Любимый учитель

Глава 10

Ближе к полуночи начался проливной дождь. Промокший до нитки мужчина устало прошёл в гостиную в классических серо-белых тонах.

Сев на кожаный диван, он непроизвольно прикрыл глаза и начал массировать виски пальцами, чтобы головная боль немного приутихла.

Мелкие ледяные капли быстро стекали с его волос на лицо и шею, оставляя неприятную холодную дорожку на коже.

— И что это было? — послышался насмешливый женский голос из коридора.

Гронский медленно открыл глаза и равнодушно уставился в проём двери, где стояла белокурая девушка.

— Ты это о чём?

— Не притворяйся, что не понял меня, Вадим. — продолжила она и расплылась в довольной улыбке чеширского кота. — Я о твоём героическом побеге за незнакомой. — скрестив руки на груди, девушка  подошла к креслу.

— Ира, не начинай. — мужчина раздражённо нахмурился, бросая мимолётный взгляд на свою сестру.

— А что такого? Мне просто интересно, с чего вдруг сам Гронский, холостяк всея Руси, бегает за девушкой? Обычно всё наоборот, насколько мне известно. 

— Никто ни за кем не бегал. Мне просто нужно было поговорить.

— И, видимо, разговор настолько затянулся, раз ты не вернулся ко мне в кафе и даже не удосужился предупредить о своём уходе? — девушка прыснула и немного обиженно надула щёки.

Вадим аккуратно положил ладонь на тёплую руку сестры и поддерживающе сжал, задумчиво прикусив свою щёку с внутренней стороны.

— Извини меня. Моя… собеседница немного приболела, поэтому пришлось отвезти её домой. — он небрежно взял мягкую игрушку со стеклянного стола, которую по забывчивости оставила его племянница, и вкрадчиво продолжил: — И если ты ещё продолжишь спрашивать меня о чём либо, этот медведь полетит в твоё ангельское личико, сестрёнка.

— Это вообще-то заяц, биолог ты наш. — девушка лукаво усмехнулась.

— Сути не меняет, действие будет одно и то же.

Ирина заливисто рассмеялась и слегка подняла руки.

— Хорошо-хорошо. — она прищурила глаза. — Только ответь мне на один вопрос: как зовут-то эту незнакомку?

Вадим Станиславович кривовато улыбнулся.

— Арина. Я преподаю у неё русский язык и литературу. И, да, перегоняя твои следующие умопомрачительные выводы: она является моей ученицей.

— Арина, значит. — девушка задумалась, поднимая зелёные глаза вверх. — Мне кажется, кому-то она импонирует.

— Вот именно — тебе кажется. — огрызнулся мужчина. — К чему этот разговор вообще? Искренне не понимаю.

Ирина медленно встала, отошла к противоположной двери и прошептала:

— К тому, Вадим, что это второй раз в жизни, когда я вижу, что девушка тебе не безразлична. Последний раз ты вёл себя так же, когда Надя была…

— Не хочу больше ничего слышать. — грубо прошипел Гронский, резко вставая с кресла. — Спокойной ночи.

* * *

Длинноволосая девушка непроизвольно ворочалась с боку на бок, ялозя непослушными ногами о прохладную простыню и с силой сжимая руками одеяло.

Открывать глаза ужасно не хотелось, они словно болезненно слиплись. Если минуту назад казалось, что комнату охватил холод, от чего Арина судорожно начинала кутаться в своё одеяло, пытаясь унять озноб, то сейчас стало невыносимо жарко, а лоб покрыла испарина.

«Ненавижу болеть», — прохныкала девушка, всё же заставляя себя хоть немного приоткрыть глаза.

— Наконец-то, проснулась, солнышко. — Анастасия Павловна по-хозяйски отодвинула шторы, отчего в тёмную комнату начали пробиваться дневные лучи.

— Привет, мам. — невнятно прохрипела Арина.

— Как ты себя чувствуешь? Я так беспокоилась, в течение ночи подавала тебе лекарства выпить: температура что-то не хотела сбавляться.

Девушка приподнялась на локтях, полностью открывая глаза.

— Уже немного лучше, спасибо. А сколько сейчас времени?

Анастасия Павловна приложила свою ладонь на лоб Арины, а затем заправила за ухо выбившуюся прядь волос.

— Полшестого, дочка.

— Как?! — девушка ужасающе округлила серые глаза. — Я что… проспала почти целый день?

— Да, но это вполне логично. Ты серьёзно заболела, тебе пришлось набираться сил. Кстати, ваш классный руководитель пришёл. Может, сможешь выйти поздороваться?

— Зачем пришёл? — удивлённо выдохнула Арина.

— Поговорить насчёт учёбы, домашних заданий. Собственно, я толком и не успела расспросить.

Женщина поцеловала девушку в щёку и, мимолётно посмотрев на наручные часы, впопыхах добавила:

— Ты извини меня, солнце, но мне пора на смену. Таблетки вот, на тумбочке. И пей горячий чай с мёдом.

— Хорошо, мам.

Арина на миг прикрыла глаза и осторожно села в кровати.

«Классный руководитель? Хм, я люблю Нину Ивановну, конечно, и рада ей всегда, но зачем она пришла ко мне домой? Да и пропуск за один день — это разве такое серьёзное нарушение, раз приходится навещать собственнолично?»



Алиса Аврельева (Alica)

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться