Лунные дети-1. Настя. (старый вариант, 2012 год).

06. Глава 6.

06.

Минут через сорок Полина меня разбудила. Сначала я долго не могла сообразить, чего от меня хотят, потом, опять же впервые в жизни, мне захотелось убить человека.
- Чего тебе?
- Настюха, не груби. Мне нужно, что бы ты позвала сюда Белохвостикова и остальных четырёх, кто там бишь они.
- Прямо сейчас? - Я взглянула на часы, отказываясь верить в правильность показания циферблата: двадцать пять третьего ночи.
- Да, прямо сейчас. Мы открываем банк, если ты ещё не в курсе. И чем быстрее мы это сделаем, тем будет лучше.
- Полиночка, ты уверена, что это нужно делать именно теперь? - Ласково спросила я её. Таким тоном, наверное, разговаривают врачи-психиатры со своими пациентами.
- Уверена. Когда завтра откажут все наши пищевики, проблем будет гораздо больше, чем сейчас, если попытаться разбудить пятерых мальчишек.
- Пойдём тогда вместе будить их?
Полина на удивление легко согласилась.
- Я - Белохвостикова, а ты - всех остальных. - Предложила она. - Пойдёт?
- Ага! - Быстро закивала я, надеясь, что Полина не передумает: Белохвостиков казался мне вреднее всех остальных.
Не буду описывать, чего нам стоило поднять в три часа ночи со своих постелей пятерых людей и собрать их в Полининой комнате. Совсем забыла сказать, что собирательное существительное «ребята» я применила к четырём мальчикам и одной девочке.
- Как их зовут? - Шёпотом осведомилась Полина, отозвав меня в сторону.
Я сказала. Память только однажды дала мне повод пожаловаться на неё.
- Сергей Кравченко, - бормотала девочка, записывая имена в крохотную записную книжку. - Денис Стасов, который с Лёшкой живёт, Саша Пачинов, Катя Леонидова… Белохвостикова я и так знаю, его - не надо.
Все они были не своей тарелке, протирали заспанные глаза, почему-то жались друг к другу, словно замерзающие котята.
- Бахмурова! - Сказала Полина. - Давай, председательствуй.
- А ты?
- А я в сторонке посижу, если ты не против.
У Полины был слишком хитрый вид, чтобы её о чём-нибудь можно было спрашивать. И так было понятно: ничего не ответит. 
Пять пар глаз внимательно смотрели на меня. 
Я откашлялась:
- Короче, так, ребят. Все, кто собрались сейчас в этой комнате имеет то или иное отношение к банковскому делу. Как сказал мне один из вас, деньги проще всего делать, работая с самими деньгами. Именно так мы и поступим. Нам нужно открыть банк. У меня всё. Спасибо.
Все продолжали ошарашено смотреть на меня.
- Хреновый из тебя председатель, Настюха, - сказала Полина. - Или ты по принципу: краткость - сестра таланта?
- А что ещё говорить? - Искренне удивилась я.
- Э, подождите! - Обрёл дар речи Коля Белохвостиков. - Вы вообще понимаете, о чём говорите? Вы знаете, что это значит - открыть банк?!
- Сейчас узнаем, - мгновенно сориентировалась моя соседка, устраивая подбородок на переплетённых пальцах рук. - Давай, выкладывай!
- Сотни документов! Десятки подписей! Со столькими людьми нужно договориться!
- С людьми нам договариваться нельзя, - на всякий случай сообщила я. - Никто не должен знать, что мы - дети. Тем более, суперы.
- Всё это как-нибудь обойти можно? - Спросила Полина.
Коля, который продолжал бессвязно выкрикивать список проблем, осёкся и оказался категоричен:
- Нет, нельзя!
Денис - мальчик с живыми тёмными, какими-то разбойничьими глазами, - напротив, оживился:
- Почему же нельзя? На периферии нашей Солнечной системы есть так называемые банки-однодневки, - объяснил он, поворачиваясь в нашу сторону, - которые создаются только для того, чтобы провернуть какую-нибудь одну серьёзную операцию на Главной бирже. Потом эти банки объявляют себя банкротами - и всё. Для того чтобы зарегистрировать такой банк много телодвижений не нужно.
Катя тоже заинтересовалась.
- Тем более, если замаскироваться под банк-мост! - Сказала она.
- И кого ты мостировать собираешься? - Подал голос Сергей, он сидел в стороне с таки видом, словно не собирался участвовать в разговоре, но поворот последнего его почему-то заинтересовал.
- Да кого угодно! Никто не откажется. Дай мне биржевую сводку - и я тебе через десять минут дам список тех ребят, которые с радостью примут услуги любого мост-банка!
Сергей пожал плечами.
- А потом? - спросил он. - Нужно будет ведь с руководством подопечного банка встречаться?
- Обойдутся! А если найти, кто не в ладах с законом, они сами будут рады побыстрее разобраться с делами.
- Но ведь это же противозаконно!! - Заорал Белохвостиков, вскакивая с места. - Вас уже только за одни такие идеи нужно вязать!
- Настюха! - Тихонько, но чтобы было всем слышно, попросила Полина. - Дай ему вафлю какую-нибудь или печенье, чтобы он заткнулся! Ребята, вы продолжайте-продолжайте, - замахала она руками, - не обращайте на нас внимания, ладно?
Спор возобновился с новой силой. Белохвостиков сначала обиженно сопел, не вступая в дискуссию, но в какой-то момент всё-таки не выдержал.
- Что за ересь вы несёте! - Схватился он за голову. - Негативный процент взимается только с юридических лиц! Пора бы знать, что уже полтора года как вышел закон...
Полина тронула меня за плечо:
- Пойдём, мы тут лишние.
- Куда?! Это наша комната!!
- Пусть пообщаются. Я всё равно из их арго ни слова не понимаю. Ты, подозреваю, тоже. Не будем мешать. В гости к Маришке сходим. Или к Никите.
- В три часа ночи?! Ты в своём уме?
- Тогда просто по улице прогуляемся. Ты когда-нибудь гуляла по улице ночью?
- Ни разу, - пришлось признаться мне.
- Вот сейчас мы и преодолеем это досадное упущение твоей биографии. Одевайся!
Гулять по улице в три часа ночи - это звучит, может быть романтично, но романтики в таком занятии, честно сказать, ни на грош. Около нашего холла не оказалось ни одного фонаря, и темень была такая, что хоть глаз выколи, хоть два - видно будет одинаково. Мой романтичный настрой растворился под холодным и нудным осенним дождём, который был таким мелким, что его нельзя было заметить, но через несколько минут куртку можно было выжимать.
Когда мы вернулись в нашу комнату через четверть часа (ровно на столько хватило нашего общего с Полиной энтузиазма), ребята уже утихомирились.
- Их всех арестовать нужно, - доложил нам Коля. - Прямо сейчас. Они - социально-опасные типы. Общество нам за это ещё спасибо когда-нибудь скажет.
Полина вопросительно воззрилась на его остальных.
- Банк открыть можно, - доложил Денис. - Есть множество лазеек. Правда кое с кем в реале пообщаться придётся. Два-три человека, не больше.
- Два-три - это ладно, - кивнула Полина. - Что ещё?
- У нас не хватает юридических знаний, - вздохнула Катя.
- У двух девочек папы работают в каких-то больших адвокатских конторах,  - вспомнила я. - Если они не помогут, даже не знаю, что можно тогда сделать.
- Тогда наймём консультанта со стороны, - решила Полина. - И будем работать с ним в виртуале.
- Лишние расходы, - сказал Коля. - Да и вопросы придётся задавать очень грамотно, чтобы он ни о чём не догадался.
- Составишь список вопросов, - не терпящим возражения голосом приказала Полина. - Сначала мы дадим их нашим девчонкам, если они не смогут внятно на них ответить,  будем нанимать консультанта. И вообще, Коленька, слишком уж много ты знаешь...
- Что, убивать пора? - Пошутил Белохвостиков.
- Наоборот. Эксплуатировать тебя нужно нещадно. Банком нашим будешь управлять, понял?
- Не надо! - Хором воскликнули остальные ребята (точнее, три мальчика и одна девочка).
- Бунт на корабле? - Сухо уточнила Полина.
Те начали переглядываться и, наконец, все трое молча покачали головами.
- Вот и ладненько, - тут же успокоилась моя соседка. - Что ещё нужно кроме юридической помощи?
- Деньги, - потупился Коля. Это было первым, что он сказал, находясь на правах старшего.
- Сколько?
- Много.
- Точнее! - Потребовала Полина. - И вообще, Белохвостиков, чего ты тянешь, ты что - издеваешься надо мной?!
- Сто тысяч, - теперь мальчик глядел в стол.
- Я достану тебе полтора миллиона. Только с возвратом.
Коля вскочил.
- По... по...
- Полтора, - повторила Полина. - Хватит?
- Ещё как хватит!
- Я не буду требовать у тебя отчёта в их использовании, но если через год ты мне их не возвратишь в полном объёме, мы с тобой сильно поссоримся.
- Я через полгода возвратю... то есть, возвращу! Даже через четыре месяца! Через три!
- Остынь. Я сказала, через год, значит через год. Прокрутишь их лишний раз, не мне тебя учить. А теперь спокойной ночи, - закончила она без всякого перехода, - нам пора спать.
Когда все ушли, она тут же принялась колдовать над пищесинтезатором.
- И есть хочется - прямо живот к спине прилипает, - пожаловалась она, - и спать, и просто отдохнуть по-человечески... Даже не знаю, чего больше. Картошку будешь?
- Прямо сейчас?
- Когда же ещё?
- Если жареную, то буду. Остальная уже надоела.
- Надоела! - Перекривляла меня Полина. - Хорошо ещё, что хоть картошку наша развалюха не разучилась готовить. И вообще, Бахмурова, разленилась ты до невозможности. Мне по статусу не положено домашними делами заниматься, а я целыми днями только и делаю, что кнопки на пищевике нажимаю.
- Найми слугу.
Полина задумалась, что мне очень не понравилось. Какое-то время у меня были серьёзные опасения, что  она на самом деле приведёт в нашу комнату кого-нибудь из девчонок и заставит её нас обслуживать. Оказывается, думала она совсем о другом.
- Настя, а зачем нам выходить за пределы "Штуки"? Мне кажется, у нас в школе достаточно ребят, которые хорошо знают юриспруденцию.
- Они заставят нас очками расплачиваться. Услуги юристов всегда были дорогими. Такую сумму загнут, что нам несколько месяцев придётся учиться, чтобы рассчитаться с ними.
- Можно договориться об оплате деньгами.
- Попробовать можно. Только деньги здесь не в ходу, сама, наверное, понимаешь.
Полина понюхала кусок хлеба, который только что вытащила из синтезатора, и брезгливо отложила в сторону.
- Даже простой хлеб с каждым днём всё хуже и хуже. Всё, решено! Завтра утром, точнее, уже сегодня, поеду домой, возьму деньги для Коли, заодно понакупляю всякой всячины, в первую очередь - зарядку для синтезаторов.
- Нет такого слова - "понакупляю".
- Ну и что, что нет. Главное, что ты меня поняла. Поняла ведь?
Я не отвечала.
- Настюха, ты чего молчишь? Обиделась, что ли?
- Я уже устала говорить. Целый день болтаю. Сколько же можно?
Жареную картошку мы поглощали в полном молчании. Полина, скривившись, сначала принялась вытаскивать и раскладывать по краю тарелки какие-то компоненты блюда, потом, когда там уже почти ничего не осталось, махнула рукой и съела всё.
- Спокойной ночи, что ли?
- Спокойной ночи, - вздохнула я, вспомниная, что выключатель за эти три дня никто из нас так и не удосужился отыскать. Свет, само собой, потух, но осталось неприятное ощущение. Не совсем приятно, когда не ты управляешь каким-нибудь механизмом, а механизм - тобой.
- По-моему, подача электроэнергии на "Спокойной ночи реагирует", - предположила я.
- Или на то, что мы вдвоём ложимся в кровати, - выдвинула свою версию Полина. - А то получается, если мы с тобой поссоримся и ничего друг другу говорить не будем - что - всю ночь со светом спать? А так - всё просто. Давление на пол исчезает…
Чтобы подтвердить своё предположение, она встала и некоторое время скиталась в темноте вокруг своей кровати.
- Ты ещё тапочки одень, - посоветовала я. - Может на босые ноги пол не реагирует.
Полина одела тапочки, через минуту снова улеглась в постель.
- Не получается, - пожаловалась она. - Дурдом какой-то!
И тут в дверь постучали.
- Кого там нелёгкая принесла? - Возмутилась моя подруга. - Совсем офонарели, четыре часа ночи!
- Ещё трёх нет! - Сказал кто-то за дверью
- Это у тебя чувства юмора ни на грош нет. - Отозвалась моя соседка. - Это я цитирую, как меня вчера из чужой комнаты выперли. Тогда, кстати, трёх тоже не было. Не было даже полуночи.
- Кто же это так - ТЕБЯ?!
- Ты что ли, Белохвостиков?
- Я, - грустно отозвался невидимый собеседник.
- Ладно заходи, что ещё с тобой делать!
Мальчик открыл дверь, в проёме на фоне освещённого коридора показался его силуэт.
- Доброе утро! - Сказал он.
Наступила длительная пауза.
- Коленька, - осторожно поинтересовалась Полина. - Я тебе сейчас задам один вопрос, ты только не обижайся. У тебя в роду психические заболевания были?
Мальчик фыркнул.
- А как, по-вашему, свет ночью можно включить?
- Как? - Заинтересовалась я.
- Ответь мне - тогда посмотришь. Доброе утро!
- Доброе утро!
Одновременно вспыхнули все лампочки. Полина даже закрылась рукой от яркого света.
- А мы всё гадали, как тут всё это устроено, - сказала я.
- А я всегда говорил, что женщины и техника - несовместимы, - довольным голосом заявил мальчик, усаживаясь на краешек Полининой постели. - Моя мама до сих пор думает, что виртуальная платформа находится в компьютере.
- Где же ещё по-твоему? - Спросила Полина.
- В Сети!
- А Сеть где - под столом, что ли?!
Мальчик вскочил. Не знаю, почему, но именно на этот вопрос он отреагировал неадекватно.
- Ребята, не ссорьтесь, а? - Попросила я. - Четыре часа ночи всё-таки.
Они расхохотались, а потом уже забыли, по какому поводу хотели поссориться.
- Всё равно я не понимаю, - сказала Полина. - Я ведь утром встаю, ничего такого не говорю, тем более, говорить некому, Бахмурова постоянно просыпает - а свет всё равно включается.
- Утром у Программы совсем другой режим работы, - терпеливо пояснил мальчик.
Я со вздохом подумала, что да, пожалуй, Коля прав. Не знаю, как другие представительницы моего пола, но лично мне, особенно с позиций строгого логического мышления,  понять принципы работы большинства здешних механизмов - абсолютно нереально.
- Я вообще-то по другому поводу сюда зашёл, - вспомнил Коля. - Полина, ты когда деньги собираешься мне привозить?
- Завтра.
- Нужно, чтобы кто-нибудь поехал с тобой.
- Это ещё зачем?
- Мой папа всегда говорил, что когда дело касается денег суммой больше ста тысяч, человек никогда не должен находится в одиночестве.
- Думаешь, я их сама у себя могу украсть?
- У тебя кто-нибудь может украсть.
- Пусть только попробуют!
- Полина! - Попросил мальчик. - Не шути, пожалуйста, с такими вещами, ладно?
- Коленька, уйди, будь добр, отсюда по-хорошему, а? Мне спать осталось три часа.
- Всё равно, подумай над моими словами. Даже здоровые сильные мужики для перевоза сумм в несколько раз меньше инкассаторов нанимают, у…
- Сгинь!
Он осёкся на полуслове, пожелал нам спокойной ночи и ушёл.
Полина молчала очень долго, я подумала, что она уснула.
- Доброе утро!
Я вздрогнула, потому что сама уже начала засыпать. Мне пришлось ответить. С удовольствием пошутила бы по поводу четырёх часов, но было на самом деле четыре часа, мне только и осталось что промолчать. 
Свет в очередной раз включился, Полина сидела на краешке моей кровати.
- Бахмурова, ты проснулась?
- Да. 
- Не верю. Иди умойся.
- Это ещё зачем?
- Чтобы я точно знала, что ты не спишь. А то будешь потом думать, что всё это тебе приснилось
- Ты опять собираешься с кровати навернуться?
Первый раз я видела, как Полина краснеет. Её стойкий загар растворился в нахлынувшем румянце.
- Что ты имеешь в виду? - Запинаясь пробормотала девочка.
- Прости, пожалуйста. Я просто сонная и злая. Меня ещё никогда столько раз за одну ночь не будили.
- Я - вообще не спала. Что же мне теперь - бегать по всему холлу и стёкла бить?
- Я уже извинилась, Полина. Сделать это ещё раз, стоя на коленях, как святая Урсула перед Папой Римским?
- Лучше как Папа Римский перед Атиллой, - хихикнула девочка, - более выразительно... Короче, я прямо сейчас поеду домой. Когда вернусь - не знаю, предполагаю, что завтра… точнее, сегодня вечером, но, может быть, задержусь ещё на день или на два.  Это зависит от того, как у меня дела пойдут. У меня список из двадцати трёх пунктов получился, что мне надо сделать и что купить. Вместо себя я оставляю…, - она сделала интригующую паузу. 
- … меня, - докончила я за неё.
- Ты-то откуда знаешь? - Упавшим голосом осведомилась Полина.
- У тебя больше выбора не остаётся.
- Вообще-то верно, - согласилась она, несколько минут сидела неподвижно, раздумывая о чём-то своём (я за это время чуть не уснула). - А самое главное, мне нужно денег у папы занять. Для Белохвостикова. Довольно большую сумму, что не очень радует. Очень надеюсь, что папа сейчас на Земле… Проклятая изоляция, даже новостей нельзя узнать!
- А просто так ты не можешь деньги взять? - Полюбопытствовала я. - Обязательно занимать нужно?
Мне были непонятны такие отношения между членами одной семьи, тем более, между ближайшими родственниками. Впрочем, кто поймёт этих Сенаторских отпрысков?
- Могу просто так взять. Даже больше чем уверена, что папа будет на этом настаивать. Но не буду.
- Почему?
- Не хочу.
- А всё-таки?
- Если ты этого сразу не поняла, то не поймёшь вообще, не стоит и пытаться.
- Ладно, не буду пытаться, - послушно отозвалась я.
- Знаешь, Настюха, сонная ты мне нравишься больше - такая покорная, что дальше некуда.
- Так что же от меня в конце-концов требуется?
Вместо ответа Полина взглянула на потолок.
- Тысячу моих - Бахмуровой, - сказала она.
Карточки привычно булькнули.
- Столько-то - зачем? - Буркнула я.
- Пригодится. Постарайся их не растранжирить и оставить к моему приезду хотя бы половину. Больше мне от тебя ничего не надо.
Я молча кивнула.
- И с ребятами чтобы ничего не случилось.
Я опять кивнула.
- Ладно, спи, - наконец смилостивилась девочка. Наверное, у меня, сонной, был слишком уж жалобный вид…



seleman77

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться