Любимый цветок фараона

Размер шрифта: - +

5.15 "Рожденная из папируса"

Реза молчал больше минуты, но Сусанна рано обрадовалась окончанию излияний. Не тут-то было. Новая волна готовилась обрушиться на так ещё и не просохшую голову.

— Когда я понял смысл текста, я не посчитал себя гением. Я вдруг осознал, что отец прочитал папирус, но не мог понять его назначения — египтяне сохраняли тела, но не создавали из воздуха новые. Во всяком случае ни в одной книге про это не написано. Ты ведь помнишь, что мне было шестнадцать, и я не мог, как отец, спокойно отложить папирус. Я вдруг понял, почему до сих пор жив и почему долго жили мои прадед и дед и почему умирали женщины. Фараон ждал, когда кто-то из нас исполнит написанное. Они явно читали заклинание, но не рождали им новую женщину, а из-за какой-то ошибки убивали живую. И вот, что важное, на каждой из них был амулет, который сейчас на тебе. Не пытайся снять его!

Реза вскочил с дивана и перевернул бокал, чтобы успеть поймать руку Сусанны, ринувшуюся к шее.

— Не бойся! Ты не случайная женщина, оказавшаяся рядом. Ты создана этим заклинанием, и этот амулет ждал тебя три тысячи лет, и Нен-Нуфер ждала тебя, чтобы твоими живыми руками исполнить то, что у неё не получилось при жизни сделать самой. Взять ребёнка на руки и приложить к груди. Ты уже сделала это. И теперь я надел на тебя амулет, чтобы оградить от них от всех. Я боюсь за тебя. Создавая тебя, я думал, как спасти от проклятия самого себя, и я… Я… Я думал, что в тебе изначально поселится душа Нен-Нуфер. Я никак не думал, что ты живой человек, что ты, так же как я, должна будешь делить своё тело с мёртвым духом… Я не думал…

Он обошёл стол и втиснулся в узкий зазор между диваном и ножкой стола, чтобы опуститься перед Сусанной на колени.

— Я действительно не знаю, что станет с нами, когда наши тела перестанут быть нужны фараону и его царице, но я хочу и буду рядом с тобой, чтобы оградить от всего, что в моих силах. Я принимаю всю ответственность за то, что натворил в шестнадцать. И это кольцо, — он стиснул руку так сильно, что хотелось кричать, да ещё и уткнулся в него губами. — Я не просто так надел его на твой палец и на свой. Я не сниму своего, пока ты согласна носить своё.

Господи, мистер Атертон, уж лучше про мумии продолжайте…

— Я знаю, что поверить в это трудно…

Ну, хоть это, мистер Атертон, вы понимаете. И я не верю! Вернее верю во временное помешательство, потому что вовсе не хочется верить, что вы меня так низко разыгрываете!

— Я тоже не верил, что у меня что-то получилось, но во всяком случае все эти годы я оставался жив…

— А что вы сделали? — Сусанна попыталась высвободить руку или хотя бы заставить Резу оторваться от неё, да куда там, он только удобнее устроился на полу. Только голову не кладите на колени, пожалуйста! — Если это не секрет, конечно.

Какой может быть секрет, Суслик, если это касается тебя напрямую? Ну же, мистер Атертон! Мне действительно интересно, как вы меня сотворили, чтобы оценить границы вашей фантазии. Хотя, кажется, их не существует. И моим родителям тоже было бы интересно узнать, как я родилась. Они-то по наивности думали…

— Для начала надо знать, чем закончилась история фараона и Нен-Нуфер, — Реза коснулся ухом коленки Сусанны, — и когда я готов был её читать, ты не пожелала слушать.

Мистер Атертон, ваша голова! Шайтан вас дери, коль спать хотите, так ложитесь на диван! Это вам рассвет на Ниле приспичил, не мне! Я сама сейчас начну зевать в голос. Развеселите уж меня своей несравненной историей о древнеегипетском заклинании!

— Если только вы снова не будете выжимать из меня слезу своей историей о несчастном фараоне.

Она попыталась сострить, хотя и не была уверена, что выражение «squeeze a tear» верное. Впрочем, мистер Атертон нынче в любом случае на улыбки не настроен. Как и на то, чтобы занять своё прежнее место на дальнем диване, а рубаха Махмуда слишком тонкая, чтобы выносить подобную близость. Благо дрожь можно списать на мокрые волосы… Мистер Атертон, ну имейте уже совесть! Я не подушка!

— Это не моя история…

— Вот именно! — Сусанна попыталась отсесть от Резы, и у того хватило такта просто поднять голову и не последовать за владелицей его кольца. — Это моя история, и я сама её допишу…

— Поздно, — Реза ткнул пальцем в стопку листов с иероглифами. — Эта история прожита давным-давно и записана мной со слов её главного участника шестнадцать лет назад. Он сказал, что я должен понять важность возложенной на меня миссии по твоему созданию и вообще… Без прошлого нет будущего, и все мы звенья одной цепи, все мы одной крови, что скарабей, что фараон, что ты, что я… Все мы равны перед Великим Ра…

Вы повторяетесь, мистер Атертон, это я уже слышала. Давайте что-то новое. Про заклинание уже, чего тянуть-то до рассвета!

— И как он вам её рассказал?

Суслик, ты напрашиваешься на очередной бред! Уж лучше бред, чем молчание. Он же меня взглядом сейчас сожрёт!

— Очень просто, я же уже рассказывал, что мы с ним с детства разговаривали. Только если раньше мне приходилось подходить к статуи близко, чтобы слышать в голове его голос, то теперь, когда его тело полностью в моём, он говорит со мной, когда ему заблагорассудится. Впрочем, сейчас, как я понимаю, у него появились дела поважнее — теперь он получил возможность говорить с царицей напрямую без меня и без тебя. Если он никогда не вернётся, я не стану по нему скучать, как, впрочем, и ты по Нен-Нуфер, потому что ты её почти не знала.

— Как же! — Сусанна поняла, что больше молчать не в силах. — Она мне диктовала свою историю. Я же сказала, что не понимала, как из меня это лилось. Теперь понимаю, что была просто ручкой, а не творцом. А потом чернила закончились, верно, вот я и не дописала, так?



Ольга Горышина

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться