Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 21. Гостья

К своему удивлению Майра пришла домой раньше брата.

– Ранбира еще нет? – бросая на пол рюкзак и падая на диван, спросила она появившегося из кухни Сахеля.

– Нет, дочка, он еще не вернулся и на обед не приходил, – неодобрительно покачал головой старик.

– Кажется, я нашла ему работу, – болтая свесившейся с подлокотника ногой, Майра задумчиво рассматривала прядь волос с запутавшимся в ней комочком пыли.

– Мало твоему брату забот, – проворчал Сахель. – Прими душ, Ранбир придет, будем ужинать.

Майра тот же час подскочила с дивана.

– А что на ужин?

– Рыба.

– Ры-ыба-а, – мечтательно протянула Майра. – Беленькая, нежная, с хрустящей золотистой корочкой и ароматными травками. Я мигом! – и исчезла из пределов видимости пожилого слуги.

Но отсутствовала молодая хозяйка недолго. Она появилась так же стремительно, как и убежала.

– Как так получается, что ты всегда готовишь то, что я люблю? – заключила Майра в объятия испугавшегося от неожиданности слугу.

– Так ты, дочка, все любишь, – бесхитростно пожал он плечами. – Уверен, и жаренную саранчу съешь, если как следует присыпать перцем.

– Пожалуй, да, – Майра заразительно рассмеялась. – Но вот, кого бы я точно не стала есть, это Абхи – от нее псиной пахнет. Уверена, что не переварила бы ее мясо, – девушка сначала брезгливо скривилась, а затем принялась в красках и лицах рассказывать, как Абхи пыталась ее разозлить и как за это поплатилась. И когда изображала удивление появившееся на лице Абхи, после того, как ее стукнули рюкзаком по голове, раздался осторожный стук в дверь. – Я открою, – воскликнула Майра и, оставив в гостиной утирающего выступившие от смеха слезы Сахеля, бросилась к выходу.

Самайра распахнула дверь и увидела робко переминающуюся на пороге невысокую молодую женщину нервно перебирающую пальцами прижатую к груди матерчатую сумку.

– Господин Сисодия здесь живет? – незнакомка вскинула на Майру взгляд и тут же снова опустила.

– Здесь, но его сейчас нет дома, – хозяйка разглядывала гостью со все возрастающим интересом – женщина еще крепче стиснула ткань сумки, а щеки ее стали пунцовыми.

– Пожалуй, я пойду, извините за беспокойство, – сделала она шаг назад, намереваясь уйти, но это не входило в планы Майры, и в ее глазах зажегся озорной огонек.

– Нет-нет, проходите. Он скоро придет, – она отступила и гостеприимно распахнула дверь.

Гостья по-прежнему продолжала несмело переступать с ноги на ногу.

– Я настаиваю, – мягко сказала Майра и дружелюбно улыбнулась. – Ранбир расстроится, если узнает, что к нему приходили, а я не смогла достаточно хорошо принять. И будет меня ругать за отсутствие манер. Я его сестра, – пояснила она, поймав короткий вопросительный взгляд. – А на ужин у нас рыба, и Сахель будет очень рад, если кто-то еще кроме нас попробует его стряпню. Кстати, готовит он очень вкусно. А вы Ранбира давно знаете? – Майра тараторила и медленно отходила, заставляя оглушенную ее трескотней женщину, инстинктивно старающуюся сохранить дистанцию, следовать за ней.

– Я обрабатывала его рану. Он должен был сегодня прийти на перевязку, но не появился. Я беспокоилась, – тихо ответила Ила и недоуменно сморгнула – она и не заметила, как вошла в дом. И сейчас, растерянно осматриваясь, стояла посреди гостиной.

– О! Ранбир всегда такой своевольный, – пробормотала Майра. На этот раз растерялась и она, но быстро пришла в себя. – Воды, может быть, чаю? – не успела ошеломленная подобным напором Ила сказать и слова. – Тогда, чаю! – воскликнула молодая хозяйка и унеслась на кухню. – Я делаю прекрасный чай, – донеслось до гостьи.

Ила робко опустилась на краешек кресла, а из кухни доносилось журчание воды и звяканье металла. Спустя несколько минут, в комнату сначала вплыл горячий и бодрящий аромат чая, а следом за ним и сама хозяйка.

– Майра, как ты догадалась, что до смерти хочу чаю? – раздался от двери раскатистый баритон.

И хозяйка, и гостья одновременно посмотрели на вошедшего, а Ранбир не сводил недоуменного взгляда со знакомой хрупкой фигурки и кроткой бархатистости глаз.

Вспомнив о планах Викрама, Ранбир брезгливо поморщился и неприязненно отвернулся, а Ила испуганно вскочила с кресла и еще сильнее сжала сумку.

Майра стояла в дверях кухни с обжигающей пальцы чашкой черного пряного чая и с интересом смотрела на молодых людей.

– Ваша рана, – слегка побледнев, пролепетала Ила. – Вам сегодня надо сделать перевязку, но вы не пришли, я подумала...

– О чем подумали? – черты лица Ранбира сурово заострились. – И вообще, откуда узнали мой адрес? – он сверлил молодую женщину черными глазами, а сам думал: «Не прислал ли тебя женишок, чтобы разузнала что тут и как, рассказала, а он придумал способ незаметно напасть?»



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться