Любимая игрушка Осени

Размер шрифта: - +

Глава 5

Замок Времен года поражал.

Издали - это величественное сооружение на высокой скале, с грозными пиками устремленными прямо в небо. Извилистая дорожка, ведущая к Замку петляла, поднимаясь в гору. Если б нашелся смельчак, осмелившийся подняться по этой змеистой тропинке, он бы оказался перед огромными дубовыми воротами. Ни открыть их, ни взломать не смог бы и целый полк. Но одного лишь прикосновения повелителя сезона достаточно было, чтобы ставни отворились.

Сейчас дорожка была усеяна желтыми и красными листьями, а ворота темнели влажными пятнами от дождя. Но через пару дней, эта картина изменится. Наступит власть Лейдина и тогда все окрестности и стены замка будут покрыты инеем и тонкой коркой льда.

Три этажа замка были негласно разграничены. Первый этаж - общий. Там находились трапезная, где испокон веков собирались лорды Зимы, Весны, Лета и Осени со своими женами и детьми. Там же находилась библиотека и музыкальные залы. Второй делился на четыре равные части. Северная, зимняя сторона принадлежала Лейдину, южная - Дориану, восточная - Кристиану, а западная - Орфею Осеннему. В каждой части властвовали свои краски и орнаменты.

Самым магическим и непостижимым был третий этаж. Именно там располагался Зал стихий и Переходов. Просторная, почти бескрайняя зала была наполнена зеркалами. Круглые и квадратные, овальные и прямоугольные, гладкие и ребристые они стояли в понятном только лордам порядке. Порталы будущего и прошлого, эти тонкие грани позволяли переноситься на любые расстояния и в любое время.

Посреди Зала Стихий чернел круглый дубовый стол. За ним восседали трое Лордов. Кристиан, сегодня в ядовито-салатовом костюме и розовой бабочке, закинув ноги на стол с безмятежной улыбкой поигрывал носками своих сапог. Время от времени он стряхивал пылинки с пиджака и вдыхал аромат маргаритки в петлице. Дориан, установив локти на столе, подпер подбородок кулаками. Его взгляд то и дело возвращался к Орфею. Глаза Летнего блестели, как сапфиры на его перстнях.

Орфей, весь погрузившись в свои думы, сидел облокотившись спиной к стулу. Он прикрыл ладонью глаза, словно решивший вздремнуть человек. Только его тонкие пальцы, время от времени подрагивающие на подлокотнике, говорили, что он далек ото сна. Им в равной степени владели мысли о будущем их квартета и думы о Еве. Девушка обещала подумать над его предложением и у Орфея странно немели пальцы, когда он представлял, что она может отказать ему. Удивительно, что всего три дня знакомства с Евой так действовали на него. Помимо того, что он не мог прочесть ее, так он вдруг осознал, что совсем не понимает себя. Точнее перестал понимать, с тех пор как встретил ее.

Эта необычная, замкнутая и хрупкая дева разжигала в нем... нет, не страсть. Любопытство. По крайней мере, Орфей так определил для себя это чувство голода и тяги. Ему хотелось узнать о ней все. Расспросить ее о прошлом. Понять, какие мысли роятся в ее голове, когда она смотрит на него своими чистыми и серьезными глазами. Пока он видел лишь боль. Но не может юная девушка нести в своей душе только боль! Это удел зрелых людей, получивших колючие уроки Судьбы. Судьба. Эта дама очень капризна и своенравна - Орфею ли не знать?  

Лорды молчали. С минуты на минуту они ожидали появления Лейдина. Вот еще одна проблема, или задача. Смотря как отнестись к рождению девочки. Дочь Лейдина. Будущая Леди Осень.

Орфей тяжко вздохнул. Всего два случая было с момента сотворения мира, когда повелительницей сезона становилась девушка. И оба раза это приводило к катастрофе. Жуткие события влекло за собой появление девочки. Сама природа как будто взрывалась. Один раз это был огонь - он сжег дотла все живое, превратив древний дикий мир в пепелище. Второй раз это был потоп, который чуть не уничтожил все вокруг. Оба случая тяжело дались Земле и живущим на ней существам, животным, людям. Что ждет их теперь - Орфей боялся даже предположить.

Двери распахнулись громко и резко. Лейдин ворвался в Зал стихий как буран. Звонко отбивая сапогами каждый шаг, он быстро приближался к столу. За ним шлейфом летели снежинки и белый морозный воздух.

Лицо Зимнего было как и всегда невозмутимо, однако серые глаза отчаянно сверкали. Орфей взглянул на своего друга и чуть заметно кивнул. Лейдин рад - безумно, до потери сознания. На минуту Орфей задумался - каково это стать отцом желанного ребенка от желанной женщины? Что это вообще такое - любить и быть любимым? Судя по Лейдину - высшая точка человеческого счастья. Ни разу, за многие сотни лет, Орфей не видел такого умиротворенного и блаженного взгляда у Лея.

- Как твои красавицы поживают? - лениво растягивая слова спросил Крис. Он снял с петлицы маргаритку и кинул ее Лею. - Вот, передай от меня красотке Лионе. Вместе с поцелуем.

Лей машинально поймал брошенный цветочек. Сжав его на мгновение в широкой ладони, он кинул обратно ледяной шарик с маленьким цветочком в середке. Шарик громко покатился по черной поверхности стола и ударился о ногу Криса.

- Твои губешки ждет такая же участь, если попробуешь коснуться ими Лионы.

- Ах... - нарочито печально вздохнул Крис с интересом рассматривая ледяной гербарий. - Как же тухло жить тысячи лет без чувства юмора, да Лей?

Лейдин отодвинул тяжелый стул, который со скрипом прошелся ножками по полу. Сев в него он улыбнулся Крису:

- Как думаешь, Злата оценит мое... чувство юмора, если я отморожу тебе твое?

Ленивая улыбка не покинула Криса, только зеленые глаза сверкнули как два обнаженных клинка. Он сжал ледяной шарик сильными пальцами и тот с хрустом разломался, освободив жалкий, помятый цветочек из ледяного плена.



Сказа Ламанская

Отредактировано: 15.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться