Любимая

Размер шрифта: - +

2 глава

 

Я нарезала небольшие круги около тела едва дышащего мужчины, сваленного в коридорчике. Прислушиваясь к тихому дыханию, постоянно подлетала ближе для проверки наличия жизни.

– Хрупкий питомец, – скривилась, рассматривая общий вид со стороны.

Коридорчик нагнетал атмосферу: темный, в стиле готики, он редко вызывал у прохожих воров неприятные чувства. А мне ничего так… Как бы этакое предупреждение о том, что прежде чем сделать шаг, стоит несколько раз подумать. В общем, боюсь предполагать, с каким юмором был прошлый хозяин жилища, но в стороне стоит черный лакированный гроб. Нет, там никто и подавно не лежал, иначе пришлось бы делить дом с другим привидением, потому с уверенностью могу заявить – НИКТО крупнее собаки в ближайшей округе не подох.

– Ну, и что мне с тобой делать? – спросила горестно. Видно же, без определенных действий с моей стороны телу придется переезжать в лакированную черную громоздкую коробку. А там места мало...

– Кажется, в прошлой жизни я имела профессию… химика? – задумалась, припоминая отрывки прошлого, где мешала бурду в травяной лавке. Травяной ли?

Но не факт, что работала именно химиком, может, доктором, санитаркой, помощницей. Хм, давно это было, даже слишком. Мир успел поменяться много тысяч раз, ага, особенно чужой, в который ты прилетел из другой Вселенной в образе приведения! Ха-ха! Или коротко о том, как нежелательно слать всяких тщеславных и стервозных богинь на три весёлых буквы, а то они могут ответить.

С момента смерти много воды утекло, а характер как был паскудным, так и остался! Ох, женщины... Хи-хи!

Ладно, где-то на кухне стоит ящик с лекарствами и мазями. Надеюсь, не просроченными, с другой стороны, есть магические вещички, продлевающие жизнь многим предметам, например, еде. Вот и с лекарствами должно прокатить – специальные чемоданчики с остановкой времени существовали в данном мире с незапамятных времён. Попробовать отыскать годное снадобье стоит.

Кухонное помещение было светлым и средним по размерам, но опрятным, только несколько деревянных вычурных шкафов с тёмными рисунками выглядели слегка ветхо. В одном из них и лежал белый с черным черепом чемоданчик, закрытый на защелку. На родине закралась бы мысль: «Яд, точно яд здесь!», а в данном мире эмблемой черепочка обозначаются лекарства и различные лечащие принадлежности.

– Так, – открыла скрипучую крышку и посмотрела на зеленые бархатные стенки. Даже моль обошла сей дело стороной! Шансы найти приемлемое есть…

М-м-м, названия на разных языках не делали свойства различных веществ понятней.

– Кажется, это будет сложнее, чем я думала, – вздохнула, поймав в отражении маленькой серебряной мерной ложечки затравленный взгляд.

Нужно вспомнить заклинания. Учила же. Давным-давно сюда приходили какие-то люди, мы вместе тренировались. Правда, я брала для тренировок чужие живые тела, перехватывая контроль. Состояние при это бр-р-р-р! Тошнило и рвало потом и человека, работающего для меня сосудом, и мою персону, только уже мысленно и чувственно ощущала состояние живого существа в течении трёх дней.

Выживаем, как можем! Самое приятное из всей вышеозначенной ситуации: дух тоже может собирать из воздуха частички энергии и колдовать, другое дело, что сущностей не обучают, лишь истребляют. Тут обычное приведение дай бог развеять, а если оно ещё и знает магические заклинания, вообще атас! Можно готовить смертному сопернику мыло и удавку.

– Аранта тхЭккЭ! – воскликнула, делая замысловатые пассы руками. Легкая иллюзия с притоком ментального воздействия поменяла этикетки на бутылках, переведя слова в понятный для меня язык.

– Снотворное, слабительное, обезболивающее… – быстро читала вслух по очереди надписи. Из полезного нашлось лишь обезболивающее в порошке с маленьким рецептом и какая-то бурда в виде мази с обозначением «общее». Пожав плечами, развела приличную дозу порошка в воде (благо, в доме всё хорошо работало, включая магический водопровод) и направилась к молодому человеку.

На время лечения-калечения поселиться пришлось в железные латы, дабы приподнять голову потерпевшему и влить в него жидкость. На вкус и запах не знаю, что даю. Лишь бы помогло! А затем достала мазь и нанесла вокруг заплывших глаз. В инструкции написана схема пассов и магическое заклинание для улучшения свойств. С пятого раза у меня в образе духа получилось. Легкое сияние говорило о положительном эффекте, как и снижение опухлостей. Правда, цвет лица всё равно не радовал: синее, как небо поздним вечером...

– Хорошо тебя приложили, – покачала головой, – надеюсь, за стоящий поступок, иначе до ужаса обидно получить столько увечий за проигрыш в карты или мимолетное удовольствие с чужой женой.

Вспомнив несколько заклинаний, запустила диагностику состояния организма, выявив множественные переломы.

– Ну, что я могу сказать? Благо, ты без сознания, а то сейчас будет больно, – хихикнула, понимая, что не тренировалась в маги о-о-очень долго! Видимо, пришло время вспомнить.

В процессе латания живого пропустила прекрасный момент, как упрямое солнце, подбоченившись, вредно укатилось за горизонт, оставив лишь красное марево от заката вдалеке. Включать свет не хотелось, потому, зажгла свечу и, решив снова занять место в рыцарских латах, закурила сигару, подкурив её, собственно, от свечки. Как хорошо почувствовать хотя бы отголосок былой жизни. Сигареты несли мало вреда для приведения, зато тот же привкус, точно при существовании, даже дымный запах оставался внутри, придавая полупрозрачной женской фигуре серый цвет.

В сей неподходящий момент питомец пришел в сознание на несколько секунд и снова вырубился. Да, курящий рыцарь на низком табурете – то ещё зрелище. Этого действительно лучше не видеть. Улыбка сама натянулась на полупрозрачное лицо, оживив его насколько возможно.



Екатерина Банши

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться