Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 59. Дела шакальи

Маниш скосил глаза, но ничего не смог рассмотреть, лишь опасность, сгущаясь, обступала со всех сторон. Сообразив, что помощи ждать не от кого, он возобновил попытки освободиться и вцепился в удерживающую руку.

Пальцы скребли по мускулистому предплечью, не нанося существенного урона.

– Где ключ? – тиски не шее сомкнулись теснее. Кровь стучала в висках и застилала взгляд, но Маниш молчал. – Посмотри, – по-прежнему удерживая Викрама, Ранбир посмотрел на Раджита и кивнул на Маниша.

Журналист похлопал по карманам парня – пусто. Дернул воротник футболки, показалась тонкая цепочка.

– Постой, кажется…

Помогая Раджиту добраться до нее, Ранбир ослабил хватку, чем не замедлил воспользоваться Маниш. Глотнув воздуха, он изо всех сил лягнул Ранбира в голень.

– Поганец! – выпуская мальчишку и хватаясь за ногу, воскликнул тот.

Маниш рванулся прочь, но цепочка на шее натянулась, и, судя по насупленным бровям, Раджит точно не собирался ее отпускать. "Жизнь важнее, а с ней я и после смогу разобраться», – решил он и удвоил усилия. Не выдержав натяжения, тонкая цепочка лопнула. С легким звоном ударившись о каменную стену, ключ улетел в темноту, а Маниш по инерции кубарем покатился дальше.

Он уже встал было на четвереньки, чтобы распрямиться и бежать, но нагнавший в громадном прыжке Викрам вновь повалил, и оба парня, оказавшись за пределами пещеры, с рычанием и вскриками полетели по склону одним клубком переплетенных рук и ног. Время от времени из него высовывалась рука, и тогда на камнях оставался клок волос или одежды. Появившись и мгновенно исчезнув, нога лишилась кроссовки и значительного куска кожи, и за живым клубком потянулась красно-коричневая дорожка.

Следуя естественному рельефу, он отклонился от тропы. Молодые люди не замечали, что двигаются к краю обрыва и, когда на пути попалась возвышенность, остановились. Путаница рук и ног распалась. Два парня стояли на краю пропасти и с ненавистью смотрели в глаза друг другу.

– Гаденыш! Ты решил пойти против семьи! Да я же тебя на клочки порву! – брызгал слюной Викрам.

Тяжело дыша, Маниш осмотрелся и заметил едва различимую тропинку, теряющуюся в лабиринте пещер, вход куда скрывался за густым кустарником. Только бы успеть добраться и тогда можно с легкостью убежать от брата.

– Сначала поймай! – насмешливо бросил он, а Викрам от злости скрипнул зубами.

Дальше все произошло одновременно: вильнув, Маниш рванул в сторону, камень выскользнул из под ноги и, гулко стуча, полетел в пропасть. Чувствуя, что опора уходит из-под ног, Викрам вцепился в Маниша. На мгновение они задержались, балансируя на шатком карнизе, и рухнули в пустоту.

Выступ, еще один. Удар следовал за ударом. Кажется, сломалась кость или две. В том сгустке боли, которым стало тело, определить было сложно. Каменный отвес стремительно проносился перед глазами, а его основание терялось в глубокой расщелине. Если немедленно не предпринять что-нибудь, чтобы замедлить падение, то потом будет поздно. Очередное болезненное соприкосновение с камнем. В облике животного травмы восстанавливаются быстрее, и вместо Вирама, в пропасть падал уже рыже-коричневый шакал. Удар, от боли потемнело в глазах. Дернувшись и коротко взвизгнув, он распластался на небольшом уступе, а Маниш, цепляясь за лоскутья одежды, полетел дальше.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться