Люби меня правильно

Размер шрифта: - +

Глава 2. Кофе. Часть 4

Кабинет президента был зеркальной копией кабинета моего босса. Только здесь царил настоящий хаос. Огромная доска во всю стену была наполовину исписана маркером, на половину обклеена фотографиями, диаграммами, таблицами. Стопки книг и бумаг стояли на рабочем столе Яромира и около него. Целая куча папок разнопёрым веером лежала на диване.  

Президент увлечённо щёлкал мышкой. Учтя предыдущий опыт, я подошла к нему с правой стороны и поставила чашку абсолютно бесшумно. Выпрямившись, я уже почти развернулась, как вдруг тишину прорезал едкий смешок:  

– Я левша, чтоб ты знала. Неудачница. Переставь.  

Медленно вдохнув и выдохнув, я исполнила приказ, чувствуя, как от смущения и досады начинают гореть щёки. 

– Я могу идти? – немного поспешно спросила я, одёргивая юбку. Собственное тело казалось мне неуютным рядом с этим человеком.  

– Нет, не можешь, – протянул он, глядя в экран. – Иди сюда.  

Он поманил меня рукой. Я, еле дыша от нехорошего предчувствия, подошла ближе.  

– Дай левую руку, – скомандовал он, поворачиваясь ко мне и одновременно что-то выискивая на своём столе.  

Протянув ладонь, я замерла.  

Президент уже вертел в пальцах чёрную гелиевую ручку. Затем он обхватил свободной рукой моё запястье, дёрнул на себя, от чего я чуть не упала, быстро переступив с одной ноги на другую. Яромир перевернул мою руку ладонью вверх и быстро вывел на внутренней стороне запястья большую букву “Н”.   

– Здорово вышло, – ухмыльнулся он, несколько секунд разглядывая результат. – Не смей стирать. Это для того, чтобы ты всегда помнила, что, во-первых, ты – неудачница, а, во-вторых, я левша. Поняла?  

– Поняла, – фыркнула я, выдёргивая руку из его длинных горячих пальцев. 

Глаза щипало. Что за детские выходки? Зачем он так? Обида порождала злость, но я не посмела выразить её в полном объёме, так как боялась его реакции.  

– Могу я теперь идти? – раздражённо спросила я.  

– Нет, – он азартно улыбнулся. – Сначала я попробую то, что ты мне принесла.  

Он быстро сделал глоток.  

– Кофе остыл, – презрительно скривив губы, вынес вердикт президент. – Принеси новый.  

– Я что ли виновата, что он остыл? – нахмурилась я. – Если бы ты...  

– Вы, – сцепив пальцы в замок, поправил Яромир. – Ты должна обращаться ко мне на “вы”. Я же президент компании, где ты работаешь. Я босс твоего босса. Так что проявляй уважение, если не хочешь ещё больше подтвердить свой статус неудачницы и вылететь отсюда в первый же день. Усекла?  

– Да, – сцепив зубы, произнесла я.  

– А теперь принеси мне новый кофе. 

Я вышла из кабинета злая на весь свет и больше всего – на себя. Ну как можно позволять так обращаться с собой? Почему я цепенею под взглядом этих желчных бездонных чёрных дыр, что именуются глазами на мраморном лице этого самодовольного придурка? 

Потратив ещё около двадцати минут на то, чтобы приготовить новый напиток, я с поутихшим раздражением понесла его в кабинет президента. Я отходчивый человек, поэтому злость прошла довольно быстро, мне уже не хотелось вылить эту чашку кофе на голову своему начальнику. Просто я надеялась, что больше не увижу его сегодня ближе, чем на расстоянии пары метров, если он будет проходить мимо моего рабочего стола. Но этим планам не суждено было сбыться.  

– Слишком горький, – скривился Яромир. – Ты совсем безрукая что ли? Сделай другой.  

Я растерянно уставилась на него. Кофе точно такой же, как и до этого. Неужели он сразу не мог сказать, что он горький?  

В этот раз я добавила больше сахара.  

– Слишком приторный. Ты туда сахарную фабрику высыпала? Переделай. 

Я чувствовала, что начинаю медленно закипать.  

– Совсем ненормальная?! Я тебя просил молоко туда лить? Нет, не просил. А вдруг у меня аллергия на лактозу? Переделай. 

У меня сводило пальцы от желания сомкнуть их на шее этого придурка.  

– Что за помои? Как это можно пить? Слишком слабый. Считай один кипяток. Сделай новый.  

Мой левый глаз нервно задёргался, когда я вышла из его кабинета в этот раз. Больше всего меня бесило то, что я не могла понять: правда ли я делаю такой плохой кофе, или же Яромир Ким – актёр без оскара, потому что отыгрывал он великолепно.  

К тому времени, как в офис вернулась Алёна, я успела посадить себе на блузку несколько пятен от кофе, у меня растрепалась причёска, а указательный и средний пальцы на левой руке пострадали от кипятка и теперь неприятно горели.  

Весь офис, а это около десяти человек, включая Мишу, перешёптывался у меня за спиной, но никто не подошёл и не спросил в чём дело. Кажется, всем всё было понятно. Неужели они в курсе о мерзком характере своего президента?  

– Лия? – удивлённо повысила голос Алёна, снимая с себя пальто. Видимо она покидала здание компании. – Чем ты занимаешься?  

– Пытаюсь угодить президенту, – недовольно пробурчала я, направляясь с очередной чашкой в кабинет этого тирана.  



Валерия Недова

Отредактировано: 16.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться