Лунная охотница и Теневой король

Размер шрифта: - +

Глава 11

Наша странная процессия, казавшаяся из далека ещё нормальной, нерешительно застыла перед дверьми дворца. Стоявшие на стороже нииты тут же выпрямились, не без восхищения смотря на Птолаю. Их красные угольки глаз так и блестели, видимо, восхищённые красотой дома Ааров. Лишь я одна осталась без внимания, впрочем, особо к нему и не стремилась. Раз уж тут считают Птолаю за эталон красоты, то куда мне то соваться?

За дверьми вдруг послышалась музыка, и переглянувшись, два стража налегли на тяжёлые двери. На этот раз открыли они их полностью, позволяя вырвавшемуся золотому свету длинной полосой упасть на наши лица, задев позади широкий мост. Тихий щебет голосов тут же окутал чуткий слух. Казалось, я слышала всё: как шелестят наряды ниитов, их восторженное дыхание при виде возглавляющей процессию Птолаи, даже стук сердца. Я слышала всё, и это было удивительно.

Нос защекотали запахи смолы, растущих прямо под потолком цветов с какими–то тусклыми лепестками, а так же приторного вина в деревянных чашах. Здесь не было ни одного хрустального стакана или бокала. Видимо, донести это до сюда было невозможным.

Мы не торопясь вошли в большой и светлый зал. Тут не было окон, и свет лился прямо из маленьких камешков в стенах, создающих бессмысленный узор. Под потолком развесили несколько светильников, но в них не горели свечи, создавая цепочку прямо до того места, где должен был быть трон. На его месте там была небольшая площадка, выкрашенная в густой красный цвет с белой аркой. Возле неё высились представители дома Ааров.

Авах, стоявший справа, так и не изменился, смотря своим жёстким звериным лицом на не спеша идущую к ним процессию. Рядом с ним, в чёрных одеждах с серебряными нитками, стоял Анор. Его взгляд на секунду поймал мой, и я не без удовольствия заметила, как заиграли на высоких скулах желваки. О, он явно затаил на меня обиду. Впрочем, не беда – это то я ещё как–то переживу.

Слева от арки с довольной усмешкой стоял Бораис, поглядывая на свою дочь не без восхищения. Рядом с ним высилась женщина в белых одеяниях с густыми чёрными волосами, прикрывающими тяжёлую грудь. Кажется, это была Семта. Она равнодушным взглядом смотрела на нас, при этом складывалось ощущение, будто пребывала она в другом мире. Совсем как её вторая дочь.

Краем глаза я заметила стоявшего поблизости от площадки Реверса. Он настороженно следил за мной, словно был в ответе за каждый мой шаг. Это меня уже раздражало. Я не настолько глупа, что бы совершать необдуманные поступки. Порой легкомысленна, но точно не глупа. Хотя, как я не поняла с самого начала, что задумал Андрей – было ещё той загадкой.

Мы взошли на площадку, разделившись по двое: сёстры отошли к Аваху, а я с Инеж к Бораису, чему была необычайно рада. Мава же успела ускользнуть сразу, как только мы вошли в зал, затесавшись среди остальных ниитов.

Зал погрузился в тишину, стоило только Аваху ступить на середину, пристально оглядев собравшихся долгим взглядом.

– Сегодня знаменательная ночь, – произнёс он до необычайности громким, но при этом так и царапнувшим сердце голосом. – Мой единственный сын Анор возьмёт в жёны одну из самых красивых нииток в нашем поселении – Птолаю.

При упоминании своего имени, ниитка смущённо опустила глаза, а я лишь удостоверилась в том, что для существ Малоречья эталон красоты полностью противопоставлен людскому. Вряд ли бы человек нашёл что–то прекрасное в лице Птолаи, но остальные нииты заглядывались на неё восхищённо. Что ж, если хочу тут выжить, то придётся и мне поменять своё восприятие.

– И пусть луна станет свидетельницей этого брака, – продолжал меж тем Авах, взяв за руки Птолаю и Анора. – Клятва связывает ваши два сердца, и отныне кровь ваша едина, а жизнь нерушима.

Пальцы ниитов вдруг потемнели, и чёрные линии прошлись по их рукам, создавая загадочные узоры. Неужели это и есть клятва? Но почему она отобразилась… так? и что будет, если её нарушить?

Сотни вопросов звучали в моей голове, ответа на которых я просто не знала. Но что–то подсказывало, что такого вида «клятва» куда надёжнее, чем та же, только произнесённая на словах и подписанная в документе.

– Брак скреплён, – отступив от них на шаг, с торжеством в голосе произнёс Авах.

Зал наполнился радостными голосами, поздравлениями, выкриками. Каждый стремился поздравить Птолаю и Анора, на чьих лицах сияли улыбки. Конечно, от этих улыбок брала дрожь, но приходилось и самой строить нечто подобное на лице. И вряд ли у меня было хуже.

– Нам, как детям дома Ааров, следует стоять в стороне, – настиг меня голос Инеж, что бесцеремонно схватив за локоть, потащила в сторону стола с едой. Я только сейчас поняла, насколько хочу есть. Так что сунув горе–букет в ближайшую вазу, я без промедлений поспешила за нииткой.

Следом за нами поспешили и Алиа с Ниис, при этом последняя тут же пододвинулась ближе к столу, отправляя в рот первый попавшийся фрукт. Я подошла к столу с осторожностью, оглянувшись по сторонам и заключив, что он и вправду был для Ааров. Тут были и другие столы, но не так изыскано обставлены, как этот. На золотых тарелках сгрудились различные фрукты, которые я видела впервые. Было что–то в виде винограда, только жёлтого и большого, тяжёлыми гроздями свисающего со стола. На блюдцах расположились пирожные, попробовав которые, я с досадой поняла, что сделаны они наполовину из какой–то травы. Конечно, было и мясо, которое так и манило своим сочным запахом, но приближаться к нему я не стала. Откуда мне знать, кем оно было раньше? Животных я здесь как–то не увидела, а единственное, что приходило на ум, я старательно отгоняла.

Между тем вновь зазвучала музыка, которую наигрывали на странных инструментах три ниитки. Плавная мелодия, похожая на бальную, растеклась по залу, и все взгляды приковались к новобрачным. Анор подал руку даже засмущавшейся Птолае, выведя её на центр зала. Нииты тут же поспешили отойти, как зачарованные смотря на их танец, до необычайности плавный и красивый. Невольно я залюбовалась, не заметив, как какой–то ниит подошёл к нам, пригласив на танец Инеж. Та лишь улыбнулась и пошла за ним. После увели и беспечно улыбающуюся Алиу, Ниис же сначала отказывалась, и только после сдалась. У стола осталась я одна, пытающаяся дожевать травяной кекс.



Валиса Рома

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться