Любить, нельзя простить

Размер шрифта: - +

Шестая глава

 

Веки очень тяжелые, будто на них поставили тонну цемента. Я не могла открыть глаза, лишь маленькая щель, что не давала возможности видеть ничего дальше своего носа. Голова жутко болит, дыхание участилось, тело бросает в холодный пот. Я касаюсь раны и понимаю, что открылось кровотечение. Рана не серьезная, но она никак не затягивается, да ещё в придачу возникают  осложнения. Прилагая массу усилий я подтянулась к периллу и упираясь в него, попыталась дотянуться до телефона. На том месте где я лежала лужа крови, белоснежная простынь окрасилась в бордовый. Мне сейчас так плохо, с ума можно сойти. Перед глазами всё плывет, рана жжёт огненной болью, плавая кожу и добираясь до костей. Я, будто сгораю заживо. Я набрала единственный входящий номер и приложила к уху. Гудки… Гудки…  На той стороне оглушающая тишина. «Вызов отклонен» Рука ослабевает и безвольно падает  на кровать, телефон вылетает из разжатых пальцев на пол, издавая неприятный шум, что лезвием разрезал густую тишину. Снова воцарилась тишина. Сейчас ночь… К кому мне обратиться? Как мне быть? Мысли уплывали, а глаза поддавались столь манящей тяжести и так и норовили закрыться, сопровождая меня в царство Морфея, но моё путешествие этим не ограничится…


Вруг стук в дверь, заставляет прислушаться, а нервное «Открой!» и до боли знакомый голос не дают закрыть глаза. Он пришел, но как мне открыть ему дверь? Сил вообще нету. Я опустила ватные ноги на холодный паркет, но уже не ощущая холода, так как всё тело горело. Я оттолкнулась от кровати, не взирая на адскую слабость я ступала шаг за шагом, опираясь о стену… Я дотянулась до дверной ручки и провернула ключ, открывая дверь. В туже секунду дверь открылась, лишая меня опоры и я бездушной тушкой свалилась в объятия Шуги. Он так приятно пахнет, я так рада, что он пришел. Он быстро сориентировался, хватая меня на руки и закрывая дверь, он понес меня в кровать, улаживая на чистую половину. Рана начала снова ныть от соприкосновения с одеялом подо мной, сознание уплывает, но я пытаюсь оставаться в себе.


Шуга принес воду в тазе и полотенце. Медикаменты он поставил на прикроватный столик. Я в надёжных руках.  Мин поднял меня, стягивая окровавленную куртку и футболку, я осталась лишь в нижнем белье.  Волосы прилипли к мокрому от пота лбу и шеи. Шуга повернул меня к себе спиной, придерживая меня рукой, оплетая талию. Кожа горела от его прикосновений, а там где он касался всё сжималось и расцветал цветок из удовольствия.


Парень аккуратно промыл рану и наложил повязку. Было больно, но его мягкие поглаживания и поцелуй между лопаток в конце был, будто награждением за боль.


--- Шуга~ааа,- Я протянула его имя, это было больше похоже на стон. Я уже хотела ложиться, так как слабость резала под корень, но резкий захват моих рук и я прижата спиной к груди Шуги. Сердце бьётся в такт с моим, это радует. Его руки обнимают меня поперек, нежно обвивая плечи, а губы касаются острых ключиц, даря поцелуи. По телу рассыпаются звезды, что нежно покалывают своими краями, распространяя приятную дрожь. Я обессилена, я откидываю голову на его плечо, а рука сама тянется к его голове и пальцы зарываются в шелковистые волосы, играя с ними, пропуская между пальцами и утопая в них вновь. Всё, как тогда и это пугает.


--- Что будишь делать если я не Шуга?- Вопрос был, как удар под дых. Разум молниеносно возвращается на место, развивая туман в глазах и берет верх над мыслями, убивая все возродившиеся надежды. Я хочу отодвинуться, но меня прижимают ещё крепче, делая руки замком на животе. Мне не противно, мне всё так же до одури сладко и адски приятно.


--- Мне плевать. Кем бы ты не был. Я люблю именно тебя,- Я расслабляюсь, просто превращаюсь в марионетку, таю, как шоколад в его руках, запрокидываю голову назад и тянусь за поцелуем. Ухмылка победителя и мои губы накрывают теплые, сладкие и такие любимые губы и тут же отстраняются. Поцелуй смазанный совсем детский и наивный, но он самое большое доказательство то, что он сейчас рядом.


---  Давай спать,- Он ложиться на кровать, прижимая меня к себе, поглаживает волосы и целует в лоб, как маленького, поранившегося ребёнка. Что же я наговорила? Что же теперь будет? 

Нет, я не хочу об этом думать сейчас. Я просто до одури рада находиться рядом с ним.


Прошло два дня.


Рядом чувствуется тепло и тихое сопение. Я сквозь сон улыбаюсь, чувствуя как  Шуга утыкается носиком в затылок и льнет ближе, обнимая меня всё крепче поперек живота. Я очень плохо помню последние два дня. Ужасная слабость и постоянный сон это то, что было всё это время, лишь изредка я могла открыть глаза и всегда рядом был парень, за которого я готова жизнь отдать.


Вдруг раздался звук СМС. Я насторожилась и потянулась за телефоном. Этот номер знало только два человека: господин О и Мин Шуга. Чувствовала я себя, более менее, хорошо рана всё так же ныла, принося дискомфорт, но той жуткой  слабости больше не было, это радовало. Я открыла СМС и ужаснулась прочитанному.


«Даран, хорошая работа. Но… учти… если свяжешься с ним, его в живых больше не будет. У тебя на всё про всё три дня. Будь хорошей девочкой.»


Он как-то узнал о Шуге. Как я могла забыть о своей кровавой клетке? Я впустила в неё человека, которого люблю, но это поправимо, мне просто нужно вернуть всё на округи своя. Я снова останусь наедине с одиночеством и изредка буду открывать дверь смерти, снова драться с ней и искать смысл жить, чтобы победить её в очередной раз.


Я не успела среагировать как почувствовала копошение со стороны.


--- Киль Даран, ты уже проснулась? Как рана?- Я обернулась и утонула. Утонула в его карамельных глазах, в которых читалась забота, любовь, преданность и всё самое лучшее, а я думаю как его выгнать. Я просто ужасна…



Агния Нортс

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться