Любимая, останься

Глава 3. Что за птица такая?

 

Глава 3. Что за птица такая?

 

Ламмерт среагировал молниеносно — задвинул Марту за спину. И из этой относительно безопасной позиции она наблюдала, как из-за ствола дерева показалась немолодая женщина. Её длинные седые волосы были небрежно схвачены лентой. Безразмерный чёрный балахон закрывал почти всё тело — только руки по локоть были обнажены.

— Атильда, — шепнул Марте Ламмерт.

Что бы это значило? Слово показалось смутно знакомым. Ничего отрицательного или положительного с атильдой у Марты не ассоциировалось. Память подсказывала, что речь про что-то нейтральное, при этом как-то связанное с магией. Кажется, так называют женщин с каким-то особым даром. Но вот с каким именно, Марте вспомнить не удалось.

Ламмерту явно не нравилось, что атильда начала приближаться.

— Что тебе надо? — спросил не очень-то вежливо, продолжая оттеснять Марту подальше от старухи.

— Я же сказала, могу помочь снять Путы, — бросила та с кривой ухмылкой и перевела взгляд на Марту: — Ты ведь этого хочешь?

Ещё как хочет. Марта уже изрядно устала от того, что тело будто окостенелое, и в голове туман. Она бы с радостью бросилась к старухе, чтобы та избавила её, наконец, от мучений, и останавливало Марту только то, что Ламмерт был от этой идеи, кажется, далеко не в восторге.

— Уходи, — прикрикнул он на атильду, грозно тряхнув головой.

Но та и не подумала. Избрала странную тактику — начала ходить вокруг них кругами. Ламмерт держал все её передвижения под контролем, постоянно прикрывая Марту спиной.

Теперь, когда старуха была буквально на расстоянии вытянутой руки, удалось рассмотреть её лицо поподробней. Глаза — маленькие глубокие прищуренные. Черты крупные — больше подошли бы рослому мужчине. Кожа гладкая — и не подумаешь, что женщина немолода. Что-то во всём этом образе было неправильное, цепляющее. И вдруг в памяти шевельнулось смутное воспоминание. Эх, только бы не упустить! Кажется, когда-то Марта уже видела это лицо. Когда, где? Нет, ничего конкретного вспомнить не получалось.

— Уходи, — голос Ламмерта налился решительностью. — Не то пожалеешь.

Старуха не вняла его угрозе. Лишь скрипуче рассмеялась:

— Отдай мне девку. Зачем она тебе?

— Я предупреждал, — рука Ламмерта потянулась к медальону, свисавшему с его шеи, и старуха сразу же сменила насмешливый тон на елейный.

— Ладно-ладно, — она миролюбиво приподняла ладонь и попятилась.

Что произошло дальше, Марта не совсем поняла. Кажется, атильда напоролось на сук, и её резко повело в сторону. Затем она споткнулась и потеряла равновесие. Марта машинально бросилась поддержать атильду и на мгновение оказалась в её объятиях.

— Это Ключ Воли, — шепнули Марте в ухо и вложили в руку что-то маленькое — не больше пуговицы.

В следующее мгновение старуха отшатнулась.

— Да не гляди ты на меня так, — бросила она ворчливо Ламмерту, — ухожу, не видишь? — и резво заковыляла прочь.

Марта зажала в кулаке неожиданный подарок. Не знала, что и думать. Вот это маленькое кругленькое плоское нечто и есть Ключ Воли? С помощью него можно избавиться от Пут? Выходит, теперь ей не нужно ждать чьей-то милости, а можно помочь самой себе? Идея казалась невероятно соблазнительной. Может, сделать это прямо сейчас? Додумать мысль Марта не успела — услышала топот копыт. Ламмерт мгновенно оттянул её в кусты и мягко, но настойчиво надавил на плечи, заставляя пригнуться. Но Марта даже испугаться не успела. Через пару секунд её отпустили, позволив выпрямиться.

— Свои, — успокоил Ламмерт.

Это действительно были свои — отряд герцога в полном составе под его предводительством. Все целы и невредимы.

Генрих остановился в метре от зарослей, в которых пытались укрыться Ламмерт и Марта.

— Что произошло? — устремил он взгляд на лекаря.

— Наш конь попался в ловушку вольников… — начал отчитываться Ламмерт.

— С ней всё в порядке? — перебил Генрих, нахмурившись. Глаза потемнели как небо перед грозой.

— Да, Ваша Светлость.

Герцог окинул Марту придирчивым взглядом с головы до ног и, кажется, остался доволен. Сделал в сторону Ламмерта едва заметный одобряющий жест, отчего лекарь просиял. Видимо, заслужить похвалу от Генриха не так и просто.

— А что с тобой? Ранен?

Марта проследила за взглядом герцога. Вот чёрт! Штаны Ламмерта в районе бедра были разодраны. На ткани алело довольно обширное пятно крови. Видимо, он повредил ногу, когда упал с лошади. А Марта до этой минуты ничего и не заметила. Он ведь ни разу даже виду не показал, что ранен. Был сосредоточен только на том, чтобы не дать подопечную в обиду. Нет, он, конечно очень юн, этот добрый доктор Айболит, но мужества и самоотверженности ему не занимать.

— Я справлюсь, — спокойно ответил он Генриху. — Мне нужно четверть часа.

— Хорошо. Гольтен, останешься с Ламмертом, — распорядился герцог, и один из его людей тут же спешился. — Остальные со мной.

Генрих подал своему скакуну команду, и тот вплотную приблизился к Марте. Она моргнуть не успела, как сильные руки подхватили её, чтобы усадить в седло. В этот раз она оказалась не сзади, а спереди от седока, спиной прижатая к его мощной груди.

Отряд, выстроившись гуськом, тронулся в путь. Первые несколько минут голова Марты была занята вопросом, что делать с Ключом Воли, который она продолжала сжимать в кулаке. Рассказать ли о нём Генриху или лучше промолчать и, наоборот, понадежнее припрятать на всякий случай?

Если бы она доверяла герцогу на все сто, то, конечно, не стала бы скрывать от него тайный подарок атильды. Но она не доверяла. Он ведь даже так до сих пор и не рассказал, что ему от неё нужно. Марта чувствовала, что её что-то может связывать с этим человеком. Ведь его голос вызывает в ней непонятные ощущения. А ещё запах. Да! Теперь, когда она вынужденно находилась практически в его объятиях, её нос щекотал его аромат, который казался знакомым. Чуть пряный, чуть горький, чуть солоноватый — очень мужской, дразнящий… и опасный. Вот именно! Подходящее слово — опасный. Поэтому ни о каком доверии речи идти не может, а значит, Ключ Воли необходимо спрятать.



Ольга Обская

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться