Любимый сводный брат

Размер шрифта: - +

Эпилог

Спустя полгода…

 

Лето в Париже, это самое невероятное что происходило со мной в жизни! Макс сначала не хотел ехать сюда со мной, говоря, что этот город для него полон не лучших воспоминаний, но я пообещала, что мы создадим новые, и так и вышло.

Он говорит, что Париж заиграл новыми красками для него тогда, когда я появилась здесь.

Но Париж всегда был моей заветной мечтой, и, как и обещали, мы начали исполнять свои мечты, вместе. Старые французские улицы, дома с невероятными крышами, цветочные балконы, классическая музыка… Париж сводит с ума. Романтика витает в воздухе. По истине город влюбленных.

Еще я познакомилась с матерью Максима. Специфическая женщина, могу сказать о ней именно так. И мне даже кажется, что ей не так было плевать на Макса, как было важно пуститься во все тяжкие в мире моды.

Мы виделись всего один раз, и хоть она не претендует на звание «Мать года», но кажется Макс тянется к ней, как бы сильно не отрицал этого, и я буду стараться делать для него все, что потребуется, чтобы они общались чаще.

Мы с Максом живем отдельно, в маленькой уютной квартирке, с окон которой открывается замечательный вид, настолько волшебный, что дух захватывает.

Квартира находится на третьем этаже, высокие балконные двери открыты на распашку, пока мы с Максом нежимся в пенной ванной. Мы пьём вино, с улицы до нас доносится музыка уличных музыкантов, и с кондитерской на первом этаже, нас достигает аромат свежей выпечки. Мне кажется, что мы в нашем персональном парижском раю.

И мы проводим так почти каждый вечер, наблюдая за сияющей верхушкой Эйфелевой башни.

- До сих пор не могу поверить, что это реально. – мурлычу я. Мне так уютно лежать на Максе, с моей спиной, прижатой к его груди, будто наши тела созданы друг для друга.

Одна рука Макса лежит на краю ванной, где и моя, и мы сплетаем наши пальцы между собой. Другой своей рукой он так умело массажирует кожу моей головы, что из меня вырываются стоны удовольствия, и я блаженно прикрываю глаза.

- Я видел это все так много раз, но никогда все эти вещи не имели никакого значения для меня. А теперь я, кажется, начинаю понимать, почему Париж называют городом влюбленных. – говорит Макс мне на ушко, задевая губами мочку.

Я не могу сдержать счастливой довольной улыбки, когда его рот опускается ниже к изгибу моей шеи, и он слегка прикусывает кожу.

Для меня его прикосновения всегда подобны сладкой пытке, потому что, он пробуждает во мне самые сильные эмоции, на которые я, должно быть, только способна.

А еще, Максим помогает мне справиться со страхами. Так уж вышло, что моя самая заветная мечта- путешествовать, идет в большой противовес с моим самым большим страхом – летать на самолетах. Во время полёта, Макс отвлекал меня всеми возможными способами, и в какой-то момент я и правда просто забыла о том, что нахожусь в нескольких тысячах километров над землёй.

Кстати о земном, все наши близкие, будто вдохнули полной грудью, когда узнали, что мы с Максом наконец официально вместе и все у нас хорошо. Даже Филл, наконец больше не зацикливается на меня, а двинулся дальше… Не то, чтобы он был монахом, когда мы с Максом еще не были вместе.

Наши родители оказались самыми счастливыми людьми из-за того, что у нас с Максом все наконец-то наладилось. Пока я, всеми силами старалась скрывать от родителей наши с Максом проблемы, они все итак давно знали.

Кстати, о родителях, Мирослав таки стал губернатором, победив в выборах со значительным отрывом.

Как-то раз, в самый разгар выборочного процесса, когда Мирослав был весь на нервах, мама нашлась и дала ему поддержку своими добрыми словами. Она сказала: - Знаешь, что мне нравится в тебе? Ты хорош во всём. Хороший политик, друг, муж и отец. Кем бы ты ни был, ты всегда остаешься собой. Ты это ты, и ты замечательный.

Было так чудесно наблюдать за тем, как двое любящих людей могут поддерживать друг друга, исцеляя одними лишь словами.

И я верю, что мы с Максом, тоже научились этому.

И главное, что теперь нам с Максимом больше не нужно было думать ни о ком, кроме нас самих. Как бы эгоистично это не звучало, но наконец-то наши с ним отношения были для нас на первом месте. Родители женаты, Дима с Алей ждут второго ребенка, что стало для меня просто головокружительной новостью. А для Макса это грозит ответственностью, потому что, как и было договорено «между мужчинами», он будет крестным для малышки. Кстати да, это девочка. А крестной для неё станет…. Барабанная дробь… Лида! Которая, кстати говоря, тоже нашла себе отличного парня, с которым встречается вот уже несколько месяцев.

Аля с Димой кстати собираются пожениться сразу после рождения девочки. А их сын, и по совместительству, мой любимый крестник, растет и крепнет, и кажется все больше с каждым днём становится похожим на папочку.

В общем, как только мы с Максом все перебороли и воссоединились, жизнь будто бы забила ключом, полная невероятных путешествий, и прекрасных событий.

Как и обещал, Макс изменился еще сильнее за это время, с большим усердием работая над собой. И я, так же, старалась поспевать за ним. Мы совершенствуемся ради друг друга, но также любим все недостатки друг друга. Конечно мы ругаемся, иногда, как и тысячу других влюбленных пар, но всегда находим пути примирения.



Clare and Mari-Crista Pine

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться