Любить, нельзя простить

Размер шрифта: - +

Девятая глава

 

Холодно. Страшно. Но я делаю шаг на встречу и останавливаюсь в метре от столь знакомого силуэта. Хёрин… Она всё так же ярко улыбается. Играет в жизнь и верит в чудеса. Неужели её всё это никак не изменило? Я ей завидую.. Мне больно и страшно… Я боюсь самой себя. Почему Хёрин смогла остаться чистым лучиком? Почему я не смогла? Почему?! Я так слаба!? В голове разжигался костер, становилось страшно… а эта зависть просто сводит с ума. Я просто разворачиваюсь и делаю шаг к дороге, но знакомый голосок  окликнул меня и я ошарашено обернулась, боясь посмотреть в глаза этому человеку. Страх сковывает… Я трусиха.


--- Киль Даран…?- Это больше было похоже не на вопрос, а на утверждение, а после по-детски заливистый смех и хрупкое тельце врезалось в меня, крепко обнимая изо всех сил. В моих глазах пелена слёз, я не могу увидеть её лицо чётко, так как бы мне хотелось. Она отстраняется и ярко улыбается, а из глаз текут родниковые слёзы. В следующее мгновение она просто хватает меня за руку и тащит за собой, а я просто шла следом, замечая лишь её  тёплые руки на моих. Мы пришли в её дом, я снова просто молчала, а она понимающе кивала.


--- Хёрин…- Я говорила тихо, будто боясь чего-то, но чего? Чего я боюсь?


--- Даран, где ты была? Почему исчезла? Знаешь как Юнги было больно?- Столько вопросов, столько эмоций, а моё сердце отозвалось лишь на одно единственное слово, точнее имя… Юнги.


--- Не могу всего рассказать… прости. Как вы тут?- Она понимающе кивнула и продолжила улыбаться.


--- Всё хорошо. Юнгем в больнице до сих пор, Юнги и Шуга… я не знаю о них ничего,- Она расстроенно опустила голову. Я и забыла, что она была в курсе всей этой истории.


--- Ты как?- Я хотела спросить «Как ты после потери ребёнка?» но не хотела давить на старые раны, ведь по себе знаю насколько это больно.


--- Я живу, как видишь,- Улыбнулась и взяла меня за руки, медленно поглаживая шершавую кожу нежными пальчиками. Она как была, так и осталась маленьким ребёнком, она всё так же наивна. Я погладила её руку и когда палец прошелся по запястью жуткие неровности ужаснули меня, а испуганное лицо Хёрин и попытки убрать руку ещё больше насторожили.


Я подняла рукав свитера и посмотрела на её руки. Все запястья в толстых рубцах от глубоких порезов. Ей тоже было больно, страшно и до ужаса одиноко, а я даже не могла поддержать её в такой сложный период  жизни.


--- Что это? Зачем ты…?- Я обняла её, прижимая к груди и легонько поглаживала по волосам после очередного всхлипа. Как я могла подумать, что ничего не изменилось? Всё кардинально изменилось, особенно наши жизни и судьбы, которые хорошенько так изрезаны и пропитаны болью.


--- Было больно и страшно… одиноко… Юнги… Юнги спас меня,- В последнее время слишком часто я слышу это имя… Юнги, а ведь  в детстве я любила его.


--- Больше никогда не делай так. Поверь, бывает так больно, что задыхаешься в прямом смысле. Просто отнимает воздух, замирает сердце и остается только жгучая боль, тебе, кажется, будто ты это сплошной нерв, который кинули в огонь и ты горишь, но никак не можешь сгореть… Больно, но жить нужно… Нужно, слышишь?


--- Я уже знаю… Юнги говорил тоже самое,- Юнги… Он пережил многое, впрочем как и все мы.


--- Почему так часто повторяешь это имя?- Хёрин замолчала и посмотрела на меня испуганными глазами.


--- Просто он спас меня…- Она снисходительно улыбнулась, опуская глаза. Чего это я цепляюсь к словам? Что со мной?


--- Ладно, я пойду. Рада была увидеть тебя,- Выдавила улыбку и направилась к выходу.


--- Киль Даран, а ты изменилась,- Девушка говорила уверенно, смотря серьезным взглядом прямо мне в глаза.

--- Мы все изменились, только вот в какой мере это уже другой вопрос,- Подмигнула и скрылась за дверьми и спускаясь по ступеням покинула подъезд.


Я села в автобус и поехала домой. За окном мельтешащий город, все спешат куда-то, а я впервые за два года вот так просто еду домой… Домой. Странно звучит. Разве у меня есть дом? Нет, не думаю, что он существует и будит ли существовать когда-либо. Я прислонилась лбом к стеклу и закрыла глаза, прислушиваясь к стуку колёс. В голове не помещается. Моя мама в тюрьме, Шуга тоже киллер и ему заказали меня, Юнги исчез, а Юнгем до сих пор в коме. Кто заказал меня Шуге? Зачем меня отправили в Сеул? Господин О точно что-то замышляет и от осознания этого становится страшно. Что мне делать? Мне нужно кого-то убить, иначе убьют всех. Что делать?


Кажется,  я деградирую, возвращаясь в то из чего начинала. Ведь два года назад у меня всё так же было миллион вопросов и ноль ответов, а в итоге я стала той кем я есть сейчас. Но самое ужасное не это, ад только начинался. Ведь мне нужно выбрать между мамой и Юнги и выпустить в одного из них шальную пулю. Я не хочу об этом думать, но ведь придётся принимать решение. Рано или поздно я должна выбрать. Но что-то мне подсказывает, что я упаду ещё ниже и пути обратно может уже не быть.


Я вышла на своей остановке и побрела домой. Зачем я вообще ходила к Хёрин? Не знаю… просто хотелось увидеть её. Возможно, чтобы нагло убедиться, что ей так же плохо или же просто увидеть насколько её всё это изменило. Я не могу сказать определённо, скорее всего, смешанные чувства и намерения, но одно я могу сказать точно… я рада, что встретилась с ней.


Я вошла в квартиру и села за стол, открывая только что доставшую из холодильника банку пива. Холодные капли стекали по рукам, капая на пол с характерным «кап». Первый глоток пива запоминается на долго. Холод распространяется по телу мурашками и приятно остужает его, заставляя немного расслабиться. Я не заметила как осушила всю банку пива, но это вообще не помогает.



Агния Нортс

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться