Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая. Пожалуйста, не сгорай

Я бегу за Уэллсами по коридору. Бегу, то и дело уклоняясь от всяких рычагов и железок, которые так и норовят упасть мне на голову и попадаются под ногами. Бегу, не теряя дыхания. Что с Аделаром? Этот его взгляд, когда он прыгнул вперед, подставившись под удар огня… Он упал, подбитый светом – и тогда Мэл подхватил его. И снова это жгучее желание успеть, этот липкий страх перед опозданием... Я видела это. Видела в его глазах. Он подхватил его, схватил за плечи, не дал удариться об землю головой или больной рукой. Но чем, чем Мэл ему поможет? Насколько серьезна рана? Не потеряет ли адмирал способность ходить? Что, если он снова потеряет сознание?.. Вопросы, вопросы, вопросы… Поворот за поворотом. Я знаю, куда они ушли. Я знаю, где они могли пытаться спрятаться.

В регенераторе.

Да, я разбила его панель, но его стены все еще прочны и могут стать укрытием. Последний ход Талиты был направлен против Малкольма – не против Деверро. Она не могла даже подумать, что адмирал оттолкнет своего друга и возьмет удар на себя. А это значит, я права. Они снова просчитались. Просчитались, думая, что Стерегущих так легко разбить поодиночке. Потому что все-таки их двое. Их так и будет двое – навсегда и на всю жизнь.

Вылетев из-за очередного поворота, я успеваю увидеть, как Талита чуть ли не силой заталкивает сына в регенератор – вернее, в то, что осталось от кабины. Заталкивает – и резко разворачивается ко мне.

- Что смотришь? – говорит она насмешливо и нервно, сжимая кулаки. – Спасай их! Ну, давай! Иди!

- Ты подстрелила адмирала! – кричу я в ответ. – Ты пыталась убить Малкольма! Я не оставлю вас в покое, пока вы оба не получите свое!

Она хватает ртом воздух, готовясь что-то ответить, но я опережаю ее снова.

- Поломка в этой чертовой машине – не твоих рук дело? – Мои ногти до боли впиваются в кожу ладоней. – А птицы, вырвавшиеся на волю?.. Талита Уэллс, - Я понижаю голос. – Зачем тебе все это? Отвечай!

- Твой Малкольм Росс убил мою сестру! – Кайтен в отчаянии бьет ладонями по стеклу. – Деверро не сумел ее вернуть – и ладно, черт с ним, на самом деле! Но Мэл, - Он отодвигает мать в сторону и выходит из кабины. – Мэл предал нас. Она погибла по его вине. И если бы он не переметнулся к азарданцам, она до сих пор была бы жива!

- Тогда – погибли бы все вы!

Мой крик внезапно обрывает все. Я слышу нарастающий гул, но не могу поклясться, что это все – не шутки моего сознания. Я на пределе. Миры сталкиваются, взрываются галактики, а странствующий свет проходит сквозь меня все вновь и вновь. Вот он, наш горизонт событий. Мы сейчас взорвемся. Я разрушу это все до основания. Теперь я поняла, о чем нам говорила Зодчая. И я смогу разрушить эту ложь, из-за которой рвались линии дорог и проливалась кровь.

Я – Зодчая.

Я – странствующий свет…

- Послушайте меня, - Мой голос резко хрипнет. – Это конец. На самом деле. То, что я скажу, покажется вам бредом. Но это так. Ведь дело в том, что Малкольм… сделал это ради вас.

- Что ты сказала? – спрашивает Талита почти беззвучно.

- Он сделал это, чтобы не выдать вас альхедору и тем, кто хочет вас найти и уничтожить! – Я вижу, как сереет лицо Кайтена, и останавливаю взгляд на нем. – О чем ты думал, брат мой эшри? Кто из вас предатель – Малкольм или ты?

- Кайтен, что она несет? – Мать резко поворачивается к сыну.

- И я не говорю, что Мэл – спаситель и герой! – Я снова обращаю на себя внимание. - Он был неправ. Он совершил много ошибок. Но если бы не он – и вы, и адмирал, и весь народ давно был бы истреблен. Погибло бы все то, за что вы столько лет сражались на невидимой войне. А вы пытаетесь убить того, кто ради вас пожертвовал всей своей жизнью. Он все перечеркнул и сжег все корабли… лишь для того, чтоб ваши могли вновь свободно ходить по земле и небу.

Они молчат. Я знаю, что мои слова шокировали их. Что ж, я на это и надеялась. Разрушить все. Перевернуть все с ног на голову. Я тяжело дышу, а гул все нарастает. Я понимаю – он реален. И тогда я оборачиваюсь – а за моей спиной стоит Сааба Карн и несколько десятков человек.

- Пришедшие из тьмы приветствуют тебя, - говорит Иокаста, стоящая рядом с аль-синх.

Аль-синх берется за один из рычагов – и тут же между мной и Уэллсами падает железная стена.

- Вот так, Данайя-эшри, - говорит Сааба. – Мы пришли.

Я оторопело перевожу взгляд со стены на нее, потом опять на стену и опять на нее. А потом – разворачиваюсь и, преодолев несколько шагов между нами, крепко обнимаю Зодчую. Я слышу, как усмехается Иокаста. Они стоят у Зодчей за спиной – их много, они сильные и молодые. И тут я понимаю: это эшри. Дети из народа, забранные Гончими. Они вернулись. Они здесь. Вернулись те, из-за кого мы начали эту войну. Мы – потому что я принадлежу им, а они – мои. Мой дом и мой народ – все они здесь. Здесь, в этих подземельях. Мы едины.

- Ты… заключила их в темницу? – спрашиваю я, не отрываясь от Саабы.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: