Любимый цветок фараона

Размер шрифта: - +

0.4 «Настоящая писательница»

Торт и кофе были настолько великолепны, что Сусанна даже забыла про злополучного соседа, но потом у нее вдруг зачесалась спина. Реза, должно быть, уже в зале, потому что объявили посадку, и он должен был пойти одним из первых. Только бы не видеть его отвратительных глаз.

И Сусанна решила не оборачиваться, пока не объявят общую посадку. Однако же, когда она поднялась следом за Мариной, чтобы встать в очередь, она увидела Резу у стойки. Неужели ждет, что она передумает! Действительно козел! Но Реза, едва шевельнув губами в улыбке, прижал к груди сумку, слишком большую для деловой, и скрылся в посадочном коридоре. Сусанна выдохнула, надеясь больше с ним не пересекаться.

В самолете Паша попросил стюардессу пересадить Сусанну к ним, и араб, сидевший рядом, с радостью согласился поменяться местами. Теперь взлетать было не страшно. И стюардессы казались милыми. Даже та, что принесла еду, хотя и была с покрытой головой. А вот соседи сзади оказались довольно нахальными. Они непрестанно колотили в кресло Сусанны. Но, может, и за дело, ведь из-за нервов и выпитого на прошлом рейсе, она слишком громко зачитывала Марине начало своего романа про то, как юный жрец нашел в реке девочку. Сусанне нравилась ее похвала. Впервые посторонний человек сказал, что поражен ее знаниями. У Марины аж создалось ощущение, что книгу писал настоящий египтолог.

Паша молчал, хотя пару раз Сусанна перехватывала его многозначительный взгляд, но не затыкалась и продолжала читать. И вот наконец, к счастью соседей сзади, объявили посадку. Малюсенькие квадратики домов то появлялись, то вновь исчезали в тумане. Казалось, им не будет конца и края. Даже их окна стали различимы, а аэропорт все не появлялся и не появлялся. Дети плакали. Соседи кашляли, а Сусанна глядела с замирающим сердцем на песочные полосы. Посадка вновь оказалась мягкой, и она мысленно поздравила себя: «Добро пожаловать в страну пирамид, Суслик!»

И вот наконец они в автобусе. Сусанна достала телефон и тут же убрала. Толку в сумеречной съемке никакого, и батарейка почти разрядилась, а хотелось сделать хоть один хороший снимок, чтобы послать родителям. Да и обыкновенные деревья, сменившие на трассе пальмы, не особо прельщали глаз. Только парочка минаретов заставила Сусанну оторваться от созерцания спинки переднего кресла. В отокаре к ней никто не подсел, и пришлось гнать от себя неприятные мысли относительно сложившегося о ней мнения. К отелю они подъехали уже в темноте, и после прохождения металлоискателя Сусанна действительно была рада получить ключ и закончить наконец этот дурацкий день. Они втроем зашли в лифт, и Сусанна навалилась на ручку своего чемодана.

— Ты действительно не хочешь поужинать? —Забота Паши стала действовать на нервы еще больше. — Внизу есть нормальный бар. Я пить тебе, конечно, не предлагаю…

Он хихикнул, а Сусанна сжала кулаки. Марина выглядела скорее раздраженной, нежели уставшей. Еще бы, она ехала сюда, чтобы вспомнить с мужем счастливые денечки, а не для того, чтобы тот пас малолетку, которой первый встреченный араб предложил деньги.

— Наши номера совсем рядом, — заключил Паша в коридоре, когда жена уже взяла его под руку. — Мы утром зайдем за тобой. У нас первая половина дня свободная. Можно в музей через дорогу сходить. На мумии посмотреть.

Сусанна кивнула и поспешила вставить ключ. Конечно, шансы столкнуться с Резой почти равны нулю, но думая о музее, она непроизвольно подумала и о нем. В первую очередь надо привести волосы в божеский вид и приготовить на завтра длинную юбку, чтобы никто не думал больше подходить к ней с непристойными предложениями.

В номер никого не подселили, и она швырнула рюкзак на сдвинутые вместе полуторки. Если бы сестра была рядом, ничего подобного бы не случилось, а теперь надо попытаться поднять себе настроение, испорченное арабской выходкой. Она подключила планшет к гостиничной сети и послала родителям сообщение. С ней действительно, к счастью, все в порядке. И завтра тоже будет все хорошо. Она пойдет в музей, о чем и написала родителям.

Незакрытый файл романа заставил Сусанну присесть в кресло у окна. Она читала долго, потому что ей вдруг совершенно расхотелось спать, а когда наконец заставила себя забраться под одеяла, ее выгнала оттуда дурацкая гигиеническая мысль, навеянная сценой в романе, где прислужницы убрали с тела Нен-Нуфер все лишние волосы.

Сусанна прошла в ванную. Как она могла забыть про бритву — по местной жаре ей не поможет никакой дезодорант! Заодно и зубы повторно почистит и наконец уснет. Светильник у кровати слепил не хуже храмового факела, и она потушила его. Впереди была короткая ночь и длинный день. День, которого она так долго ждала. Первый день в Каире.



Ольга Горышина

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться