то во время купания я так ничего и не нашла. Пускай на теле и было множество следов от старых ран, но никакой метки я не видела.

– Прошу прощения? – всё же решила переспросить я. – Какая метка?

Бораис торжествующе откинулся на спинку кресла, взглядом победителя взглянув на Аваха.

– Это не Исара. Я знаю её давно, и могу точно сказать, что она так не говорит, – произнёс он глубоким голосом, показавшимся мне отчасти красивым.

– Допустим, – сдержано произнёс Авах, вновь взглянув на меня. – Тогда зачем Луна воскресила её? В последний раз, когда это произошло, мы бились с людьми за наши земли. А это несколько тысяч лет назад…

– Может, стоит прислушаться к Реверсу? – негромко заметил Бораис, взглянув на своего ученика. – Эта душа говорит правду. Исара мертва, но кто это сделал?

– Человек с проклятым металлом, – раздался за спиной решительный голос Реверса. – Он на моих глаз убил всех и отрезал крыло мне. Я хотел забрать тела наших, но сил хватило только на Исару. Она была мертва, когда я подобрал её, а когда сделал привал, её сердце уже билось.

Слова ниита погрузили в долгое молчание всех присутствующих. Их взгляды устремились на меня, и невольно я сжалась, опустив глаза и испепеляя камень перед глазами. Вновь окружили, вновь не дали выбора. И что теперь делать? Что мне делать?

– Что–то грядёт, – слишком неожиданно прозвучал голос Аваха, и я подняла глаза на него. Но смотрел он поверх моей головы. – Надо спросить совета у Колец. Говорить про то, что Луна выбрала Исару, пока не будем. Надо узнать, что это означает, так что прошу держать в секрете то, что произошло.

Авах поднялся на ноги, а следом за ним Бораис и ниит с хищным взглядом. Я последовала их примеру, но спускаться они не стали, скрывшись за незаметной дверью позади кресла «отца». Видимо, пошли спрашивать совета у этих самых Колец.

– Я думал, будет хуже, – облегчённо выдохнул Реверс. – Пойдём?

– Да, пожалуй, – неуверенно ответила я, ощущая странную тяжесть в груди.

С каждой проведённой здесь минутой я всё больше и больше не завидовала жизни Ис. Казалось бы, у неё есть всё, а в итоге из–за каких–то маленьких мелочей начинает рушиться жизнь. И я ещё думала, что проблема с Андреем у меня поглобальней. Как бы не так – тут всё в разы хуже.

– Теперь я понимаю, почему Авах не хотел сразу признавать Ис, – негромко произнесла я, стоило нам выйти из зала.

– Авах всегда такой. Можно подумать, ему всё равно даже на Анора, но именно его он посадит на своё место, когда придёт время, – сдержано произнёс Реверс, шагая рядом со мной.

– Потому что больше и не кого, – скрестив на груди руки, буркнула я. – Как–то я не заметила проявление отцовских чувств, когда он узнал, что его дочь вполне выжила.

– Но ты ведь не его дочь.

– А что это меняет? – взглянув на Реверса, сухо поинтересовалась я. – Кровь то одна.



Валиса Рома

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться