Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 5. Вечерний визит

Вершины окружающих Удайпур гор золотились отблесками закатного солнца, а Абхилаша наносила последние штрихи, стараясь сделать свой облик еще более привлекательным. Еще раз прошлась по лицу широкой кистью для пудры, продела в мочки длинные тяжелые серьги и, тряхнув головой, покинула комнату.

– Ты куда так поздно собралась? – спросил Аниш дочь.

– К подружке, – равнодушно ответила она и поправила волосы, от чего на запястьях звякнули многочисленные браслеты.

– А подружку не Раджит зовут? – Аниш отложил старинную книгу в коричневом кожаном потрепанном переплете, которую читал до появления дочери. – Мне не нравится, что ты бегаешь за этим репортеришкой. У него старинная фамилия, но род занятий не соответствует нашему статусу, и ты должна это понимать. Моя дочь не может пятнать свою репутацию, общаясь с подобными людьми, и ставить под угрозу возможность заключения достойного союза.

Абхилаша подбоченясь выслушала речь отца.

– Разве может репутация одного человека сравниться с интересами всей семьи? – надменно спросила она. – Я и иду, как раз затем, чтобы узнать об интересующем нас человеке. Как уже говорила, Чаухан получил задание написать о нем статью. Вот я и узнаю, что ему удалось выяснить.

– Дочка, не думай, что удалось меня одурачить. Я прекрасно вижу твой интерес к журналисту, ведь прекрасно знаешь, что он тебе не пара. Но сейчас ты права – я хочу узнать о новичке все, что только можно.

– Конечно, папочка, – Абхилаша, приподнявшись на цыпочки, поцеловала отца в щеку. – А за репутацию не волнуйся – наш статус таков, что каждый в этом городе, не задумываясь, возьмет меня замуж, не смотря ни на какие пятна.

– Абхи! – загромыхал отец, но дочка поспешила покинуть комнату и не увидела его занесенную руку.

***

Раджит услышал шум автомобильного мотора и, выглянув в окно, поморщился – он узнал машину семьи Прамара и знал, кто решил приехать в столь поздний час, да еще и на окраину города. Абхилаша. С тех пор, как его, успешного журналиста, пригласили в колледж прочитать курс лекций, девушка стала его преследовать. Она пробралась на работу, а сейчас вот, заявилась домой. Но у Раджита не было ни малейшего желания связываться с избалованной и капризной девицей из богатой семьи. Он осмотрелся: раскрытый рюкзак лежал в кресле, свешивалось с подлокотника наполовину вытащенное полотенце, на столе стояла чашка с недопитым чаем и лампа, абажур которой был обклеен разноцветными стикерами, а через приоткрытую в спальню дверь виднелась разворошенная кровать и сброшенные прямо на пол джинсы. Сам же он, после душа был еще в обернутом вокруг бедер полотенце. Мысль одеться и принять гостью в приличном виде, после небольшого раздумья, была решительно отметена. «Она не предупредила заранее о своем визите, а у себя дома имею право ходить хоть голым», – подумал Раджит и услышал резкий стук в дверь.

Солнце уже скрылось за горами, тусклая лампочка над дверями едва рассеивала ночную тьму, и Абхилаша зябко передернула плечами, косясь на темнеющий невдалеке лес. «И почему он живет черте где, а не в центре?» – думала она, переступая с ноги на ногу – девушке не нравилась дикая природа, зеленой траве и проваливающейся под каблуками земле, Абхи предпочитала мощеные улицы и огороженные бордюрами клумбы. Адрес Раджита она узнала в редакции газеты, там же узнала и про его нынешнее задание. Дверь скрипнула, Абхилаша, перестав осматривать окрестности, повернулась на звук и онемела – в нешироком проеме стоял почти обнаженный мужчина. Девушка жадными глазами ощупывала контуры его торса, очерченные ярким светом, находящихся за спиной Раджита и невидимых Абхилаше светильников, лицо же репортера оставалось в тени. Слегка изогнувшись, Раджит оперся плечом о косяк, а рукой придерживал дверь, преграждая гостье дорогу и наблюдая, как она, нервно облизывая губы, скользит взглядом по проступающим под кожей мышцам, задержавшись на узле полотенца в самом низу плоского живота с темной дорожкой поднимающейся к впадинке пупка. Своим видом он надеялся смутить гостью и заставить ее уйти, но, кажется, добился обратного эффекта.

– Мисс Прамара, вы что-то хотели? – сверкнув белоснежной улыбкой, спросил Раджит.

– Я могу войти? У меня есть несколько вопросов, – ответила Абхилаша, стараясь заглянуть внутрь дома, но Раджит плотнее прикрыл дверь, от чего под смуглой кожей перекатились мышцы, притягивая взгляд Абхи.

– Как порядочный мужчина, я не могу принимать вас так поздно и ставить под сомнение репутацию девушки из благородной семьи, – глаза Раджита ехидно поблескивали в полумраке. – Кстати, как вы узнали, где я живу?

– У меня свои источники, – загадочно сказала Абхилаша и отбросила за спину длинную прядь, слегка сдвигая дупатту и приоткрывая шею и ключицу. – Так же, я знаю, что вы собираете информацию о новом начальнике полиции, а мне дали задание сделать доклад об интересных жителях нашего города. Я надеялась на вашу помощь.

«Слишком много знаешь, дорогуша», – подумал Раджит.

– Почему же не хотите написать о своем отце? – спросил он гостью. – Вряд ли в городе найдется более значимый человек. В любом случае, я не застал новичка дома.

– Не значимый, а интересный, – поправила журналиста Абхи. – Кто может быть более интересным, чем приезжий, ведь о нем еще никто ничего не знает, – мечтательно произнесла она, продолжая рассматривать торс и голые икры Раджита, и порядком раздражая его. – Так, вы знаете где он живет? Наверняка сделали фото! Покажите! – Абхилаша сделала шаг к Раджиту, а тот от нее отстранился. Слова девушки напомнили о другой – о незнакомке с закрытым лицо и янтарными глазами, слишком красивыми и слишком светлыми для простой служанки. «А если она не служанка, то кто тогда?» – думал он, и воспоминания о том, как девчонка умудрилась его отшить, вновь вызывали злость.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться