Любимый учитель

Глава 17

— Может, мы перестанем играть в игру под названием «Молчание»? — холодно отчеканил Гронский, откидываясь на спинку стула.

Лиза фальшиво улыбнулась, видимо, придумав сценарий в своей голове.

— Знаете, Вадим Станиславович, вы очень интересно проводите уроки, доступно объясняете материал. Наша подготовка к экзаменам будет на высшем уровне!

Мужчина «кашлянул» в кулак, старательно пытаясь скрыть ехидную улыбку.

— Я, конечно, польщён вашими словами, Елизавета. — на его чувственных губах расцвела усмешка. — Но это всё, что вы хотели мне сказать?

— Нет, не всё. Может, вы посоветуете мне дополнительную литературу? Уверена, мы найдём с вами время обсудить это. — девушка многозначительно улыбнулась, мельком бросая надменный взгляд в сторону двери, где стояла Арина. Внутри Рахмановой начал полыхать огонь злобы, по спине прошлась сотня неприятных мурашек.

«Мало того, что Гронский желает слушать этот бред, так ещё и ведётся на тупые уловки!» 

— Что ж, Минова, я приятно удивлён. — мужчина с интересом оглядел Лизу. — В таком случае, рекомендую взять книгу Бергсона «Материя и память». Думаю, она привлечёт ваше внимание. А чтобы у вас была мотивация, напишите мне доклад по данному произведению. Время — до конца зимних каникул. 

Лиза рассеянно потупила взгляд, а её приторная улыбка медленно поползла вниз. Вся уверенность начала испаряться.

— Доклад? — она нервно хмыкнула.

— Да, Минова, он самый. А так как произведение довольно большое, объём страниц ваших мыслей будет соответствовать цифре тридцать.

— Вы это серьёзно? — Лиза округлила глаза, её плечи начали судорожно приподниматься от участившегося дыхания.

Гронский  задумчиво постучал пальцами по столу.

— А разве я когда-нибудь шутил?

— Нет, но…

— Прекрасно, что у вас не осталось никаких возражений. — безапелляционно перебил мужчина. — И, да, требования для вашего доклада такие же, как и для обычного реферата: его придётся защитить. Так что советую подробно изучить материал. Есть ещё вопросы?

Лиза отрицательно замотала головой, отчего часть её бело-жёлтых волос упала на лицо. Наверное, степень разочарования девушки соответствовала самой высокой отметке. Она возмущённо вскинула подбородок, продолжая стоять на месте.

— Тогда до свидания, Елизавета. — учитель снисходительно улыбнулся.

Девушка понуро кивнула и, неторопясь, направилась к выходу, кидая гневный взгляд на Арину. Когда дверь нарочито громко захлопнулась, Рахманова облегчённо выдохнула.

«Никогда не понимала, почему люди в плохом настроении непременно что-то ломают, бьют, хлопают дверьми. Вещи здесь причём? Или таким образом они хотят выпустить злобу на предметах?» — от философских мыслей ученицу отвлёк бархатный голос Гронского:

— Подойди, Рахманова.

Мужской тембр с мягкой хрипотцой необычайным образом действовал на девушку, заполоняя её мысли пьяной дымкой.

Арина робко остановилась в метре от учительского стола, её губы растянулись в непроизвольной улыбке. Она не ожидала таких действий от Гронского, с каждым разом удивлялась его непредсказуемости.

«Кажется, Минова проиграла», — чувство гордости и какое-то странное удовлетворение разлились в душе девушки.

— Рахманова, улыбка без веской на то причины даёт людям подозрительные доводы о вашем состоянии. — Гронский насмешливо смотрел на ученицу, невольно перебирая в пальцах шариковую ручку.

— Моё состояние сейчас очень хорошее. — Арина издала смешок. — Можно поинтересоваться: зачем вы дали Лизе такую сложную книгу?

— Ну она же хотела познать современную литературу во всей красе. Я предоставил ей такую возможность.

Не в силах больше сдерживаться, девушка заливисто рассмеялась, отчего в уголках глаз появились слёзы. Учитель беспечно продолжал сидеть за своим столом, его губы слегка подрагивали от наступающей улыбки, а глаза горели от переизбытка странных чувств.

— Извините, Вадим Станиславович. — пролепетала ученица, не переставая улыбаться. Яркий румянец залил её щёки. 

— За что? Всё в порядке. 

Мужчина внимательно смотрел на Арину. Омут его голубых глаз обволакивал, казалось, что в их яркой радужке можно было утонуть. Девушка взволнованно приоткрыла губы, неохотно переводя взгляд от учителя. Смотреть на него — всё равно, что на огонь или воду — можно было бесконечно.

— Снег! — неожиданно громко вскрикнула она и восхищённо подбежала к окну. Гронский медленно встал из-за стола и, скрестив руки на груди в привычной манере, встал рядом с Ариной.

 — Это же просто снег, а вы так удивлённо смотрите, будто до этого никогда в жизни его не видели. — мужчина прищурился, оценивая умственные способности своей собеседницы. 

— Вы что, это же первый снег в этом году! — девушка радостно вздохнула, блаженно прикрывая глаза, словно вспоминая о чём-то приятном.

— Вы всегда так бурно реагируете на обычные явления? — Гронский скептически продолжал пялиться на ученицу.

— Вы просто не замечаете красоту в мелочах. 



Алиса Аврельева (Alica)

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться