Любимая, останься

Глава 15. Герцог сказал — герцог сделал

 

Глава 15. Герцог сказал — герцог сделал

 

Это смотрелось немного комично — к озеру стремительно приближалась Бадди в безразмерном старушечьем балахоне на пегой лошади, которая скакала бешеным галопом. Кто бы мог подумать, что атильда умеет так хорошо держаться в седле? Генрих, глядя на эту эпическую картину, в сердцах выругался. Негромко, но Марта уловила пару нелестных слов, адресованных сумасшедшей наезднице. Однако сама Марта была рада видеть свою компаньонку.

— Как ты умудрилась нас догнать? — спросила она первым делом, как только взмыленная Бадди спешилась.

Генрих одарил атильду тяжёлым взглядом и хоть ничего не сказал, но Марта знала, что его интересует в точности тот же вопрос, который задала она.

— А вы думаете, заговаривать лошадей умеет только старец Вилхерт? — разродилась атильда ехидной фразой, гордо вздёрнув нос.

— Ты тоже? — Марта округлила глаза. Да у Бадди, оказывается, талантов не меряно.

— Почему я? Есть у меня некоторые сбережения… А за деньги можно добыть, что угодно. Даже заговорённую лошадь.

Видимо, Бадди пришлось хорошо раскошелиться. Интуиция подсказывала, что добыть поздним вечером скакуна, на которого наложено заклятие неутомимости, задача не из лёгких. И всё это только ради того, чтобы догнать Марту? Впечатляет. А вот у Генриха прыть атильды не вызвала восторгов.

— Зачем явилась? — спросил неласково.

— Всё за тем же. Деве нужна компаньонка, — назидательно выдала Бадди, игнорируя неприветливую интонацию Генриха. — Я поеду с вами. Заодно и лошадь твою разгрузим. Часть пути Марта может ехать со мной в седле.

Генрих усмехнулся наглости собеседницы и покачал головой.

— Она будет всю оставшуюся дорогу ехать со мной. Это вопрос её безопасности.

— Нет, — не унималась Бадди. Она выпятила грудь и пошла на герцога. — Она будет скакать с тобой в седле только до границы твоих владений. Въехать в ворота замка она должна в карете на пару со своей компаньонкой. Одетая, как подобает леди, а не в костюме горничной. Её должны принять в замке как дорогую гостью, а не как дешёвую девку, которую ты подобрал в таверне.

С каждым словом Бадди подходила всё ближе и ближе к Генриху и последнюю фразу произнесла уперев указательный палец ему в грудь.

— В Клостене наймёшь нам с ней карету и купишь ей дорогое платье. Надеюсь, у тебя с собой достаточно денег, — смерила она герцога уничижительным взглядом. — И ещё скажи спасибо, что я не требую с тебя плату за обязанности компаньонки, а выполняю работу на добровольных началах.

Марта наблюдала за перепалкой молча и, честно говоря, даже получала от неё какое-то удовольствие. Бадди была бесподобна в своём пламенном напоре. А как выкрутила! Генрих ещё, оказывается, благодарить её должен. Хотя судя по его взгляду в его намерениях было скорее убить её.

— А что касается безопасности, — продолжила атильда, — так я вот что тебе скажу. Одеть деву в дорогое платье и представить как леди — это отличная маскировка. Кому в голову придёт, что знатная дама может оказаться ве́личем?

Генрих и Бадди ещё несколько секунд вели безмолвную борьбу взглядами и, наконец, он сдался:

— Хорошо, платье и карета будут.

Герцог сказал — герцог сделал. Под вечер они добрались до небольшого городка — Клостена. Заезжать не стали. Генрих с Мартой расположились на привал в тихой пригородной рощице, а Бадди была отправлена в город, чтобы осуществить свою задумку.

Она обернулась за час. Прям как добрая фея из сказки про Золушку — обеспечила и карету, и кучера, и роскошное платье, правда, не по мановению волшебной палочки, а на деньги герцога, но не суть.

Переодеваться пришлось в кустах. Марта скрылась в зарослях в наряде горничной, а вышла оттуда в бархатном дорожном костюме знатной леди. Бадди с размером угадала. Тёмно коричневое мягкое платье село идеально. К нему в комплект шла накидка, отороченная мехом. Туфли тоже бархатные. Шляпка, перчатки. В общем, Марта влетела герцогу в копеечку.

Он окинул преобразившуюся Марту оценивающим взглядом, усмехнулся каким-то своим мыслям и велел немедленно трогаться в путь.

Последний отрезок дороги обещал пройти с комфортом. Марта с удовольствием отметила, что сидения в карете обиты мягкой тканью. Кроме того, она обнаружила несколько подушечек, которые можно было подкладывать под спину или шею. Она не стала пренебрегать предложенными удобствами — обложилась подушками и откинулась на спинку.

Бадди, наоборот, удобства проигнорировала. Плюхнулась на соседнее сидение и как только карета тронулась, начала нашёптывать:

— Пока сбежать не получится. Герцог не даст — всё время настороже, — она отодвинула шторку, посмотрела в окно, и снова задвинула. — Вон, окаянный, гарцует рядом. Но ничего, попробуем улизнуть сегодня ночью. Хотя из замка сделать это будет непросто. Там не замок — целая крепость. Но что-нибудь придумаем. Деньги у меня есть. Я свою пегую лошадку заговорённую продала. С выгодой, — в голосе Бадди проскочили нотки гордости.

Марта и не сомневалась в её коммерческих талантах. Была уверена, что компаньонке ничего не стоит продать что-то дороже, чем купила. Но какими бы выдающимися ни были её способности, насчёт побега Марта уверена не была. Она так устала за последние дни. Эти бесконечные поездки и погони. Хотелось хоть немного отдохнуть. А компаньонка предлагает опять бежать?

— Нет, Бадди, только не сегодня ночью. Куда торопиться? Надо осмотреться. Понять, что хочет Генрих…

— Вот этого-то я и боюсь, — нетерпеливо перебила атильда.

— Чего?

— Того, чего он хочет, — Бадди сделала непонятный жест руками.

Марта чувствовала, что дальше последуют объяснения, и приготовилась слушать.

— Ему нельзя доверять, — ничего нового не сказала атильда.

— Почему ты так настроена против него?

— Потому что мы уже однажды имели с ним дело. Вернее, не мы, а ты.



Ольга Обская

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться