Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 47. Объяснение

Майра замерла опасно близко от журналиста. Смуглая рука упиралась в дверь прямо перед ее носом. Она чувствовала вибрацию воздуха от его пульса. Густой терпкий запах кожи щекотал ноздри, и Майра снова увидела как от нее к журналисту потянулись прозрачные желтые с черной окантовкой ручейки и встречались с его – пламенно-оранжевыми. Они соединялись и перетекали друг в друга в причудливом танце жидкого золота и огня. Черный цвет заигрывал с багрянцем, оплетал и прокладывал дорогу дальше, Майра зажмурилась, стараясь удержать зверя, и он отступил, а вокруг Раджита снова засияло чистое пламя.

– Не знаю, что это было, – поведя плечами, задумчиво сказал Раджит, – но мне кажется, что я тебя почувствовал. Это было… приятно. Я знаю кто вы с братом такие.

Майра распахнула глаза.

– Я не собираюсь об этом распространяться, но хотел бы кое-что прояснить, поскольку это коснулось меня.

– Что ты хочешь знать? – Майра сделала небольшой шаг назад.

– Пойдем, – Раджит взял Майру за руку, но она, вывернувшись, отскочила еще дальше.

– Не бойся, я тебя не обижу, – Раджит примирительно поднял ладони. – Просто, у дверей не очень удобно беседовать. Давай, присядем.

– Если ты знаешь обо мне, то должен также знать, что это не мне надо бояться тебя, а тебе меня, – невесело усмехнулась Майра. – Как тебе стало известно?

– После вечеринки, – глаза Раджита лукаво блеснули.

От досады на себя, Майра прикусила губу, но тот час же отпустила, поймав жадный взгляд собеседника.

– Я стал по-другому воспринимать мир. По-другому его видеть, слышать, чувствовать. Вспомнились живущие здесь легенды, я стал копать дальше и нашел старинную книгу. В ней говорилось о двух противостоящих видах. Это правда?

Майра нехотя кивнула.

– И враждующий вид – это Прамара? Не лги мне. Я почувствовал от Абхилаши собачий запах, – заметив, как Майра отводит глаза, предупредил Раджит.

Майра бросила на него короткий взгляд и снова кивнула.

Раджит встал с подоконника, где они разговаривали, и стал расстегивать рубашку Ничего не помнимая, Майра следила за ним круглыми глазами.

– Я готов примкнуть к вам с братом, помочь. Что надо сделать, чтобы я стал таким же? Укусить? Кусай! – он совсем стащил рубашку и бросил ее на пыльный пол.

Майра тоже вскочила и на всякий случай отбежала.

– Ты с ума сошел? Зачем тебе это надо? Это совсем не весело знать, что ты не можешь приблизиться к человеку, не причинив ему вред! Ты знаешь, что от близости с нами люди могут умереть?! Я не знала и очень жалею, что брат не рассказал об этом раньше! – с жаром воскликнула она, наконец-то выплескивая все, что долго держала в себе.

– Я выжил, – охладил Раджит ее пыл.

– Ты выжил, – подтвердила Майра. – Но тебе не обязательно становиться таким, как мы. Пока ты не обратился, у тебя есть шанс остаться в стороне. Мы перестанем общаться, больше не увидимся, и твоя жизнь снова станет нормальной.

– Так вот как это работает, – пробормотал Раджит, а потом, стремительно, как бросок кобры, приблизился к Майре и прижал к себе. – Кто тебе сказал, что я хочу стать нормальным? – он склонился так низко, что почти касался губ Майры, и она чувствовала тепло его дыхания, обжигающую близость тела. Как кролик на удава, смотрела на огонь, пляшущий в глубине темно-карих глаз. – Я никогда не чувствовал себя так великолепно, как после вечеринки, – горячее дыхание снова опалило кожу. – Никогда не видел мир в таких ярких красках. Ты открыла мне это и я не хочу расставаться ни с новыми чувствами, ни с тобой, – он склонился еще ниже и коснулся подрагивающих розовых губ.

***

Не смотря на данные сестре заверения, что освободит от себя Илу, Ранбир пришел к больнице. Он понимал, что делает это зря, что его появление не приведет ни к чему хорошему и только утвердит девушку во мнении, что он опасное, преследующее ее существо, но ничего не мог с собой поделать.

Кажется, установившая между ними связь стала еще прочнее за время пребывания Илы в их доме и теперь не позволяла отдалиться. Он тянулся к Иле, не мог не видеть ее хрупкость, ласковый взгляд бархатных глаз, не слышать тихого переливчатого голоса и не чувствовать легкие прикосновения прохладных пальцев с едва уловимым запахом дезинфекта. И он шел. Приближался к больнице, убеждая себя, что хочет лишь увидеть, убедиться, что с ней все в порядке.

Ранбир подошел к воротам как раз, когда медсестры сменялись, и девушки, выходя небольшими компаниями, разбегались в разные стороны.

Появилась и Ила. Ранбир почувствовал ее раньше, чем заметил невысокую фигурку и раздуваемые ветром волнистые волосы. Не успев подумать, он сделал шаг навстречу. А Ила, убирая от лица спутанные ветром пряди, подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Она замерла. Окутывающее прозрачно-голубое облако заволновалось и устремилось к Ранбиру. Ила качнулась, словно хотела подойти, но ее взгляд стал отстраненным, а мягкие губы напряглись и приняли твердые очертания. Она оглянулась, будто ждала кого-то, и сразу же из-за стайки девушек вышел Викрам.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться