Люби меня правильно

Размер шрифта: - +

Глава 7. Грань. Часть 2

Я кивнула, подождала, пока он выйдет из машины, а потом набрала президенту. Его голос более довольным не стал, из чего я сделала вывод, что проблема никуда не делась. Наверное, он ждал моего звонка. Продиктовав всю необходимую информацию, я уже хотела положить трубку, но Яромир вдруг спросил скучающим тоном:  

– Ты уже дома что ли? Так быстро перезвонила. Оперативно.  

– Нет, не дома, – отозвалась я, чувствуя тепло в груди от этой, пусть и скупой, похвалы. – Просто в машине ехала.  

– Так ты за рулём что ли разговариваешь? – с неким негодованием уточнил босс.  

– Нет, что вы. Меня... мой молодой человек с работы забрал. Он за рулём, – почему-то я почувствовала себя крайне неловко, произнеся это. Щёки залились краской, и я обрадовалась, что президент не может увидеть моё лицо.   

– Понятно, – сухо ответил Яромир. – Ладно, до завтра.  

Не дождавшись ответа, он снова сбросил трубку. Чувствуя некую, непонятную мне самой досаду, я убрала телефон в сумку и вышла из машины, закрывая её оставленными Егором ключами.  

Я старалась внимательно слушать своего парня, а также наслаждаться вкусной едой, но мысли то и дело возвращались к безэмоциональному голосу президента: “Понятно”. Но ему ведь и должно быть всё равно, так ведь? Тут нет ничего странного, он просто мой босс, а я просто его секретарь. Вот и всё.  

Стараясь забить себе в голову эту мысль словно гвоздь, я постоянно отвлекалась, невпопад отвечая Егору, а один раз даже чуть не опрокинула на него бокал вина.  

– Ты такая рассеянная сегодня, детка, – устало вздохнул блондин, потирая виски. – Что-то случилось?  

– Нет, – выдавила улыбку я. – Спасибо, что привёз меня сюда. Я рада, что наши отношения обновились. Словно мы заново начали встречаться.  

Егор улыбнулся мне в ответ краешком губ и опрокинул в себя остатки вина.  

В общем вечер прошёл практически хорошо. Всё портили только мои глупые мысли.  

*** 

К моему удивлению, Алёна не обижалась ни на меня, ни на президента, принимая его решение как данность. Когда я спросила её об этом, она ответила, что президент лучше знает, как управлять компанией и что делать, поэтому она ему доверяет. В конце концов он её не уволил и даже зарплату не снизил, хотя должен был. В общем, казалось, что Алёна действительно довольна жизнью.  

Чего нельзя было сказать про меня. Передавая все дела, блондинка сваливала на меня огромный поток информации из своей головы, который я еле успевала записывать. Также меня крайне бесили перешёптывания, что гуляли по офису. Но я могла понять своих коллег. Пришла тут, никому не известная, глупая девица и заняла такое вакантное место. Что угодно можно подумать в этой ситуации. Даже самое неприятное. Именно поэтому я бы даже не удивилась, если бы кто-то вздумал в лицо высказать мне, что я попала на это место через постель. С стороны, наверное, выглядит именно так. Хорошо, что мне нет дела до того, что думают люди “со стороны”.  

Тем более, что это было не самое ужасное. Теперь, когда я официально являлась секретарём Яромира, приказы от него сыпались как из рога изобилия:  

– Принеси чай.  

– Закажи обед.  

– Спустись на восьмой этаж, отнеси документы. И не забудь заполнить отчёт.  

– Какие встречи у меня после обеда? Я знаю, что уже спрашивал. Повтори. 

 – Вот стопка документов. Рассортируй их по датам.  

– Вот эти папки разбери и составь у меня в шкафу по алфавиту.  

– Уже закончила? Тогда позвони Фролову и перенеси встречу с ним на другую неделю. Предупреждаю сразу, он будет на тебя орать из-за этого, не тушуйся. Удачи.  

– Как? Уже домой уходишь? А закончить отчёт? Пока не сделаешь, даже не думай смыться. 

Не то, чтобы я сильно ненавидела его из-за всего этого. Поручения, по сути, были важными и входили в мои обязанности. Однако некоторые всё же выводили меня из себя своей бесполезностью и идиотизмом:  

– Давай чуть выше. Нет, ниже. Левее. У тебя руки не из того места что ли?! – президент стоял в другом конце кабинета и смотрел, чтобы я ровно повесила новую картину, которую он утром, по дороге на работу, купил у какого-то уличного художника.   

– Почему я вообще должна этим заниматься? – вспылила я, обернувшись на мужчину и чуть не свалившись с журнального столика, на котором стояла, предварительно сбросив туфли.  

– Вот именно, – в этот момент в кабинет зашёл Демид. – Яр, у тебя совести нет совсем?  

Вице-президент слегка посмеивался, снисходительно оглядев своего начальника. Затем он обратился ко мне:  

– Всё там ровно висит. Спускайся, Лия.  

– Ну вот, ты всё обломал, – хмыкнул Яромир, хищно скалясь. – Она так неуклюже это делала. Загляденье.  

– Я сейчас вашу картину в окно выброшу, – мрачно пообещала я, обувая свои туфли обратно.  

 – Как страшно, – фыркнул президент, щуря на меня свои бездонные тёмные глаз. Мягкий свет кабинета переливался на его гладкой сияющей коже.  



Валерия Недова

Отредактировано: 16.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться