Любимая, останься

Глава 4. Всё в твоих руках

 

Глава 4. Всё в твоих руках

 

Когда ты прижата крепкой мужской рукой к крепкой мужской груди, наверно, поздно размышлять о том, можно ли доверять этому мужчине. Ох, похоже, влипла Марта по полной. Герцог явно имеет на неё какие-то планы, которые совсем не обязательно понравятся ей самой. Из положительного только то, что Марта, по всей видимости, нужна ему живой и невредимой. Вон как он печётся о её безопасности. Из отрицательного — то, что у Марты по прежнему катастрофически мало информации.

— Ваша Светлость, зачем я вам?

Хотела бы Марта иметь возможность смотреть в глаза Генриху, когда задавала этот вопрос. Но тесное седло и железная хватка седока не давали ей возможность развернуться.

— Я всё расскажу тебе, когда сниму Путы. Пока говорить о твоём будущем не имеет никакого смысла. Действие Пут затуманивает твоё сознание. Ты не сможешь трезво оценить сделку, которую я хочу тебе предложить.

Как хорошо, что Марта уже поняла, что нужна Генриху живой и непокалеченной. Это значит, в его планы не входит причинять ей вред. По крайней мере, пока. Поэтому она может позволить себе говорить с ним открыто и прямо, не боясь, что он открутит ей за это голову.

— Ваша Светлость, каким бы затуманенным ни было моё сознание, но оно мне подсказывает, что словом «сделка» часто называют сомнительные авантюры.

Кажется, Марта всё же разозлила Генриха своим выпадом. Он подозрительно замолчал. И даже более того, она ощутила, как его мощная грудь начала сотрясаться. Хотя… стоп. Похоже, это не гнев. Его наглая Светлость — смеётся. Да-да. Пусть безмолвно, но он явно потешается над её словами. Вот такой реакции от мрачного герцога Марта точно не ожидала.

— Что забавного вы нашли в моих словах?

— Поговорим, когда сниму с тебя Путы.

— Тогда снимите прямо сейчас.

— Нельзя. Путы не только сковывают твоё тело и сознание, но и защищают — они сбивают ищеек со следа.

— А когда Вы их снимете? В сторожке?

— Нет, — прозвучало довольно резко. — Не раньше, чем мы доберёмся до моих владений. Там ты будешь в полной безопасности.

— Выходит, в сторожке небезопасно?

— Чужим непросто отыскать жилище старца Вилхерта. Он умеет прятать его от непрошенных гостей. Но всё же не стоит рисковать. Просто доверься мне.

Довериться? Нет, не получалось. Но Марта решила не спорить. Зачем? У неё есть Ключ Воли. Если она разберётся, как им пользоваться, то избавится от Пут без чьей-либо помощи.

Какое-то время отряд ехал вдоль берега ручья. Деревья в этой части леса были невысокими, кустарники попадались редко, но зато по земле стелился туман. И чем дальше продвигались всадники, тем туман становился плотнее.

Марта напряжённо вглядывалась в картинку, подёрнутую синеватой мглой, в надежде разглядеть признаки жилья. Где обещанная сторожка? Ей смертельно хотелось хоть небольшой передышки. Тело ныло от неудобной позы. Ей бы сейчас вытянуться, принять горизонтальное положение, пусть не в кровати — она согласна хоть на солому, хоть на жёсткий коврик на полу.

Однако хижины в поле зрения так и не было видать. Наоборот, туман вокруг сделался настолько плотным и непроглядным, что бесполезно было пытаться сориентироваться. Не было видно даже собственных пальцев, если вытянуть руку. Так вот что имел в виду Генрих, когда говорил, что Вилхерт умеет прятать свою сторожку?

Марта не могла понять, куда брели лошади в этой вязкой пелене. Как чуяли нужное направление? Дивно, но через несколько минут, туман неожиданно рассеялся, и взгляду открылся аккуратный домишко, приютившийся на высоком берегу ручья.

Хозяин сторожки поджидал гостей на крыльце. Марте понравилось его добродушное лицо, испещрённое морщинами. У него был тёплый понимающий мудрый взгляд человека, много повидавшего на своём веку. Он не стал ни о чём спрашивать гостей, будто и так знал, зачем они пожаловали. С приветливой улыбкой встретил их почтительные поклоны, а затем радушно распахнул двери.

Несмотря на свой преклонный возраст, Вилхерт оказался шустрым и расторопным. Не прошло и получаса, как все были пристроены: кони — на дворе под навесом, люди герцога — в небольшой гостиной. И сам герцог — там же. А вот для Марты выделили отдельную комнату. Крохотную, но чистенькую. Не забыл хозяин и про ужин. Пока гости приводили себя в порядок с дороги, на столе в гостиной появилась нехитрая еда — котелок с сытной горячей похлёбкой и круглая буханка чёрного хлеба.

Было что-то удивительно уютное в этом позднем ужине. Маленький стол оказался тесным для такого количества гостей. Марту задевали локтями, сидящие с двух сторон от неё бойцы герцога. Но она не чувствовала раздражение. Наоборот, её даже умиляло, с каким аппетитом набросились на еду уставшие проголодавшиеся мужчины. Она и себе не отказала в удовольствии, зажмурившись втянуть умопомрачительный аромат, исходящий от тарелки с похлёбкой.

Утолив первый голод, мужчины заговорили о чём-то своём, кажется, о конской сбруе. Марта понимала их разговор с трудом и её мысли потекли своим ходом. А подумать ей было о чём. Вскоре она уединится в комнате, которую ей отвёл Вилхерт. Впервые с той минуты, как Марта очнулась, она останется без чьего-либо навязчивого надзора. Это очень удобный момент, чтобы попытаться снять Путы. Только вот вопрос: стоит ли это делать? Генрих убеждал, что Путы не только сковывают, но и защищают. Однако можно ли ему верить? Ведь не исключено, что герцогу просто выгодно такое зависимое положение Марты. Пока на её ноге чёртов браслет, а на голове обруч, она будто и не принадлежит сама себе — не может ни сопротивляться, ни сбежать.

Свобода или безопасность? Что важнее? Как поступить?

— Как поступить? — этот вопрос, произнесённый одним из людей герцога, заставил Марту вынырнуть из своих мыслей и снова попытаться уловить нить разговора окружавших её мужчин.

Если Марта правильно поняла, они обращались к старцу за советом. Но что именно хотели выяснить, она упустила. Вилхерт ответил не сразу. Его сосредоточенный взгляд остановился почему-то на Марте.



Ольга Обская

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться