Лунный камень

Глава 5

Ночью я почти не спала. Ворочалась на кровати, пыталась выбрать удобную позу, думала. Много думала… И так ни к чему не пришла. Отчаянно хотелось домой.

Но утром с меня безжалостно сорвали одеяло. Волчица-соседка молча и хмуро возвышалась надо мной, всем видом давая понять, что пора вставать.

В другое время я бы, возможно, сорвалась и высказала накопившееся негодование. Но сейчас я была совсем не в том положении. Вчерашний вывод до сих пор бил по вискам. Мне надо действовать. Постараюсь максимально безобидно влиться в их стаю, а там уж действовать по ситуации. Что-нибудь придумаю. Сейчас важно — добиться, чтобы они ослабили контроль.

Алисия так же хмуро и молча повела меня в общую кухню. Огромный просторный дом. Здесь уже собрались волки. Хорошо хоть в обличие людей. Я ни с кем не здоровалась, не смотрела. Да и они молчали, только переглядывались между собой.

Как-то странно, кстати, переглядывались. Я замечаю это скорее боковым зрением и присматриваюсь. Да так, что чуть не промахиваюсь, когда кладу завтрак на тарелку. Слишком уж необычно они смотрят друг на друга, иногда хмурятся, иногда усмехаются. Не будь я реалисткой, решила бы, что общаются мысленно.

Хотя… Какой, к чёрту, реализм после всего, что я видела?

На кухню заходит альфа. Я понимаю это по тому, как сердце тревожно пропускает удар. Не хочу даже оборачиваться. Меня и так напрягает всё происходящее. Если я права, и они что-то обсуждают молча, вдруг речь обо мне? Подбирают способ моей смерти?..

— Обсуждаем вслух, — неожиданно велит своим альфа.

По моей коже тут же пробегают мурашки. Неизвестно, что заставляет кровь прилить к коже — то, что он сказал, или то, что в это время проходил мимо меня.

Итак… Волки и вправду могут общаться между собой ментально. Очень милое открытие. Я решаю думать именно об этом, чем гадать, почему альфа решил сделать обсуждение открытым. Очевидно — для меня. Остальным удобно и так.

— Что ты решил? Погода вот-вот ухудшится. Мы можем рвануть волками, но на транспорте ехать опасно, — первым нарушает молчание незнакомый мне прежде оборотень. Он выглядит старшим из всех.

Даже странно, что не он — альфа. Хотя… Нет, не странно. Никто другой, кроме Ника, не может одним только взглядом заставить трепетать.

— Волками мы привлечём лишнее внимание. Сегодня не едем.

Неожиданное решение. Я волнительно заламываю пальцы. Если так говорит альфа — значит, все послушаются. Может, у меня появится шанс сбежать?..

— За нами ещё нет погони? Её отец, — недоверчиво кивает на меня Алисия.

— Думаешь, я не перестраховался? Главный в полиции города — наш Том. Марио доверяет ему и обратится за помощью. Речь о его любимой дочери, он задействует всё, что можно. Том собьёт его со следа. Нет искусней лжи, чем та, что приукрашена правдой. Том сразу выложит версию о похищении, о том, что за ним стою я и ещё о некоторых фактах, о которых Марио уже догадывается. А дальше — поведёт его в ложном направлении, основываясь на придуманных дополнительных. Он умеет убеждать, я в нём уверен.

Я волнительно ёрзаю на стуле. Двоякое ощущение. С одной стороны — пробирает гордость, что целая стая опасается погони одного охотника. Это лучше всего говорит о моём папе. Так вам, бойтесь! Не с тем связались.

Но с другой стороны…

Чёрт, а план альфы и вправду хорош. Даже не сомневаюсь, что этот Том действительно умеет убеждать.

За размышлениями я не замечаю, как перестаю слушать волков. Даже не смотрю на них больше. Просто ем, словно в прострации. В мыслях лишь один вывод — нельзя проявлять слабость и просто ждать, когда папа спасёт. Надо ему помочь.

Я вздрагиваю и чуть не роняю вилку на пол — ко мне неожиданно подсаживаются. Но напряжённость быстро отступает. Это Джим.

— Как ты? — участливо спрашивает он.

Я озираюсь по сторонам — волки по-прежнему заняты обсуждением. Теперь даже трудно уловить смысл их разговора.

И тут меня прорывает. Джим — единственный из всей этой шайки, кто меня понимает. Кого понимаю я.

— Рада, что ты жив. Я не хочу говорить о себе, сам понимаешь, — просто сыплю словами я. — Скажи, как ты? Насколько я поняла, альфа в курсе того, что кулон…

— Да, он теперь у него, — с лёгкой улыбкой перебивает мой поток Джим. — Но по сравнению с моим братом я легко отделался. Меня даже не наказали. Но довольно красноречиво дали понять, что больше пощады не будет.

Я не нахожусь с ответом. Да и есть смысл подбирать слова поддержки, когда мы оба в ней нуждаемся и безмолвно предоставляем друг другу?

— А твой брат? Что с ним? — только и спрашиваю я.

Мне не так уж интересно. Но Джим всё равно любит брата — это чувствуется. Я должна была спросить.

— Конечно, альфа не проигнорировал факт обращения без спроса. Он запер волка моего брата. Наложил на него метку клетки. Её могут поставить и снять только вожаки стаи. Для оборотня потерять своё второе я — очень хреново. Некоторые сходят с ума, некоторые умирают. Альфа дал понять, что метку снимет, но не сказал, когда. Пытка ожиданием — дополнительное мучение.

В том, как Джим рассказывает, чувствуется волнение. Он действительно переживает за Клейтона. Несмотря ни на что.

Меня это трогает. Простить такое и всё равно стоять за брата… Это многое говорит о Джиме.

Не скажу, что сочувствую Клейтону. Наказание, конечно, звучит жёстко. Но мне не понять, каково это — быть оборотнем без возможности обращения. Да я и не хочу понимать. Он не имел права так поступать с Джимом.

— А кого убил альфа? — вдруг вспоминаю я, и тут же снижаю голос. Быстро оборачиваюсь на волков: они всё ещё переговариваются друг с другом. Альфа вообще уже вышел. — Он сначала представился моему отцу, как охотник. И папа рассказывал, что он убил волка на его глазах. Почему-то мне кажется, что это был не просто волк. Кто-то из стаи пропал? Ты что-нибудь об этом знаешь?



Катерина Лазарева

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться