Любимая для воина

Размер шрифта: - +

Глава 5.1.

К счастью, в данный момент от меня ничего не требовалось. Даже пресловутого согласия на брак. Судьба моя была решена. Спорить и что-то доказывать было бы бесполезно. Мои возражения не приняли бы всерьёз. Да и что я могла возразить? Меня ведь с ранних лет готовили к тому, что при выборе супруга придётся руководствоваться не личными симпатиями, а политическими выгодами. К тому же, будущий муж не урод какой-нибудь, а вполне симпатичный молодой человек. Даже королева сочла его привлекательным, а она, и в этом я уверена, знала толк в мужчинах.

Злость и цинизм, пропитавшие мои мысли, придали мне сил.

Я неподвижно застыла в двух шагах от Её Величества, скромно потупив взгляд, как и подобает юной девушке из аристократической семьи. В этой, кажущейся унизительной позе покорности, имелось немало преимуществ. И самое главное из них заключалось в том, что окружающие, не видя моих глаз, не могли проникнуть в мои мысли и чувства. Была бы моя воля, я предпочла бы оказаться подальше отсюда, лишь бы не принимать участие в этом фарсе под названием законный брак. Вот только моим мнением никто не интересовался.

Внешне я выглядела спокойной, хотя внутри меня всё клокотало от бешенства. Слишком сильна была во мне жажда жизни, и она не даст мне смириться с уготованной мне участью жертвы. Пока не знаю как, но я выберусь из этой ловушки, чего бы мне это ни стоило.

Я глубоко погрузилась в свои размышления, обдумывая сложившуюся ситуацию, и совершенно выпала из реальности. Прикосновение чужой руки вывело меня из задумчивости и заставило насторожиться. О том, что должно произойти здесь и сейчас, долго гадать не пришлось. Её Величество так торопилась воплотить свой гениальный план в жизнь, что решила не откладывать предстоящее бракосочетание в долгий ящик. По такому случаю в королевский дворец был приглашён Верховный жрец, призванный безотлагательно скрепить брачными узами наш союз.

Все присутствующие отнеслись с пониманием к нарушению принятого в высшем обществе протокола, единодушно согласившись с тем, что в столь трудное для страны время вполне допустимы некоторые послабления оного. Шестимесячная помолвка была признана непозволительной роскошью при данных обстоятельствах, ведь этот союз важен не только для герцогства Белхейм, но и для всей Толессы в целом. К тому же, поручителем на нашей свадьбе выступила сама королева, а это само по себе являлось делом исключительным.

Монотонное, звучащее на одной ноте, песнопение жреца вызывало во мне лишь глухое раздражение. Он вещал о святости семейных уз, о праведности и благочестии, о любви и верности, о готовности разделить на двоих тяготы жизненного пути.

Пустые, ничего не значащие слова. Между мной и моим супругом ничего этого нет и никогда не будет.

На мужа я не смотрела. Мне хватило одного мимолётного взгляда, чтобы оценить его внешнюю привлекательность. Вероятнее всего, два года назад я влюбилась бы в этого красивого мужчину до умопомрачения и слепо ему доверилась, безоговорочно признавая его власть над собой, но не теперь. Не после того, как привычный доселе мир разлетелся на осколки, а мне, для того, чтобы выжить, пришлось стремительно повзрослеть.

Я слегка вздрогнула, когда тонкий золотой браслет опалил холодом моё запястье, навсегда связав мою жизнь с красивым незнакомцем. На руке стоящего рядом мужчины сомкнулся браслет потолще и помассивнее моего. Верховный жрец завершил обряд и неслышно отступил в тень, а после и вовсе в ней растворился, как не бывало, вызвав тем самым у окружающих священный трепет.

«Теперь только смерть разлучит нас», - усмехнулась я мрачно, мысленно прислушиваясь к своим ощущениям.

Это было странно, но ничего кроме усталости я не чувствовала. Ещё одно из важнейших событий в моей жизни прошло не так, как мечталось в детстве. Скорее всего, теперь вся моя жизнь пойдёт наперекосяк. И лучше сразу выкинуть из головы все те глупости, о которых я любила грезить по ночам, лёжа в своей постели, тогда будет легче воспринимать действительность. По крайней мере, не придётся разочаровываться каждый раз, когда что-то пойдёт не так.

В руки мне сунули серебряный кубок. Машинально я сделала несколько глотков тёплой сладковатой жидкости, довольно мерзкой на вкус. Облизав ставшие липкими губы, я невольно поморщилась - приступ тошноты чуть было не заставил меня оконфузиться перед гостями. Скорее всего, это нервное напряжение последних часов давало о себе знать. К счастью, всё обошлось.

«Я сильная, я справлюсь», – пообещала я самой себе, стараясь не думать о том, что осталась в целом мире одна и помощи ждать неоткуда.

Я держалась изо всех сил, но лучше мне не становилось. Тошнота почти отпустила, но на смену ей пришла слабость. Сознание странно помутилось, мысли стали вязкими, будто патока. Я почти не различала лиц окружающих меня людей, где-то на заднем плане слышались голоса, но слов я не различала.

С трудом передвигаясь на негнущихся ногах, я почти не соображала, куда иду и зачем. Последнее, что отметило моё сознание – это холодную гладкость простыней и невесомое покрывало, укрывшее меня сверху. Мне сразу стало тепло и уютно, совсем как в детстве. Расплывшись в счастливой улыбке, я наконец провалилась в блаженную темноту.



Ольга Лебедева

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться