Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 29. Незапланированное приключение

Раджит, не удержавшись и опять сфотографировав эффектную незнакомку, видел, как она, перебросившись парой фраз с юношей в маске, для которого фотограф не нашел другого слова, кроме «обычный», плавно, с неторопливой грацией направилась к выходу в сад. Раджит тоже почувствовал, что в гостиной стало чересчур жарко и душно и двинулся следом.

***

Источаемое Майрой сексуальное притяжение, не находя объекта для воздействия, растворялось в чернильной темноте ночного сада, но царившее в гостиной напряженное желание оставило отпечаток и на самой девушке. Стиснув поручень и прикусив нижнюю губу, она стояла в беседке и, закинув голову, смотрела на мерцающее звездами небо. Майра не понимала почему нервничает, а прокатывающиеся по телу волны жара приписывала духоте остывающего города и единственным желанием было вернуться домой, в прохладу горных склонов.

После душной комнаты запах сада и озера оглушал. Как-то незаметно и естественно в него вкралась горьковатая нотка. Майра потянулась, чтобы снять полумаску, когда почувствовала за спиной чье-то присутствие. И не успела обернуться, как услышала тихий, мягкий, как ночь, голос:

– Что-то случилось? Я могу помочь?

Женская сексуальность, наконец-то найдя предмет для воздействия, устремилась к мужчине, но по дороге встретилась с ответной волной желания. Они закрутились, смешались и рассыпались тысячами черно-золотых искр, не освещающих тьму, но наполняющих ее живой, пульсирующей энергией.

Майра не успела ничего подумать, ничего понять, когда, повернувшись на голос, обвила шею смутно угадывающегося в ночи мужчины в черном вечернем костюме и потянулась к губам.

Он не стал противиться, послушно склонился над незнакомкой и коснулся теплого, трепещущего шелка.

С того момента, как Майра почувствовала на губах горячее дыхание и упрямую непреклонность, как будто земля ушла у нее из-под ног. Словно утопающий, она хваталась за шею, сильные плечи и пила поцелуй, будто, умирая от жажды, нашла прохладный родник – жадно, ненасытно и чем дольше длился поцелуй, тем сильнее разрасталась жажда.

Майра совсем заблудилась в себе – зверь и человек переплелись так тесно, что она с большим трудом удерживала первого и не позволяла выступить клыкам и острым когтям, а на человека сил не осталось совсем. Поэтому он делал, что хотел. Она не заметила, как мужчина расстегнул единственную застежку-брошь, и жадные руки уже обвивали ее талию, скользили по бедрам, а кожа на шее и груди пылала под обжигающим дыханием.

Почувствовав что ее оторвали от земли, Майра инстинктивно скрестила ноги за спиной единственного, за кого могла держаться. Тут же сосок охватило огнем, и из горла вырвался сдавленный стон. В желании утолить разрастающийся голод, Майра теснее прижалась к мужчине и слегка прикусила мочку уха. Как будто отвечая на призыв, он тоже утробно застонал и, крепче прижимая, приподнял ее, после чего едва заметно опустил.

От необычного ощущения Майра взвизгнула и впилась в шею мужчины. Но и на нем ей не дали сосредоточиться – новые, все более сильные и непонятные чувства накатывали волнами одно за другим. До тех пор, пока она не утонула, не распалась на атомы и не растворилась во вселенной.

Первое, что заново материализовалось, было сердце, даже не одно – Майра чувствовала его бешеный стук, так же как и ответные сильные частые толчки и опаляющее шею дыхание. Сама же она вцепилась пальцами в густые волосы. Майра шевельнулась и ее медленно, словно нехотя, опустили на ноги. Только сейчас она посмотрела в лицо мужчины – маска не скрывала его и это был не Маниш.

– Ты не он?! – ошеломленно воскликнула она, отступая на шаг и запахивая платье.

Только сейчас, когда напряжение спало, тело ослабело, а ноги подкашивались, до Майры дошло, что она натворила. Вспыхнув, она резко отвернулась и, не разбирая дороги, бросилась бежать. Нет, бежала не к особняку – сейчас она не могла показаться на глаза Ранбиру, он бы все понял и рассвирепел. Был единственный, ничтожный шанс, что дома сможет прийти в себя и встретит брата как ни в чем не бывало, объяснив свое отсутствие головной болью.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться