Любимый цветок фараона

Размер шрифта: - +

6.7 "Прощание с Египтом"

Мистер Газия действительно качался на стуле с прежней ухмылкой.

— А твоя сестра свободна?

После вопроса Аббаса Сусанна еле сумела дойти до стола.

—Ты обещал! — сверкнул глазами Реза.

— Я задал серьёзный вопрос и жду серьёзного ответа.

— У неё сейчас нет парня, но ей нравятся блондины, — проскрежетала зубами Сусанна.

— И ещё она Египет не любит, — присел на соседний стул Реза.

— Она просто меня не видела и в Каире не была, — усмехнулся Аббас. — Что вы так на меня смотрите?! Я же от скуки умру в пустом доме без кошки! Но не желаете отвечать, я у неё сам спрошу на вашей свадьбе! Вот так!

И Аббас потянулся за тортом, но Реза успел утащить приглянувшийся ему кусок, чтобы положить Сусанне, а она взяла и протянула тарелку через стол Аббасу.

— Надо было брать покорную арабскую девку, — замурлыкал тот, принимая подарок.

— Так покажи пример! — буркнул Реза и застучал ложкой по стеклу стакана.

После чая он долго сидел на кухне с Латифой, а, может, и с братом, отослав Сусанну собирать вещи. Ларец она положила в рюкзачок и осталась сидеть на кровати, тупо пролистывая простыни новых сообщений от сестры, пестрящие вопросительными и восклицательными знаками, даже не читая.

Нежданно в спальне появилась Латифа и, словно в ускоренном кино, собрала чемодан для Резы. А потом… Потом она остановилась подле кровати, и Сусанна, которая при её появлении сразу вскочила на ноги, сделала шаг навстречу. Латифа так долго держала её в объятьях, что Сусанна сумела сосчитать все булавки, которыми был заколот на голове платок. Мадам Газия ничего не сказала, да Сусанна и не ждала никаких пожеланий от женщины, в чьей культуре верят в сглаз. Но на глазах от теплоты объятий навернулись слёзы, и Латифа тоже плакала.

Реза вновь стоял в дверях. Заметив его, Латифа тихо удалилась, оставив посреди комнаты собранный чемодан.

— Готова?

Сусанна кивнула. Из коридора возник Аббас и подхватил её чемодан. Не увидев Латифы, Сусанна со вздохом вышла в придерживаемую Резой дверь к блестящему в свете фонарей автомобилю. Она села на заднее сиденье и пристегнулась.

— Подержишь?

Реза опустил ей на колени чёрную сумку, в которой носил корону фараона. Глаза Сусанны наполнились ужасом.

— Зачем? — пролепетала она.

— Подарок твоему отцу, — без малейшей заминки ответил Реза и улыбнулся, угадав её мысли. — Там хука.

— Что?

— Хука, — спокойно повторил Реза и раскрыл молнию. В сумке лежал кальян. — Это Аббас притащил. Я думал купить шотландский виски.

Аббас хохотнул. Сусанна проглотила обиду и сама закрыла молнию.

— Хука, значит, да? — пробормотала она. — А почему не лампа с джинном?

Аббас уже завёл машину, но обернулся:

— Потому что джинна ты хапнула в мужья. Он ещё не все твои желания исполнил? Тёрла, видать, плохо!

Реза обернулся к Сусанне:

— Пожалуйста, не поддерживай игру. Невоспитанным мальчикам свойственно хамить, но воспитанные девочки должны мило улыбаться в ответ, чтобы мальчик наконец заткнулся.

Аббас рванул машину с места. Реза довольный откинулся на подголовник, но молчать Аббас долго не смог. Он запел очередную попсятину, но Сусанна запретила себе вслушиваться в слова. И правильно сделала, потому что Реза совсем скоро заглушил голос брата музыкой. Так и доехали в молчании до аэропорта и распрощались без поцелуев. Аббас просто высадил их у дверей и, перебросившись с братом парой арабских фраз, уехал, даже не взглянув на его невесту.

— Аббас замечательный, — Реза взял Сусанну под локоть. — Ему просто нужно время, чтобы привыкнуть к новому положению вещей.

Им, кажется, всем нужно время, и у неё его меньше всех. Встреча с родителями неумолимо наступала на пятки, и она бежала к выходу на посадку, словно боялась упустить самолёт. Из России она улетала в джинсах и футболке, а возвращалась в длинном платье с длинными рукавами, и сейчас от нервов и жары хотелось сорвать его с себя. Она не понимала, как Резе не жарко в пиджаке и с галстуком. Уж галстук мог бы не повязывать. Бритой голове он не поможет!

Сусанна держала сумку с кальяном на коленях и водила ногтем по молнии — вжик-вжик. Реза развалился в кресле и прикрыл глаза — конечно, сейчас третий час ночи, но чего зевать, когда у них всё равно перепутался день с ночью. Зевать надо другим, кто всю субботу носился по Каиру, чтобы успеть объять необъятное. Марина… Нет, она не спала. Она на неё пялилась из дальнего угла зала ожидания.

— Можно мне отойти на минуту? — спросила Сусанна, не уверенная, что Реза не задремал. Может, он вообще не спал днём. Она же проснулась без него.

— Иди. Я и с закрытыми глазами всё вижу.

Кто б сомневался! Сусанна опустила сумку в кресло и пошла по проходу к русской группе. При её приближении Марина оживлённо заговорила с соседкой, вызывающе-громко смеясь. Сусанна ловила на себе любопытствующие взгляды, но дала себе установку не нервничать по поводу мнения окружающих. Пусть мозг молчит и дальше!

— Паша, привет. Хотела поблагодарить за заботу…

— Это сарказм? — перебил недовольно бывший цербер.

— Нет, это действительно благодарность. Приятно сознавать, что ты не безразлична окружающим. Надеюсь, в полиции вам сказали, что у нас с Резой всё хорошо.

Марина отвлеклась от собеседницы и уставилась на Сусанну.

— Ладно, мне пора. Увидимся на контроле в Питере, — поспешила сбежать от расспросов Сусанна.

Реза приподнял сумку, чтобы она могла сесть, и снова притворился спящим аж до объявления посадки. Они прошли первыми и устроились в своих креслах. Сусанна — у окна.



Ольга Горышина

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться