Любимая для колдуна. Лёд

Font size: - +

Глава 8

Глава 8

 

Роз помогла мне переодеться и привела волосы в порядок, уложив в новую причёску. Я выбрала одно из самых тёмных и закрытых платьев, которое только смогла найти. Минимум косметики, всё спрятано — синий чулок и есть синий чулок. Не собираюсь выглядеть сексуально и своим видом раздражать мужчину.

Несмотря на все усилия, в зеркале стояла стройная девушка в закрытом облегающем наряде. Вид у нее был озадаченный, а места для полёта мужской фантазии оставалось предостаточно.

Махнув рукой на привлекательное отражение, я направилась в обозначенную столовую. Может, оно и к лучшему. Разговор. Просто разговор с Альросским был нужен как воздух или вода. За ужином мы встретимся, а там... Я обязательно найду способ поговорить.

Зал со стенами цвета бледно-голубой пастели был меньше остальных столовых. В уютной комнате со светлой мебелью собирались девушки. В центре стоял накрытый стол, горели красные свечи. Каждая из любимых, или, что вернее, любовниц выглядела потрясающе. Сейчас я казалась себе серой мышью среди красивейших ярких бабочек.

Девушки стояли в ряд, тихо переговаривались и, по всей видимости, ждали Альросского. Только я появилась на пороге, каждая наградила меня снисходительной усмешкой. Пожалуй, кроме Алиа. Та сосредоточенно смотрела, явно что-то обдумывая, а затем улыбнулась.

— Ева! Иди к нам.

И я пошла. Точно на ходулях. Ноги не гнулись, тело деревенело, сопротивляясь вместе с разумом предстоящей трапезе с мужчиной в компании его женщин.

— Красивое платье, Ева, — осмотрела меня с ног до головы Колин. — У Леми было такое же несколько дней назад. Только поярче.

— У Леми хороший вкус, — ответила я, мило улыбаясь в ответ.

В душе же... Не передать словами, что я чувствовала в душе.

«Гарем. Гарем. Гарем», — убийственно клевала одна и та же мысль. Могла ли я когда-то подумать, что окажусь здесь? Только надежда на благоразумие Ридерика и скорое избавление от этого кошмара помогали не впасть в панику и мило улыбаться.

Звук шагов привлёк всеобщее внимание, а потом... Потом двери распахнулись, и появился мужчина. Статный, красивый. В хорошем настроении. На губах играла загадочная улыбка. Сразу видно: хищник в предвкушении желанной добычи. Вся симпатия к лорду растворилась в одночасье.

Со стороны оно как? Стою среди других женщин и жду, когда скажут комплимент, улыбнутся, пригласят в постель. И я, как новая любимая, принявшая кубок, должна обрадоваться от свалившегося на меня счастья. Но вместо того чтобы улыбаться я нахмурилась и закусила губу от обуревающих мрачных и неприятных эмоций.

— Ева, — с беспокойством услышала его напряжённый голос, — у тебя всё в порядке?

Ох... Какой заботливый.

Я растянула губы в радушной улыбке, следя за тем, как удивленно изгибается мужская бровь.

Не вовремя накрутила себя. Зря. Сначала надо поговорить. Всё может измениться уже через час. Но факт оставался фактом: Альросский сильно удивился моей реакции. Видимо, не такой встречи дракон ждал.

— Всё хорошо, — произнесла я, приходя в себя.

Какое-то время Ридерик пристально смотрел на меня, словно пытался прочитать в лице то, в чём не мог разобраться, а потом, не отводя глаз, обратился к остальным:

— Девушки! Рад видеть вас. Давайте поужинаем?

И любовницы сразу оживились. Они радостно приветствовали своего милорда, расспрашивая о последних новостях в королевствах. Казалось, я перестала существовать для всех вокруг ровно до того момента, как моего локтя коснулась рука Ридерика.

— Пойдём, провожу тебя за стол, — тихо произнёс он, направляя меня к одному из массивных стульев.

«И покажу твое место», — мысленно договорила за него, сквозь тонкую ткань платья ощущая, как Альросский обжигает меня теплом.

Смирно позволила усадить себя, но внутри ёкнуло, когда Ледяной дракон дотронулся до моих плеч. Всего лишь приложил ладони. Но как он это сделал! Уверенно и властно, блестяще утверждая собственную роль.

Ридерик сел во главе стола, отдал слугам приказ. Я же... Посмотрев на Милен, поймала злой, ревнивый взгляд. Ещё один — чуть позже, и тоже исподтишка. При этом в зале раздавался смех, а дружеские разговоры казались непринуждёнными, исполненными общей симпатии. Идиллия как мираж для колдуна, за ореолом которой чувствовались лицемерие и боль. Женская боль.

Через несколько минут слуги начали заносить блюда с разнообразной едой. По столовой растеклись вкуснейшие запахи. Вот тут я поняла, как проголодалась после беготни по дворцу.

Сохраняя молчание, с лёгкой улыбкой следила, как тарелки наполняются овощами и зеленью, с каждой минутой расстраиваясь всё больше. Вынужденная диета из-за принятых устоев этого общества показалась не меньшим наказанием, чем жизнь в гареме. Жевание травки ради того, чтобы, скрывая голод, называться леди и нравиться мужчине прекрасными манерами, шло вразрез с моими внутренними взглядами. Да я все приобретённые за месяц калории растеряла сегодня на лестницах и переходах!

О здешних порядках можно только догадываться. Нет гарантий, что как только глава дома поест, полуголодные девушки не отправятся по комнатам. Одна из нас, конечно, останется с ним на ночь. Но я, раздираемая противоречиями, старательно отгоняла мысли о том, кто окажется сегодняшней счастливицей. Разговор — это одно. Любовные игры — совсем другое.

Решение оказалось простым в своей искренности. Никогда не любила врать себе, потому, не задумываясь, шёпотом обратилась к слуге с просьбой положить понемногу с каждого блюда. Вскоре тарелка заполнилась несколькими видами мяса, сыром, паштетами. Всё страшно калорийное, но очень вкусное на вид.

Хорошо приготовленная еда — прекрасный способ поднять настроение. Жизнь с переизбытком потрясений и физическая активность — способ не набрать лишний вес. Баланс соблюдён. И чем быстрее Ридерик разочаруется и поймёт, что никакая я не леди, тем лучше.



Елена Болотонь

Edited: 10.12.2017

Add to Library


Complain