Луперк

Луперк

На февральские иды молодые патриции раздевались донага, с криками и смехом, бегали по улицам, и свежими отрезами козлиных шкур шлёпали встречных жителей. Спустя тысячи лет, мой вчерашний день закончился, как у одного из таких луперков.

Мир вокруг тебя был как гнилой зуб, и вдруг заблистал жемчужиной и предстал целым и крепким. Лучше студент-стоматолог не выразил бы чувств, что охватили накануне ночью.

Однако спустя сутки ты шамкаешь губами, как после анестезии — должен сказать о её дочери. И что всё кончено между вами. Здесь, в кабинете заместителя главного врача, в тебе уже нет былой уверенности — как и три месяца назад, — когда познакомился с Мариной Сергеевной.

Да, мы встретились с ней, когда за окном начинался тусклый осенний день и моя практика. В опрятном кабинете, где каждый документ, цветок и сертификат устроились с изысканной строгостью, нас было четверо: я, двое моих одногруппников и Марина Сергеевна. Дама в расцвете женского обаяния, когда изящное и гибкое сложение подкреплял опыт семейной жизни. Все в белых халатах, как и подобает врачам.

- Надеюсь, коллеги, вы отличите премоляры от коренных, — заявила она строгим голосом, — а фантомы не сбегали, когда зубы сверлили.

За шутку про тренировочный манекен поставил ей плюсик. Прямой взгляд её глаз, цвета перьев голубой сойки, воодушевил на отважную болтливость.

- Мы их привязывали, — ответил я.

Не знаю, что Марина нашла в невысоком толстячке с въедливым взглядом, но через две недели, обмен шутками привёл Марину Сергеевну в мою квартиру. И наши встречи стали постоянными.

Однажды мы лежали на диване. Её рубиновые ноготки покалывали мою голую грудь, где бешено прыгало сердце, отчего я ощущал жизнерадостный подъём.

- Тебе надо продолжать практику в клинике, — сказала она.

- Так, плохо справляюсь? — отшучивался я.

Она заметила плюшевого белого козлика с чёрными глазами-пуговками, что подглядывал из-за грядушки дивана.

- Милая игрушка. Из детства?

- Талисман. Подарили на днюху. Я же козерог по знаку.

Но она уже всё решила для себя: ты как бродячий кот; тебя надо отмыть, накормить, побаловать.

- Справляешься хорошо, врачи довольны. Особенно Пётр Васильевич. И ему ассистент нужен... А будет у тебя опыт, и пациенты свои появятся, а это деньги.

Да, убеждать она умела. Деньги меня интересовали. Родители платили только за обучение, а потому кроме стипендии и случайных халтур – ничего. А тут с места в карьерный рост. Так что, я – за. Всеми зубами.

- Готов, но только после занятий, — не удержался, чтобы не вставить свои пять мелких пломб.

Прошёл месяц, что запомнился первой зарплатой. И в один из постновогодних дней я застал Петра Васильевича — врача с десятилетним опытом, — нервным, как новичка перед имплантацией.

- Всё, надоело, будут тут, мне указывать, — бубнил он, собирал вещи, а через фразу выдавал слова, привычные для бомжей и грузчиков.

- Что, Василич, не тот зуб дёрнул? – спросил я вместо приветствия.

Василич поправил очки в тонкой оправе, положил руку мне на плечо.

- Андрей, успехов! Придётся одному…, без меня.

После такого пинка во взрослую стоматологическую жизнь вцепился в его запястье, как рак в палец.

- Что стряслось-то?

- Дочка Сергеевны бузила. Видите ли, с женихом рассталась, из-за прикуса, что я не успел исправить.

- Побузит, и успокоится. Чего сломя голову, зуб драть!

- Так, ещё Сергеевна выступила…

- Подождите, — прервал я и выбежал из кабинета.

Конечно, тебя не волновала судьба Василича, но сживаться с другим врачом — как чистить авгиевы конюшни от зубного налёта. И ты решил заступиться? Как благородно! А то, что ты здесь, как временная пломба — легко вылететь, — забыл?

В кабинет Марины вошёл без стука.

- Здравствуйте.

Уселся за приставной столик напротив курносой и темноволосой девушки в белой футболке, чей рисунок — супергерой в красно-чёрном костюме — вытянул из меня цитату:

- Капитан Дэдпул.

- Нет, лучше просто Дэдпул, — закончила девушка фразу из фильма.

- Андрей.

- Яна.

Марина не успела ничего сказать, моя речь в защиту Василича упала на неё, как Ниагарский водопад: мощно и красиво. Пока говорил, Яна не отрывала от меня блестящих глаз; даже забыла про прикус, что стал челюстью раздора; губы её разошлись в яркой улыбке, показав кривой зуб.

А что? Удачно выступил! Марина Сергеевна сходила и убедила Василича не бросать тебя в омуте стоматологии! И девушка внимание обратила. Тоже плюс.

Следующий месяц Яна посещала кабинет Василича в мою смену. Когда слюнеотсосом касался её розовых губ и как бы невзначай, пальцами её бархатистых щёк, казалось, время замирало, а с ним и я.



Виктор Тамаев

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться