Любимый учитель

Глава 13. Вадим

Ближе к полуночи возвращаюсь в свою квартиру. Похоже, приходить в такое время вошло в привычку. Переговоры с партнёрами отца прошли благополучно, несмотря на их завышенные требования по продвижению проекта.

Небрежно откидываю пальто на кровать и прохожу на кухню. Уставший взгляд сразу падает на небольшую бутылку дорогого коньяка с соблазнительной тёмно-красной жидкостью внутри.

«Ну уж нет, с каких пор ты начал употреблять спиртное?» — сам себе задаю вопрос, который звучит абсурдно в давящей тишине.

Завариваю крепкий кофе и возвращаюсь в спальню, делая на пути небольшой глоток горькой жидкости.

— Нужно переодеться. — вновь непроизвольно бормочу под нос и сажусь на большую кровать с чёрным бархатным одеялом.

Медленно начинаю расстёгивать рубашку и внезапно вспоминаю сегодняшний момент, когда я точно так же снимал одежду перед Рахмановой: она смущалась, краснела и старательно пыталась отвести взгляд своих дымчатых глаз.

Задумчиво хмыкаю и прожигаю взглядом противоположную стену. Обычно девушки ведут себя по-другому в моей компании: глупо улыбаются и бесконечно смеются, даже от насмешливых слов в их адрес, считая это, наверное, каким-то замысловатым и скрытым комплиментом; судорожно поправляют свои волосы, словно боятся выглядеть не такой красивой, если не продолжат совершать эти дурацкие манипуляции.

А вот реакции Рахмановой не такие. Сложно угадать, что творится в этой голове. Эмоции сменяются у неё за доли секунды, в зависимости от ситуации и попутных слов собеседника. 

Криво усмехаюсь, отпивая из кружки уже немного остывший кофе и вспоминаю первую встречу.

Кто ж знал, что Рахманова выпрется на дорогу так внезапно? Я притормозить-то еле успел. Сколько лет водил, никогда таких ситуаций не было. Наивно полагал тогда, что девушка клюнет на моё обаяние и внешность, тут же забывая о сложившемся инциденте, однако она меня удивила: гордо подняла подбородок и с вызовом начала изучать моё лицо. Такая честная, упрямая и прямолинейная. 

Полностью снимаю рубашку и откидываю куда-то в сторону, а затем осторожно провожу кончиками пальцев по тому месту, где несколько часов назад красовалось пятно от пролитого напитка. В голову приходят воспоминания о мягкой коже ученицы, и я непроизвольно дёргаюсь. С каких пор девушка стала вызывать такие противоречивые эмоции? 

До боли сжимаю зубы, пытаясь выбросить чертовку из головы, но всё тщетно. Вспоминаю, как она себя повела, когда я снял верхнюю одежду: остро ответила и, даже не взглянув, убежала в ванную.

«Да уж, Гронский, теряешь хватку», — улыбаюсь, однако улыбка походит больше на оскал.

Когда отец позвонил с вестью о том, что прогорает выгодный контракт, если не явлюсь на встречу вместо него, становлюсь сразу серьёзным. 

«Я вас чем-то обидела?» — всплывают в мыслях слова девушки, и я начинаю улыбаться уже более открыто: она приняла всё на свой адрес.

Неужели боится задеть мои чувства? Обычно девушек, попадающихся мне на пути, это не волнует. Взять, к примеру, одноклассницу Рахмановой — Минову Елизавету. Типичная красивая инста-модель с неестественными губами, нарощенными ресницами и пустой головушкой, забитой разве что модными брендовыми шмотками.

Красивая, не спорю, но слишком однотипная, как и все те, которые у меня были. С такими вряд ли поговоришь о чём-то высокоинтеллектуальном, поспоришь или предложишь высказать свою точку зрения.

Устало волочусь в одних штанах до кухни, ставлю пустую чашку и, взяв бутылку коньяка, возвращаюсь обратно в спальню. Пить я не собираюсь, но смотреть ведь никто не запрещает?

В голове снова всплывает Минова, которая неоднократно ходила ко мне после уроков, начинала нести какую-то восхитительную чушь, томно посматривая на моё лицо. Видимо, она привыкла получать всё, что ей захочется. 

Хмурюсь и открываю бутылку с янтарно-бордовой жидкостью, в нос сразу бьёт терпкий запах алкоголя. А на смену Миновой приходят вновь мысли об Арине. Редко когда я называю девушек по именам. Фамилии, различные названия зверей в моём атрибуте — привычное для меня дело. К тому же, есть ли смысл запоминать имена пустых девушек?

Проникновенно смотрю на коньяк, загипнотизированно перебирая открытую бутылку в руках. А затем усмехаюсь и со всей силы швыряю её в стену. Осколки стекла в миг разлетаются по всей комнате, тёмное пятно на белой стене въедается вглубь, оставляя резкий запах спирта.

«Завтра найму того, кто это очистит», — безразлично думаю, и мысль внезапно бьёт в мою голову.

«Точно, Рахманова!» — беру холодными руками телефон, ищу номер девушки и спустя несколько минут отправляю обещанную информацию по поводу домашних заданий и тем.

Ответ приходит незамедлительно:

«Спасибо!» 

Уже полночь, чего ей не спится? Хмыкаю, безумно хочется узнать это, но сдерживаюсь. Вместо вопроса сухо пишу банальные слова:

«Выздоравливайте. Спокойной ночи»

На миг прикрываю глаза, устало массируя пальцами виски, и тут же чувствую вибрацию от полученного сообщения.

«Спокойной ночи, целую» 

Резко округляю глаза, затуманенный взгляд вновь перечитывает содержание, а именно, одно-единственное слово: «целую».



Алиса Аврельева (Alica)

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться