Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 64. Спасательная операция

В этот раз потребовалось больше усилий, чтобы благополучно добраться до обрыва и не свалиться в пропасть. Темнота для обоих стала абсолютной, а рассеянный свет луны и резкий, пляшущий – фонарика не очень помогали избегать валунов или провалов. И время от времени молодые люди останавливались, чтобы поддержать друг друга или помочь подняться.

– Стой! – они замерли на самом краю обрыва, и осыпавшиеся из-по подошв камешки с тихим шорохом полетели в темноту.

Ранбир посветил вниз.

– Смотри. Видишь? – он указал на темное, контрастирующее со светлым камнем нечто. – Викрам, – позвал, слабо надеясь на ответ.

Казалось, что вязкая тьма обступает, поглощает звуки, и скоро они сами станут ее частью, но, прогоняя морок, снизу раздалось что-то отдаленно напоминающее «Я здесь».

– Викрам! – парни легли животом на каменную площадку и сколько смогли свесились в пустоту. – Как ты? Двигаться можешь?

– Не знаю, – последовал хриплый ответ. – Кажется, сломано пара ребер. Плечо или сломано, или вывих, не могу двигать. Болит нога, но это мелочи.

– Если мы спустим веревку, сможешь обвязаться? – кричал Ранбир.

Посыпались камни, но в их шорохе, молодые люди расслышали полный сомнения голос:

– Не знаю.

А затем раздалось сдавленное ругательство, словно Викрам попытался встать, но упал.

– Оставайся там, я сейчас спущусь и помогу, – крикнул Ранбир и стал заматывать бухту. – Ты останешься здесь. Будешь страховать, – он отдавал распоряжения непререкаемым тоном, нисколько не сомневаясь, что Раджит не станет возражать. Но ошибся.

– С ума сошел? – возмутился журналист. – Такая темень! Куда ты полезешь? – потом тише добавил: – Не забывай, что ты уже не кошка и можешь сорваться. Что я тогда скажу Майре? Я пойду, я много ходил по горам, выискивая интересные кадры.

– Сомневаюсь, что ползал по отвесным стенам, – усмехнулся Ранбир. – А меня отец учил… давно. Но думаю, справлюсь. – Он обвязал себя веревкой и взял фонарик. – Стравливай потихоньку, – кивнул на свернутый, словно уснувшая змея, канат.

Подсвечивая удерживаемым во рту фонариком, Ранбир спускался, цепляясь за камни не хуже любой кошки. Несколько перехватов, десяток прыжков, и вот Раджит видит, как Ранбир ловко приземлился на узком карнизе. Журналист облегченно перевел дух и постарался снять напряжение. Он только сейчас заметил, как онемели стиснутые кулаки.

– Эй! У вас все в порядке?

Ранбир отложил фонарь и снова стал невидимым для наблюдателя.

– Да! Сейчас обвяжу Викрама и поднимусь! – услышал Раджит голос друга, а потом сдавленный стон и совсем несдерживаемые ругательства.

Холодный щелчок металла: «Карабин», – подумал Раджит и натянул веревку, а желтое пятно света, поднимаясь, запрыгало по стене. Долго ждать не пришлось – вскоре яркий луч мазнул по глазам, с лязганьем фонарь ударился о камни, а из пропасти показалась макушка и рука Ранбира.

– Что-то… я уже не так уверен в своей теории, – заявил Раджит, помогая выбраться Ранбиру.

– Ты… о чем? – пытался отдышаться бывший оборотень.

– Что ты стал человеком. Как был кошкой, так и остался.

Ранбир все еще не восстановил дыхание и вместо слов показал журналисту ободранные руки.

– Хочешь сказать, что и человеком ты остался таким же хватким, – исподлобья посмотрел Раджит.

– Природная ловкость, – ухмыльнулся Ранбир. – Но, хватит болтать. Пора доставать нашего раненого.

Молодые люди переглянулись, одновременно сняли футболки и, порвав, перемотали руки.

– Что-то сегодня одежде совсем не везет, – усмехнулся Раджит, берясь за канат.

Веревка натянулась и врезалась в руки, смуглая кожа блестела под рассеянным светом полускрытой облаками луны, от напряжения бугрились мышцы, перевитые выступившими венами. В темноте раскатывались тяжелые волны синхронного дыхания.

Ладони горели, но мужчины, стиснув зубы, продолжали перехватывать и тянуть канат. Наконец, еле различимая смуглая рука ухватилась за край обрыва.

– Держишь? – обернулся Ранбир. Раджит кивнул, и полицейский закрепил веревку.

Проверили, надежно ли, и оба бросились к провалу. Шлепнувшись животами на камень, они подхватили Викрама подмышки и, не обращая внимания на его вой, втащили на площадку. На ноги он не поднялся. Придерживая одну руку другой, продолжал лежать и скулить сквозь зубы.

– Ты как? – присел рядом Ранбир.

– Сейчас… подождите… У-у-у! Дьявол! – заметив, что Викрам пытается сесть, друзья его приподняли. – Спасибо, что помогли. Не думал, что вернетесь, – бывший шакал тяжело дышал и старался не шевелиться.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться