Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 22. Мираж

Майра во все глаза смотрела на двухцветное мерцающее марево, коконом окутавшее брата и молодую женщину. Ей почудилось… Нет, не почудилось! Майра присмотрелась – причудливо переплетаясь, два цвета – серебристый и золотой – создали замок с резными арками и галереями, узкими высокими окнами и раскинувшимся вокруг садом. Один из серебристых ручейков, увлекая за собой, потек в тяжелые, чуть приоткрытые двери.

В невесомом зыбком тумане Майра поднималась по каменной лестнице с неудобными высокими ступенями и массивными перилами. Странно, но ее шаги не отдавались гулко под сводами коридора, девушка как будто плыла, следуя за светящейся дорожкой.

Майра сама не заметила, как оказалась в комнате – отполированное серебро вместо зеркала, невысокий настил с пестрыми покрывалами заменял кровать, а узкие, утопленные в толстых стенах окна были забраны решеткой. Ручеек вытянулся вверх, завихрился, превратился в пар и в нем обозначился силуэт девушки.

– Отец, вы обещали семье Сисодия, что отдадите меня замуж за одного из их сыновей! – раздался в голове Майры несчастный голос.

Самайра оглянулась и увидела невысокого, но преисполненного чувства собственного достоинства мужчину с волнистыми волосами до плеч и длинными густыми усами.

– Они наши соседи на западе, знатны, богаты. Они и так нам, как родня. Если наши семьи скрепят отношения брачным союзом, то будем помогать друг другу защищать границы владений от набегов разбойников.

– Ты юна и глупа, – гулко отрезал мужчина. – И не тебе рассуждать, что будет благом для тебя и нашей семьи. К тебе посватался Белый Властитель северных земель. Его народ пришел из-за гор и захватил множество городов. У него достаточно денег, чтобы дарить тебе дорогие украшения, достаточно воинов и оружия, чтобы сохранить свои владения и защитить наши. А ты нарожаешь ему кучу беленьких ребятишек. Нам очень повезло, что он решил породниться с нашей семьей и только из-за твоих глаз.

Мужчина взял девушку за подбородок и поднял ей голову. А Майра увидела глаза незнакомки – не смотря на то, что девушка была соткана из тумана, они были слишком светлыми, слишком прозрачными, а сейчас еще и сверкающие от слез.

– Но я его не люблю! Я люблю другого! – ломая руки, воскликнула она. – Отец, разреши нам пожениться!

– Бесстыдница! – громыхнул гневный голос и по комнате разнесся звон пощечины. – Совсем забыла о приличиях?! Выйдешь замуж за того, кого я выберу, а потом и полюбишь его. Я уже дал слово, а Прамара не нарушают своих обещаний. Готовься, завтра он придет делать предложение.

Мужчина покинул комнату, и девушка, оставшись одна, в рыданиях опустилась на пол. Майре было жаль несчастную, но сделать она ничего не могла. Горевала незнакомка недолго – решительно сжав губы, она расстелила на кровати одно из покрывал и принялась скидывать в него одежду, украшения, инкрустированные камнями шкатулки, маленькие, похожие на современные, зеркала в серебряной оправе. Собрав все свое имущество, девушка завязала его узлом и, дождавшись темноты, тихонько выскользнула из дома.

Внезапно туман вокруг Майры сгустился, закрутился штопором, потом, так же неожиданно рассеялся, но она оказалась уже в другом месте – в лесу, под большим раскидистым деревом. Светало. Беглянка сидела на узле и беспокойно всматривалась в просвет тропинки. Что-то заметив, она вскочила. Майра проследила за ее взглядом – по направлению к дереву легкой походкой шел, судя по силуэту, высокий молодой человек. Вокруг него едва заметно мерцала золотистая аура. Рядом с сияющим незнакомцем гордо и независимо вышагивала огромная, сверкающая, как черный бриллиант, пантера.

– Меня выдают замуж, – не обращая внимания на грозного хищника, воскликнула подсвеченная голубоватым сиянием девушка и бросилась на шею возлюбленного. – На север! Но я не могу выйти замуж за кого-то еще, кроме тебя, – она отпустила его шею, отступила и сжала руки на животе. Меня выгонят и забьют камнями или сразу убьют, а вместе со мной и нашего ребенка.

Майра прижала ладони ко рту, чтобы сдержать возглас удивления, хоть и подозревала, что влюбленная пара ее не видит и не слышит. Подтверждая это, молодой человек подошел к возлюбленной и заключил ее в объятия, находясь буквально на волосок от Майры. Пантера царственно улеглась в стороне, но оставалась настороже, чутко принюхиваясь и прислушиваясь к возможной опасности.

– Я никому не позволю стать твоим господином. Боги были свидетелями нашей любви, они же нас и благословили. Пойдем, расскажем обо всем моим родителям, возьмем воинов и спрячемся в одной из наших крепостей. Там мы будем в безопасности, и никто не сможет отнять тебя у меня.

Понимая всю бесполезность, Майра тем не менее невольно потянулась, чтобы остановить влюбленных от опрометчивого шага, но ее снова закрутило в вихре тумана, и когда дымка рассеялась, девушка стояла на высокой крепостной стене, а под ногами простирались горные хребты. Майре показалось, что она уловила какое-то движение под стеной. Присмотревшись, увидела вставших лагерем воинов. А вокруг, уткнувшись носом в землю и предвкушая предстоящее пиршество, сновали… от неожиданности Майра чуть не упала со стены – шакалы.

– Они все-таки нас нашли, – раздался дрожащий голос, и Майра обернулась – на стене, прижавшись к одному из зубцов стояла та самая туманная незнакомка с убранными под покрывало волосами, сундуром в проборе, мангалсутрой на шее и… с заметно округлившимся животом.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться