Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая. Пока не гаснет свет

- Твой факел? Только твой? – переспрашиваю я, все еще не понимая, что произошло. – Ты не ошибся?

- Как я мог ошибиться, если мы… если мы вместе даже там, - произносит он на выдохе. – Но он не мог. Температура только-только спáла, он только недавно пришел в себя…

Я оборачиваюсь на двери. Да, Мэл прав. Аделар не мог бы погасить факел. Да и не стал бы он этого делать. Есть только один человек, у которого была причина и возможность совершить такое. Человек, который изобрел регенератор, не мог не знать, что пройти туда можно лишь через галерею факелов. Он много раз ходил там – среди мертвых и живых.

Талита Уэллс… могла.

- Послушай! – Я хватаю Малкольма за руку. – Приставь к Аделару охрану. Сейчас же и немедленно. Будь рядом с ним и никого не подпускай, понятно?

- Но зачем?

Я мешкаю с ответом.

- Ему грозит опасность, Мэл, - произношу, понизив голос. – Опасность от своих. Среди эшри есть предатели. Их двое. Я их знаю. Думаю, ты тоже.

- Кайтен Уэллс?

- И его мать.

По выражению лица Малкольма я вижу, что он явно обескуражен. Конечно же, он видел Кайтена среди хедоров. Но то, что к этому причастна и Талита… Наверняка ему сложно поверить в это. Но у меня уже все сложилось. В моей голове все наконец предельно ясно.

- Уэллс сейчас среди «белых мантий», - повторяю я уже известную истину. – На это мы никак не можем повлиять. Но среди нас – Талита. И факел не мог погасить никто, кроме нее. Мэл, именно она допустила неисправность в регенераторе – она хотела, чтобы ты погиб! Она мстит вам, Стерегущим. И Аделару тоже. Они с Кайтеном выпустили птиц Истока и натравили их на него.

- Все потому, что мы не смогли вернуть домой ее Сарцину?

Так и сказал – «ее», а не «мою»…

- Да, именно поэтому… Спаси его! – Я поднимаю письмо с пола и показываю его Мэлу. – Ты же хотел. Ты же с самого начала только этого и добивался. Не упусти его. Спаси…

Он молча берет у меня письмо, снова прячет его и смотрит на дверь. Я тяжело дышу, как перед дракой. Все горит внутри. Я знаю: только Малкольм сейчас сможет защитить своего друга. Только он сможет стать для него несокрушимой защитой. Сейчас, когда к нам неумолимо приближается тьма.

- Он не умрет, Данайя, - говорит Мэл хорошо знакомым тоном. – Что угодно. Я не допущу. Я не отдам его.

И стремительно вылетает в коридор. Я медлю еще пару минут. Я думаю, что я могу сделать. Мне остается только одно: найти Талиту. А это будет очень сложно, учитывая все разветвления подземных катакомб народа эшри. И я знаю, что никто мне не поможет. Не придет ни Зодчая, ни Иокаста. А в одиночку – не смогу. На что мне полагаться, на инстинкты?

И все же я бросаюсь на поиски. Если Талита погасила факел буквально несколько минут назад – пока я читала письмо – то вряд ли она, пожилая женщина, успела бы скрыться там, где ее невозможно будет найти. А значит, я вполне смогу ее перехватить. Перехватить и не позволить подобраться к Аделару. Да и к Малкольму, в конце концов. Если она узнает, что двое Стерегущих вместе, она сможет расправиться с обоими сразу. Нужно держать ее подальше от комнаты Аделара. Всеми правдами и неправдами – остановить и удержать.

Я вбегаю в тот коридор, дергаю за рычаг и жду, пока опустится мост. Факелы сияют на том берегу, и, вступая на доску, я протягиваю руку, чтобы закрыть глаза от яркого света. Сейчас он кажется мне ослепительным. Меня физически тянет в ту сторону. Я знаю – я не отступлю ни перед чем. И это… сила. Сила, наполняющая меня, словно львиный рык. Как то сияние, что все еще внутри меня.

Я перебегаю мост и оглядываюсь по сторонам. Факелы горят вокруг меня, и я словно оказываюсь в длинной веренице тьмы и света. Кулаки сжимаются сами собой. Мы слишком долго были на коленях. Мы – и эшри. И я не отдам никого из них, ни наименьшего, ни наибольшего. Я пришла разрушить – и спасти. Теперь я – Зодчая. Для них. Здесь и сейчас.

«Я не отдам, я не отдам, я не отдам…»

Я подбегаю к первому факелу, который висит на стене после факела Савитара Деверро. Потом ко второму. Потом к третьему – и так далее. Мне необходимо знать всех их, всех тех, кто еще жив, кого я все еще могу спасти. Мой взгляд натыкается на факел Иокасты аль-Сафри. И он горит. Но факела Сарцины нет вообще. Нет ничего, что напоминало бы о ней. Я делаю глубокий вдох и бегу дальше. Дальше и дальше – в самый конец коридора. Туда, где ждут меня два сигнальных огня, два факела, два Стерегущих. Я не могу их не спасти. Я не могу не защитить обоих. Сначала я сплела линии дорог с одним, спася его три раза, потом единожды я помогла выжить второму. И теперь – финал. Спасти тех, кого можно спасти. Зажечь и загореться.

Факел Аделара еще теплый. Значит, его и вправду погасили несколько минут назад. Я заворачиваю в ответвление коридора, где находился регенератор, и прислушиваюсь. Так и есть – оттуда доносятся шаги.

Но что я сделаю? Нападу сзади, как Иокаста – на Ангу? Но я не Гончая, я не могу. Я не могу ударить в спину, даже если этого потребует моя цель. Я делаю еще один шаг вперед и затаиваюсь у стены, прижимаясь к ней спиной. Там, дальше, есть проход, но я не знаю, куда он ведет. А значит, мне нельзя допускать, чтобы Талита ушла дальше, чем регенератор. Я слышу ее пение – ту самую незатейливую песенку, которую она насвистывала перед тем, как я подслушала ее разговор с сыном. В ней она просит кого-то гореть, не угасать, но она сама же гасит свет в других. Я усмехаюсь одним уголком губ. Кем бы она ни была и какую власть бы не имела, она не получит никого из них – ни Малкольма, ни Аделара, ни кого-нибудь еще.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: