Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Псы городских окраин

Крессий Лард.

Я узнаю его даже со спины и в темноте. Узнаю – и невольно хватаю Мэла за руку. Он ничего не знает, понимаю я внезапно. Не знает, что это Лард – палач его жены и сына. Тогда, в моем доме, он не смог связать одно с другим. Он был слишком слаб и ничего не понимал. Но Кресс все знал. Я вспоминаю его лицо и глаза, когда он спрашивал у нас, «кто этот человек». Кресс знал, что это Малкольм, и он хотел, чтоб мы признались. Но мы не выдали – и горько поплатились. Я и Вик…

Так что же это получается? Почему события опять пошли по кругу? Мэл хотел защитить Аделара – и лишился своей семьи, я хотела защитить Мэла – и лишилась брата… Как разорвать этот порочный круг? Как защитить оставшееся и вернуть потерянное?..

- Гончие давно уже вне закона, - шепчет Малкольм, все еще ничего не осознавая. Мне от этого становится все страшнее и страшнее. – Не удивительно, что хедоры заинтересовались ими.

- Мы с тобой тоже вне закона, - напоминаю я, приказывая себе не терять самообладания. – Давай держаться от него подальше. Спрячемся, пока он не уйдет. Не будет же он стоять там до рассвета.

- У нас не так уж много времени, - возражает Мэл нетерпеливо. – Нужно искать другой путь.

- Другого пути нет.

- Тогда пробьем его сами.

Он явно нарывается. Он лезет на рожон. Он поступает так же, как и я, когда они украли Вика. Я знаю это чувство – когда все внутри горит, кричит «Спаси его!» и этот голос вдруг становится сильнее голоса рассудка. Но сейчас все по-другому. Нам нужен разум. Мэл прав: если мы будем медлить, Аделару станет хуже, и мы можем не успеть. Но если мы потеряем голову и нарвемся на неприятности, мы вообще не сможем ему помочь. Это тоже напоминает замкнутый круг. И только нам решать, как выбраться из этого кошмара.

- Давай подберемся поближе к скалам, - предлагаю я. – Если что – будем пробираться по ущельям. Только что он, интересно, мог забыть у ее могилы…

Говорю – и тут же одергиваю себя. Черт, так нельзя. Нельзя, чтоб Мэл узнал всю правду сразу.

- Ладно, - Он сжимает мою руку. – Давай? За всех… за нас.

Я киваю. Мы подходим к скалам, закрывающим Плато. Малкольм напряжен, как натянутая струна. Я не знаю, что он чувствует. Это страх? Нетерпение? Или жгучее желание спасти, похожее на то, что возникает внутри меня при мысли о Вике? Звезды над нами продолжают свое вращение. Мир умирает – и начинается снова. С нуля, с критической отметки. Мы так стараемся быть тихими и незаметными, что даже дыхание кажется невыносимо громким. Я оборачиваюсь, чтоб посмотреть назад. Вокруг – лишь темнота. Нет света, нет никаких сигнальных огней. Погасло все, и только мы горим. Горим, чтобы не дать погаснуть Аделару. Как факелы в том подземелье. Я расскажу, я обязательно скажу об этом Мэлу. Он должен знать, что Аделар не сбросил его со счетов и не поставил на нем крест…

А в тишину, в которой мы идем, вдруг вклинивается стук лошадиных копыт.

Я делаю Мэлу знак остановиться.

- Это еще что?

Но отвечать уже нет смысла: я все вижу. В темноте, с равнин, к скалам приближаются всадники на лошадях. Их несколько десятков минимум. Они одеты в белое. Что ж, глупо было полагать, что Кресс пришел сюда один… Но что им нужно?

Кто им нужен?

- Плохи наши дела, - Малкольм отодвигает меня в сторону и вглядывается в темноту. – Ты права. Надо прятаться.

- Думаешь, это за нами? – Я лезу вслед за ним в узкую и тесную расщелину. – После этих дронов?

- Я думаю, это за мной, - Он забирается в пещеру и протягивает мне руки. – Ты сможешь, если что?

- Что я смогу?

Его глаза встречаются с моими.

- Проделать это все самостоятельно, - туманно объясняет он. – Вернуться к Аделару. Принести лекарства. Сможешь ведь?

- Ты на что мне намекаешь? – Я хмурю брови. – Ты… ты собрался сдаться? Сдаться, Мэл?!

- Послушай, это все уже однажды было, - продолжает он, схватив меня за плечи. – Я не хочу, чтоб кто-то снова умирал из-за меня. Я вас люблю, люблю обоих, понимаешь? – Его глаза блестят в темноте. – Люблю тебя – ты мой спаситель. И его – он мой лучший друг. Я вас спасу. Я искуплю свою вину. И если… если заберет меня земля – то пусть. Я знаю, ты поймешь. Ты сделала бы точно так же.

- Малкольм, не выдумывай! – Это должно было прозвучать гневно, но звучит ужасно жалостно. – Что ты такого сделал? Что?

- Я сделал выбор, - говорит он, обнимая меня и прижимая к себе. – И я не пожалел об этом. Не жалею и сейчас.

Стук копыт все приближается. Хедоры собираются на равнине. Они уже близко от нас. Я закрываю глаза и крепче вцепляюсь в Малкольма. Он – мое все. Семья. Мой дом, мой кров. Ориентир и компас. Вечное сияние. Отдать его – отдать саму себя. Я не хочу даже думать о том, что могу потерять его прямо здесь и сейчас.

- Ты хочешь узнать правду? – спрашивает он.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: