Любимый цветок фараона

Размер шрифта: - +

4.5 "Бесплатная модель"

Сусанна не могла поверить, что мать Резы приготовила для неё обыкновенный куриный бульон. Правда добавила какую-то восточную специю, но та не сильно изменила привычный вкус и, закрыв глаза, Сусанна на миг почувствовала себя дома. Лишь на миг, потому что тут же на её плечо легла рука хозяйки. Та, видно, испугалась, что гостья решила потерять сознание, но Сусанна наоборот уже начала возвращаться в нормальное состояние.

Реза, схватив сэндвич с курицей, удрал из кухни — то ли по делам, то ли чтобы не портить ей аппетит, то ли просто прятался от материнских глаз. И Сусанна боялась смотреть в глаза мадам Газии. Хотелось вскочить и закричать на весь дом, что она не спала с Резой. Фраза жгла язык! Но Сусанна продолжала обжигаться бульоном.

Аббас вообще к ней не вышел, хотя она прекрасно слышала, как он в соседнем зале на повышенных тонах разговаривает с братом по-арабски. Вернее то был монолог, потому что Реза так ничего и не ответил. Зато хозяйка только больше засуетилась вокруг гостьи, предлагая то сэндвич, то кусочки куриной грудки, то ароматное крошево непонятно из чего, но Сусанна мотала головой, не в силах произнести даже элементарное «thank you» без опасения разреветься.

Хотя она действительно наелась — бульон был настолько плотным, что приобрёл зеленоватый оттенок. Она, наверное, и от ужина откажется… Правда, когда мадам Газия, отчаявшись накормить гостью, поставила перед ней блюдо с печеньем, Сусанна не удержалась и схватила одно. Круглое с абрикосовым джемом в середине — на вкус как курабье, только неровное, потому что домашнее.

— Did you finish eating? (Закончила с едой?)

Реза заглянул в столовую из кухни — видно зашёл со двора, поднявшись из мастерской. Сусанна вскочила и, пролепетав для хозяйки «шакар», поспешила на зов. Реза указал рукой в сторону спальни.

— В ванной найдёшь платье. Снимай всё и надевай его. Когда я говорю всё, я имею в виду всё. Поняла?

Сусанна кивнула и обрадовалась, что он не пошёл следом. Когда они приехали, она понадеялась, что ей вновь предложат комнату наверху, но Реза, не говоря ни слова, поставил её чемодан перед своим шкафом. Может, он просто не хочет, чтобы она была рядом с Аббасом, и на ночь сам уйдёт наверх? Она хотела уточнить это, когда он перевесил костюмы к рубашкам, полностью освободив для неё одну половину шкафа, но пока она гадала, как бы тактичнее спросить, чтобы потом до вечера не краснеть, Реза ушёл, оставив её наедине с раскрытым чемоданом. Собственно в шкаф вешать было нечего — из того, что она может здесь надеть, чистым оставался лишь сарафан. Правда, есть ещё футболка, и её она повесила на вешалку. Теперь же Сусанна аккуратно зацепила за крючки ещё и снятую юбку, чтобы та хоть немного отвиселась, пока Аббас отрабатывает свой мнимый проигрыш.

Льняное платье оказалось сшитым руками — мистеру Атертону во всём важна аутентичность. Наверное, и полотно домотканое. Впрочем, так делают, кажется, все реконструкторы. Умывшись, она облачилась в платье и проверила его перед зеркалом на предмет прозрачности. Лён, конечно, не шёлк, но всё равно стоять в таком виде перед братьями не хотелось. Только кто её спрашивает! Она сунула ноги в сандалии, также ручной работы — хорошо ещё без золотых бляшек. С лихвой хватает остававшихся на руках браслетов.

Выдохнув, Сусанна вышла в спальню, заранее зная, что найдёт в ней Резу. Тот сидел на кровати и изначально буравил взглядом занавеску между ванной и комнатой, а теперь буравил её. Только бы не покраснеть. Только бы не покраснеть. И всё же её бросило в жар, когда Реза нагнулся к её ногам, чтобы подтянуть завязки сандалий.

— Follow me, my queen. (Следуй за мной, моя царица.)

От этого обращения внутри закипало, но сколько ни проси, мистер Атертон не уменьшит градус сарказма.

Мадам Газии нигде не было видно. Хозяйка избегает Резу или же её? Скорее всего мадам Газия не желает встречаться с ней. Может, за ужином Реза наконец скажет им правду? Во всяком случае, она снова попросит его об этом. И напомнит про паспорт. Были же в спальне — мог бы уже отдать!

Лестница в мастерскую больше не казалась такой уж крутой и длинной, но всё же Сусанна обрадовалась протянутой руке. Открытая настежь дверь светилась электрическим светом. Аббас ограничился кивком, и Сусанна покорно проглотила обиду. Ничего страшного — он имеет право злиться. Он предупредил, что его брат козёл, а она всё равно пустила этого козла в огород. Хорошо, что капусту не сожрал, а только грядки потоптал!

Аббас поднялся со стола, на котором сидел, и за его спиной оказалось два сундучка египетской работы — по идее, в маленьком должна была находиться косметика, а в другом — драгоценности. Реза действительно помешанный! Главное, чтобы в составе не оказалось свинца! Хотя, может, от одного раза ничего и не будет…

Он усадил её в кресло и опустился на колени, чтобы сподручнее было подносить кисточки с краской к её лицу, и Сусанна не желала знать, в какую маску тот решил превратить его. Хотелось посмотреть вокруг — какие яркие краски, подобных росписей нигде не встретишь — даже реплики гробниц делают с поблёкшими красками для полноты погружения в древность, а тут древность пришла в гости при полном параде. А ей приходилось держать глаза закрытыми. И губы тоже, потому и вопросов она не задавала.

Аббас насвистывал незнакомую мелодию, и Сусанна радовалась, что в этот раз он решил воздержаться от озвучивания текста, потому что песней явно желал сказать, что думает об её мнимом поведении.

— В каком порядке будем снимать украшения? — спросил он по-английски видимо специально для неё. Спасибо ему огромное! Теперь она поняла смысл происходящего — братья используют её в качестве бесплатной модели, чтобы потом, наверное, рассылать фотографии потенциальным клиентам, ведь серьги в виде переплетённых цепочек уж точно могут носить богатые дамы… Бесплатной? Вспомни, сколько всего мистер Атертон тебе уже подарил? Тогда почему просто не попросил попозировать? Она бы согласилась, наверное… А, может, Суслик, он и говорил тебе что-то о фотографиях, а ты не расслышала или не поняла… Ты ведь только пошлости от него прекрасно слышишь. А, может, он только их доступным языком и произносит!



Ольга Горышина

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться