Лунный туман и прочие неприятности для нового декана...

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

«Добрый вечер, госпожа Дейлин! Вы удосужились чести быть зачисленной в академию Лунных стражей. Отправится в академию вам предстоит послезавтра ровно в полночь. Место сбора: водопад Эррион. Просьба не опаздывать!

P.S. Вещи брать не обязательно, академия выдаст вам всё необходимое»

Таково было содержание письма, которое пришло ночью, почтовым голубем. Так, если мне не изменяет моя память, то ректор Лунных стражей – друг моего дедушки. Следовательно, это всё придумал дед… Только, зачем мне эта академия? Каким образом меня должны там спрятать?

* * *

С этим долбанным листом я просидела у камина где-то около часа. Тихое потрескивание дров, в конце концов, подействовало на меня успокаивающе и уже через час мне пришла здравая мысль: «А может это и к лучшему? Академия – не лес, там должно быть безопасно. Ещё и научат чему-нибудь, возможно. И, надо бы связаться с дедушкой...»

Мой дедушка погиб, но для моего рода, и ещё трёх родов, это не является большой проблемой. Мы можем общаться с духами, если проведём определенный ритуал, который у каждого рода сугубо индивидуальный. Мне, чтобы спросить о чём-то дедушку, нужно капнуть каплю своей крови в ритуальную чашу. Но только четыре рода имеют возможно общаться с духами. Четыре приближённых к Королю рода.

 

Стоит рассказать о себе вкратце: меня зовут Виалина Моргена Фернинда Де-Велон, хотя своё имя я слышу редко, чаще ко мне обращаются: Дейл или Дейлин. Так получилось потому что, когда мне было пять лет, дедушка прозвал меня Дейлом. Прозвал он меня так в честь его, когда-то почившего, лучшего друга – Дейлиона Гармнела. Почему именно в его честь? Потому что моим самым любимым оружием стали Ибезгарды и Сохры, которые точно так же любил и лучший друг дедушки. Мои Ибезгарды – родовые, их рукояти – это головы волков, они из чёрной стали и с фламберными лезвиями.

На сегодняшний день мне полных шестнадцать лет, и я являюсь главой рода Де-Велон, к сожалению, главой погибшего рода. Для всех я погибла, как и все мои близкие...

 

*Приставка -Де- перед именем рода свойственно только родам взывающих к духам.

 

С самого детства меня учили быть сильной, ни перед кем не прогибаться, быть эталоном спокойствия и грамотности.

Я не училась со сверстниками и, не общалась с людьми за пределами нашего особняка, не считая королевских приемов. Няни и гувернантки учили меня этикету и танцам, учили вышивать (потому что я: «Обязана это уметь!»), и даже пытались научить меня рисовать. Научить-то научили, однако мои художественные способности, в пейзажах, всё же оставляют желать лучшего. Единственное, что мне действительно удавалось, так это – портреты.

Ещё отец считал, что я обязана драться не хуже любого воина из гвардии короля, а ещё лучше будет, если я переплюну всех их. И я обязана идеально владеть холодным оружием.

Вот таким образом, к четырнадцати годам своей жизни, я дралась, и владела холодным оружием, не хуже любого гвардейца.

Плюс я успела заиметь степень Магисы и неплохо владела боевыми заклинаниями. В роли преподавателя по боевой магии выступал дед, прослуживший практически всю жизнь боевым магом личной гвардии короля. Он научил меня многому.

Моя мама умерла, когда мне было два года. Её убили Тени. И именно из-за них мне пришлось «умереть» вместе со всеми тогда, и скрываться всю свою жизни, особенно сейчас. Я унаследовала редкий семейный дар, за которым охотятся Тени, чтоб выпить его, и меня съесть в прикуску. Только когда мне исполнится двадцать один год мой дар нельзя будет выпить и Тени: «падут к её (моим) ногам» – как говорится в предсказании. А до этого момента ещё дожить надо.

Редкость семейного дара заключается в том, что я Дарящая и Забирающая одновременно. Вообще, во мне много магии, но не из-за того, что я такая великая магиня, которая рождается раз в пол миллиона лет, а из-за демонической крови. Когда маму убили, меня украли, т.к. я нужна была для ритуала, но отец, дедушка и брат смогли сорвать ритуал и не дать меня прирезать. Хоть и демоническую кровь в меня успели влить. Это, кстати, отразилось на моей внешности.

 

У меня алебастровая кожа. Чёрные, как ночь, волосы, с редкими серыми прядями. Глаза цветом: расплавленное серебро. Уши слегка заострены. Когда я злюсь у меня немного удлиняются клыки. На ключицах и предплечьях есть родовые татуировки, и несколько знаков отличия. Также я имею высокий рост и худобу, которая выглядит нездоровой. И, думаю, с возрастом ещё проявятся некоторые особенности моего тела.

 

После всех размышлений я всё же отправилась разговаривать с дедой…

Он не любит, когда я к нему часто обращаюсь. Говорит, что это не безопасно и, что меня снова будут мучить кошмары. Из-за этого я не могу общаться с дедушкой чаще одного раза в месяц. Да уж, не густо, но, когда у тебя нет живых близких, даже такое общение – глоток счастья. Короткий, но хоть такой...

По дороге в комнату для ритуалов, которую оборудовал ещё мой прапрадед, я захватила обычной воды и Зелье Духов, а ритуальный кинжал – Кила – всегда находится в моем сапоге.

В комнате было пусто и мрачно, как и полагается. В центре комнаты начерчена пентаграмма с рунами для призыва духов. На всех стенах зеркала.

Я зажгла свечи вокруг пентаграммы, взяла чашу для призыва духов и, перешагнув свечи, уселась в центр пентаграммы.

— Гарнед Де-Велон! Я, твой потомок и твоя родная кровь, призываю твой дух! — после первого предложения я надрезала ладонь и капнула кровью в чашу с водой, затем открыла флакон с Зельем Духов и тоже капнула в чашу.



Рина Кислая

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться