Любимый цветок фараона

Размер шрифта: - +

5.6 "Египетская полиция"

От чтения Сусанну отвлёк конский топот — Аббас, как ненормальный слетел вниз.

— Police’s outside. They’re after you, for sure. (На улице полиция. Это за тобой, уверен.)

Сусанна с трудом поняла, что Аббас от неё хочет, но, схватив телефон и рукопись, побежала следом в библиотеку. Реза с трудом стряхивал с густых ресниц остатки сна, и Сусанна была уверена, что Аббас сейчас съездит брату по морде, потому что он уже вылил на него тысячу слов, а в ответе Резы с трудом набралось с десяток. Его, кажется, больше интересовало наличие на плечах пледа. Он перехватывал его под подбородком то одной, то другой рукой, хотя тот и не падал. Однако, когда Аббас выбежал, Реза тут же сбросил плед и протянул к Сусанне руку.

— Please give me your phone. (Пожалуйста, дай мне твой телефон.)

Она покорно отдала, и Реза с такой скоростью заработал пальцами на клавиатуре, что те превратились в мельничное колесо. Когда он просил телефон, явно заметил отсутствие статуи, и Сусанна поспешила нарушить тишину кратким объяснением, на которое Реза просто махнул рукой. Дура, чего к нему со статуей лезешь. У него полиция в доме. И если Аббас прав, и ищут её, то это дело рук Паши. Козёл!

— I found my passport, — пролепетала она, и в этот раз Реза буркнул «I know», но глаз всё равно не поднял. (Я нашла паспорт - Я знаю.)

Конечно, он знает! Аббас явно успел всё рассказать. Не лезь. Видишь, он пишет кому-то… Адвокату, наверное… Мог бы попросить принести его телефон и позвонил бы — всяко быстрее рассказать, чем описать ситуацию. Дура, полиция, наверное, уже в доме — Аббас ведь побежал открывать. Блин, Суслик, ты должна всё объяснить полицейским. Что всё?

Извилины тряслись не меньше рук, и Сусанна больше для себя подняла плед, чем для Резы, но дверь библиотеки распахнулась именно в тот момент, когда её руки обвились вокруг его плеч, и Реза, воспользовавшись прикрытием её тела, незаметно сунул телефон за спину, а затем отстранил её очень нежно и так же демонстративно погладил по щеке, попросив оставить их на минуту. Однако полицейский приказал ей остаться, и она опять села на диван, а Реза остался стоять в пледе, как в плаще, и слащаво-вежливым тоном заговорил с полицейским по-арабски, но в ответ явно тоже получил отказ.

Сусанна с трудом оторвала взгляд от подрагивающих усов тучного мужчины, под беретом которого от жары или нервов проступила испарина. Она чувствовала такую же под чёлкой. В дверях стоял Аббас и не сводил взгляда с окаменевшего лица брата. А за ним ещё один полицейский в белой форме, явно рангом ниже, очень похожий на тех, что патрулируют Пирамиды. На Резу глядеть не хотелось, достаточно было бескровного лица Аббаса. О чём они говорят? О тебе, Суслик! О чём ещё они могут говорить. Но почему усатый полицейский не спросит её лично — в конце концов это о её пропаже заявили! Потому что ты женщина. О тебе можно говорить и без твоего участия. Точно, забыла… Да я и слова сейчас не скажу, кроме одного: Паша — мудак…

Сусанна зажмурилась, чтобы сдержать слёзы страха, а когда открыла глаза, не увидела Аббаса, но через секунду тот вернулся с лэптопом. Усатый полицейский втиснулся в кресло под портретом Раймонда Атертона, а бедный Реза, продолжая придерживать на плечах плед, присел подле стола на корточки. Блин, не мог одеться? Да он, наверное, и просил об этом, да его, как и её, не выпустили из комнаты.

Реза продолжал говорить, тыча пальцем в экран, и с каждым новым словом по лицу полицейского расползалась ухмылка. Реза слишком растягивал слова, хорошо ещё не зевал, да и полицейский уже говорил мягко, пусть и отрывисто, а потом они оба над чем-то смеялись. Над чем-то или кем-то, Суслик? Да пусть смеются, только поскорее уйдут отсюда. Пока же они кивают в её сторону и продолжают смеяться, но вот Аббас подошёл к ней и протянул руку, и она покорно двинулась к выходу.

— The police officer apologizes for interrupting your baking. (Полицейский извинился за то, что прервал твою готовку.)

Как Аббас не отослал её на кухню пинком. Ты просто, Суслик, слишком быстро рванула туда сама, он ногу поднять не успел!

Мадам Газии нигде не было видно. Ну и хорошо, потому что ей необходимо умыться в раковине. Чёртова чёлка! И Идиот Паша, но, кажется, всё обошлось. Во всяком случае щёки Аббаса потемнели. Но они о чём-то продолжают разговаривать, и в двух дверях молча стоят полицейские. Как под таким присмотром можно раскатать корж! Руки так дрожат, что можно без миксера смешать сметану с сахарной пудрой.

Блин, Паша, ты идиот… Ты сама идиотка! Позволить собрать вещи и увезти себя из отеля. Идиотка! Она повторяла это слово, без отрыва глядя в тёмное стекло духового шкафа. Полицейский решил не говорить с тобой, но родители ещё как поговорят. Если мать отпоят корвалолом!

На третьем корже полицейские покинули дом, так и не позвав её. Может, мистер Атертон дал взятку? А ты сомневалась? Потому Аббас и вывел тебя из библиотеки, чтобы они спокойно договорились о сумме. О большой сумме! Это проблемы мистера Атертона, не мои! Они будут твоими, когда он подсчитает убытки, которые понёс за последние дни!

Сусанна на автомате смазала четвёртый корж и вырезала по тарелке пятый. Под скрип закрывающейся духовки, братья наконец вошли в кухню. Вернее под гомерический хохот Аббаса. Перепсиховал, похоже. Даже стакан воды себе налил и присел к столику.

— Tell her your story, bro! (Ну же, братик, расскажи ей свою историю!)

Реза успел одеться. Брюки и белая рубашка. Слишком официально после ухода полицейских. У человека день рождения! Вот и нарядился, а ты так и не сказала «Happy Birthday!» Сейчас поздравлю, если поздравления сейчас в тему. Только Реза заговорил первым:

— Твои друзья испугались за тебя, но я объяснил, что ты согласилась быть моделью для нашего каталога. Пришлось фотографии Аббаса показать. В общем, капитан поверил. Ещё я билет твой обратный показал — извини, что вошёл в твою почту, но я всё равно не знаю русского, — Реза попытался рассмеяться, но не вышло. — Ну, в общем, — он пожал плечами, — они убедились, что ты в безопасности и что я не монстр. Да, и спасибо за статую… Пришлось бы объясняться на другом уровне за проделки милого Раймонда.



Ольга Горышина

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться