Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 9. Тучи сгущаются. Последствия ослушания

Абхилаша с гордым и независимым видом вошла в полицейское управление. Все прекрасно знали сестру зама начальника, поэтому девушка беспрепятственно прошла дальше.

– Я принесла тебе обед, – объявила она удивленно уставившемуся на нее Викраму – нечасто сестра баловала его домашней едой.

– Не стоило, я как раз собирался идти домой,– расчищая стол и озадаченно посматривая на гостью, сказал он.

– А где новый начальник? Я подумала, что он не откажется от домашнего обеда и принесла для него тоже, – слегка рассеянно проговорила Абхи, выглядывая в коридор.

– Так вот оно что, – усмехнулся Викрам. – А я уже решил, что тебе нездоровится. Разочарую, он ушел домой, – взгляд Абхи тот же час потерял заинтересованность, и она скучающе оглядела уставленный шкафами кабинет. – Что он за человек? Можешь что-то сказать?

– Что я могу сказать? – отправив в рот кусок роти с соусом чатни и облизывая пальцы, спросил Викрам. – Я сегодня его почти не видел. Вот только… – он задумчиво поскреб жесткие вихры.

– Что, только? – живо обернулась Абхи и уставилась на брата. А в глазах, ставших более коричневыми, чем зелеными, зажегся красноватый огонек любопытства.

– Мне показалось, что смердит как-то. Несмотря на лосьон или чем он там пользуется, – скривил Викрам губы.

– Как интересно, – задумчиво протянула Абхи. – В колледж пришла новенькая, и пахнет она, как помоечная кошка. Я стала ее задирать, чтобы разозлилась и показала коготки, но чертов Маниш вмешался и увел ее, да еще и отчитал потом. Кретин, – она презрительно фыркнула и снова уставилась на брата. – Как думаешь, они связаны?

– Не знаю, – Викрам пожал тяжелыми плечами, потом оправил форменную рубашку, и в не до конца застегнутом вырезе показалась густая растительность. – Надо сказать отцу. Он лучше знает, что надо делать, а мы поступим, как он решит. Слышишь? – позвал он задумавшуюся сестру. – Ничего сама не предпринимай, дождись решения отца. На Маниша не обращай внимания, ему никогда нас не понять.

– Как бы хотелось на него посмотреть, – еле слышно процедила Абхи, глядя в сторону кабинета начальника полиции. – Поел? – повернулась к брату. – Тогда, пойду домой, – она собрала пустые контейнеры и покинула управление.

Преисполненная достоинства Абхи села в броский автомобиль и, петляя по знакомым с детства кривым улочкам, мимо торговых лотков, магазинчиков сувениров и жилых домов с копошащимися рядом детьми, ехала к редакции. Но и там удача ей не улыбнулась – Раджита не было и, как сказали сотрудники, он сегодня не появлялся, только сбросил статью на мыло, теперь от него ждут фото.

Разочарованная, она поехала домой.

***

Раджит просматривал на компьютере фотографии и выбирал, какая из них больше подойдет к статье. Удручало, что не получилось запечатлеть хозяина особняка, но все-таки изображения получились весьма живописными – на фоне зеленых величавых холмов, горделиво возвышался обветшалый, но не утративший достоинства дом. Темные каминные трубы, резко контрастируя с бледной голубизной неба, ломали строгую геометрию крыши и укрывали старинное здание флером загадочности.

Пролистывая фото, на одном из них журналист увидел странный блик. Раджит непроизвольно наклонился к монитору и увеличил фрагмент с браком, не понимая, что там может бликовать, и к своему удивлению увидел два внимательных янтарно-желтых глаза. Увеличив еще больше и высветлив участок с глазами, он смог рассмотреть влажны черный нос и небольшие закругленные бархатистые уши.

– Пантера! – откинувшись в кресле, удивленно воскликнул он. – Откуда взялись пантеры практически в черте города? А не отдать ли это в новости? – пробормотал под нос, снова придвигаясь к монитору. – С какой-нибудь жуткой статейкой, – Раджит удобнее устроился в кресле и потер руки. – Посмотрю, может более удачные фото есть? – не успев написать и слова, подумал вслух, отпил чаю и, отерев влажную шею, включил кондиционер.

Теперь журналист уже внимательнее рассматривал каждое фото, увеличивая их на нужном участке: вот, из-за возвышения показались любопытные глаза, и кошка, принюхиваясь, вытянула голову; вот, мелькнула спина; на следующей – закругленный кончик хвоста, но ни на один кадр животное не попало целиком. Раджит сцепил руки за головой, откинулся на спинку кресла и задумался: «Можно написать ужасную, холодящую кровь статью, а к ней будет прилагаться фото с глазами и носом хищника – не тот эффект. Даже если все увеличить и представить обыкновенную пантеру, как монстра, она все равно внушала не ужас, а желание почесать за ушком. Послежу за домом, вдруг она еще появится. По тому как пантера кралась, можно предположить, что она шла целенаправленно к особняку. Но что ее там заинтересовало?»

Раздразненное любопытство и желание сенсации заставили журналиста отложить написание статьи до того времени, пока не получит фотографию хищника во всей опасной красоте.

Из всей коллекции Раджит выбрал самые безобидные фото и отправил их в редакцию.

***

Оскальзываясь и цепляясь выпущенными когтями за крутой склон, Майра длинными прыжками приближалась к пещере. Проскользнув по темному извилистому коридору, она попала в пыльную комнату. Там, пантера замера и, стараясь сосредоточиться, закрыла глаза. Понадобилось несколько секунд, чтобы справиться с почувствовавшим свободу зверем, вернуть его обратно в подсознание и, выпрямляясь во весь рост, обнаженная девушка переступала на грязном полу босыми ногами. Она торопливо запрыгнула одежду, натягивала кроссовки и убирала в хвост рассыпавшиеся волосы уже на бегу.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться