Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 7. Тайный коридор

– Я дома! – крикнула Майра, распахивая двери и сбрасывая рюкзак на пол.

– Дочка, уже вернулась?– выходя из кухни и вытирая руки о полотенце, поприветствовал ее Сахель. – Как прошел первый день?

– Отлично! – жизнерадостно отозвалась она – расстраивать преданного слугу совсем не хотелось. Да и что, собственно, произошло? Ну обменялась колкостями с задавакой, так не в первый раз, главное – смогла сдержаться и не скомпрометировать себя.

– Как всегда, – не поверив ни слову, вздохнул Сахель. – Есть хочешь?

– Просто умираю! – при упоминании о еде глаза Майры заблестели, к тому же с кухни плыли завлекательные запахи тушеного мяса.

Пока старый слуга накрывал на стол, Майра успела принять душ и переодеться в удобный спортивный костюм.

– Сахель, – уплетая мягкое ароматное мясо, позвала она, – Покажи мне тот тайный ход по которому ты нас вывел, – и в ожидании ответа замерла с пустой вилкой, даже жевать перестала.

– Подожди брата, дочка, он все тебе покажет, – ответил Сахель.

– Я хочу побыть там одна, вспомнить твои рассказы, – задумчиво вертя в руках прибор, протянула Майра. – К тому же, скорее всего, там тоже надо навести порядок. С планами брата, он может нам понадобиться, – Сахель испуганно посмотрел в грустные глаза молодой хозяйки. Он так старался забыть поспешное и страшное бегство из города, а сейчас, кажется, все начинается сначала.

– Хорошо, покажу, – тихо ответил он.

Обрадованная Майра, даже не доев, вскочила из-за стола и схватила слугу за руку.

– Веди, – приказала она.

Сахель вышел в гостиную, отодвинул один из стоящих у камина шкафов и открыл темный, пахнущий сыростью и затхлостью коридор.

– Понадобится фонарик, – пробормотал слуга и пошарил в ящике отодвинутого шкафа.

– Я сама, – Майра сомкнула пальцы на прохладном металлическом корпусе и, освещая коридор тонким лучом желтоватого света, шагнула в темноту. Световое пятно металось по полу, высвечивая обломки выпавших из кладки камней; по стенам со следами копоти, открывая взгляду потеки и плесень, даже мох не рос в угрюмом, лишенном света коридоре, камни которого, казалось, навсегда впитали запах гари, а Майра видела Сахеля с ребенком и младенцем, поспешно идущего по коридору, в то время, как за его спиной танцевали вырывающиеся из гостиной языки пламени. Дыхание прерывалось, как будто она задыхалась от быстрого бега или дыма, и Майра ускорила шаг.

Луч фонарика, продолжая бежать по стене, пропал, чтобы вскоре появиться вновь. Майра подошла ближе и направила фонарик на проглотившую свет «черную дыру». Ею оказался ответвляющийся и уходящий в сторону еще один коридор. Заинтересовавшись, шагнула туда и через несколько шагов попала в небольшую комнату. Майра осмотрелась – на одной из стен нашла выключатель. Щелкнула, но висящая под потолком, покрытая пылью лампочка и не подумала загореться. Все-таки, Майре удалось рассмотреть низкую кушетку и какой-то столик. «Надо ввернуть новую лампочку, осмотреть здесь все и вымыть», – подумала она и пошла дальше.

Кирпичные стены исчезли и превратились в один сплошной камень, он же был и под ногами, а потолок оказался спускающимся все ниже сводом. Согнувшись идти было неудобно, поэтому Майра, пачкая светлые спортивные брюки, опустилась на четвереньки. Зажатый в руке фонарик причинял неудобства, но, кое-как она доползла до конца туннеля и, оказавшись в небольшой пещере, смогла выпрямиться. Здесь было так же темно. Пережидающие день и повисшие на потолке летучие мыши, испугавшись света фонарика, сорвались и, шумно хлопая крыльями, скрылись во мраке. Майре показалось, что чуть дальше непроглядная чернота рассеивалась, даже почудилось дуновение свежего воздуха, и направилась туда. Она попала еще в один небольшой коридорчик. Несколько раз резко повернув, он вывел путешественницу в свету.

Майра стояла на самом краю обрыва. Из-под ног, небольшими, зелеными с серыми проплешинами уступами убегал горный склон, у его подножия белой пенной лентой извивалась говорливая речка. «Как же Сахель смог здесь спуститься с двумя маленькими детьми?» – подумала Майра, обводя взглядом простирающиеся вдаль холмы и перемежающие их низины. Порыв прохладного ветра, принеся свежий запах леса и трав, разметал ее волосы и отвлек от размышлений. Глаза Майры загорелись предвкушением, и, развернувшись, она поспешила вернуться в гостиную, к оставленному там слуге.

– Дочка, где же тебя так угораздило? – всплеснул руками Сахель, когда из темноты коридора показалась чумазая, но сияющая улыбкой Майра.

– Там такая грязь! Но я нашла выход! А что за странная комната с кушеткой? – положив фонарик на полку, она, убирая волосы от лица, провела ладонями по щекам, пачкая их пылью и сажей.

– Она служила вашим родителям своеобразной больницей, когда надо было отлежаться и залечить полученные раны. Дочка, зачем ты туда пошла? Что мы скажем Ранбиру?

– Тогда, тем более надо привести ее в порядок, – под нос пробормотала Майра, – с планами брата, точно пригодится. А ему мы ничего не скажем, – заявила она, развязывая кожаный шнурок на шее.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться