Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 38. Законы притяжения

Раджит решил показать студентам как использовать естественные свет и тень, поэтому повел будущих журналистов на природу. Будучи прирожденной кокеткой, вместе со всеми, естественно, пошла и Абхи. И, хватаясь за руку Раджита, непрестанно жаловалась на неприспособленные для каблуков лесные тропинки. Почему-то сегодня прикосновения Абхи были особо неприятны. Быть может, потому что его целый день преследовал раздражающий запах мокрой псины или же от того, что ощущал присутствие незнакомки с вечеринки, и это чувство волновало кровь. Раджит старался держаться подальше от навязчивой девицы, предоставляя ей возможность вешаться на кого-нибудь другого.

Сделав вид, что пересчитывает подопечных, он окинул взглядом гомонящую толпу, отыскивая источник притяжения – студены веселились, толкались, перекидывались шутками. Глаза равнодушно скользили по лицам, практически не замечая их, пока не выхватили гладкий длинный хвост и его обладательницу. Лицо мгновенно обдало жаром, а в висках застучало. Велев студентам продолжать идти, Раджит постарался приблизиться к девушке в черном, но она каким-то непостижимым образом все время оставалась среди однокурсников, словно нарочно избегала встречи. И даже случайно не получалось поймать ее взгляд – девчонка как чувствовала, что он собирается смотреть в ее сторону, и неизменно поворачивалась затылком. Так что Раджиту приходилось довольствоваться глянцевым пляшущим хвостом и изящной линией шеи.

– Кто согласен стать моделью? – бросил клич Раджит, когда студенты, распугав громким смехом и перекрикиванием всю живность, выбрались на полянку, где он собирался проводить занятие.

Опередив всех, естественно, вызвалась Абхилаша. Раджит осмотрел ее с ног до головы и с трудом сдержал недовольную гримасу – развевающаяся полупрозрачная широкая юбка, трепещущая на ветру дупатта, блестящие босоножки и беспорядочные кудряшки на фоне темного леса представляли собой некое размытое разноцветное пятно. Лаконичные, четкие очертания девушки в черной футболке смотрелись бы более эффектно. Раджит оглянулся на толпящихся за спиной студентов – незнакомка вновь спряталась за спинами парней. Неожиданно для него самого, Раджитом овладела злость. Захотелось растолкать мальчишек, посмевших находиться рядом с ней, быть может, касающихся ее обнаженных рук, плеч, вдыхающих ее запах. Он поймал себя на том, что заполняет легкие до предела, стараясь уловить, удержать, забрать тонкую, осторожную струйку пьянящего аромата; потряс головой и, повернувшись к модели, заставил себя сосредоточиться на занятии.

Раджит рассказывал студентам, какую выставляет диафрагму при портретной фотосъемке. Какую выдержку – при съемке движения или в сумерках. Объективы – для панорамных и ближних планов. Одновременно он фотографировал Абхи с разных ракурсов и наглядно показывал чем отличаются фото с тщательно подобранными параметрами от выставленных наугад. Во втором случае динамичные фото получались смазанными, в панорамных терялись перспектива и глубина, а портретных – объем. Сумеречные же фото не получались вообще.

– Теперь сами, – Раджит отошел и предоставил будущим журналистам фотографировать кривляющуюся модель.

В основном, студенты, толкаясь, сгрудились именно на том месте, где стоял он сам. Только одна черная фигурка отошла в сторону и там колдовала с фотоаппаратом. Раджит смотрел, как она наклоняется, направляя объектив снизу вверх, и с ужасом представлял какая получится фотография с подобного ракурса. Но долго об этом думать не получилось – внимание привлекла сама девушка. Изогнувшись в талии и подогнув колени, студентка оказалась практически параллельна земле, длинный хвост коснулся зленой травы, и в попытке поймать удачный кадр она немыслимым образом вывернула шею. Графичная ломаная линия тела была так эффектно подсвечена солнечными лучами, что Раджит не удержался – осторожно, чтобы не побеспокоить, обошел девушку и щелкнул затвором фотоаппарата.

Потом увеличил зум, отвел взгляд от видоискателя и снова посмотрел на занятую съемкой студентку. Она поменяла позу и немного откинулась. Лопатки сошлись, глубокий ворот майки отошел от спины, и Раджит увидел убегающую вниз дорожку из мягких, еле заметных волосков.

Желание стянуть с блестящего хвоста дурацкую заколку, запустить пальцы в густые рассыпавшиеся волосы и слегка потянуть, приникнуть к нежной коже шеи и губами чувствовать бешеный пульс захлестывало. Раджит уже ощущал под руками сильное гибкое тело, жар смешавшегося в поцелуе дыхания и жадную настойчивость губ. Он разжал руки и даже не заметив, как, дернув ленту на шее, фотоаппарат ударил в живот, двинулся к девушке. Раджит не видел ничего, кроме ее легкой фигурки. Кровь с ревом неслась по венам и оглушительно стучала в висках. Раджит не слышал, как один из студентов его окликнул, не заметил, как тот подошел и, лишь почувствовав на плече чью-то руку, резко обернулся, намереваясь избавиться от помехи.

– Господин Чаухан, мы закончили, – оробев от сверкнувшего в глазах журналиста яростного огня и отступив на шаг, выдавил парень. – Можно сдавать снимки?

И Раджит очнулся. «Дьявол!» – выругался он про себя. – «Раджит, ты чего творишь?! Ведь она же студентка! И с чего ты вдруг взял, что на маскараде была именно она?! Возьми себя в руки! Неужели позволишь себя окрутить?»

– Да, подпишите карты памяти и положите в мой рюкзак, – он потер виски и поспешил отойти подальше от девушки, обладающей непонятным и неподвластным магнетизмом.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться