Любить сложно, не любить невозможно

Размер шрифта: - +

Глава 66. Предложение

– Тихо-тихо, успокойся, – Раджит обхватил ее, прижав руки и не давая упасть. – Майра, теперь здесь все люди. И ты, и я, и Викрам. Кстати, он пострадал, спасая тебя. Так что будь немного любезнее. Встать сможешь? – повернулся он к гостю. Всем не помешает поесть и поговорить.

– Люди? – сначала Майра удивленно распахнула глаза, потом закрыла и попыталась сосредоточиться на внутреннем звере, но не смогла его найти. – Люди? – повторила уже тише, а потом вопросительно посмотрела на Раджита. – Значит, если я стала обычным человеком, ты уйдешь?

– Обязательно! – рассмеялся он и подхватил рассерженную Майру на руки.

– Пусти меня! – билась она. – Тебя, как и Маниша, интересовали только способности оборотня! Но теперь, раз я стала обычным человеком, можешь уходить! Нас с тобой ничего не связывает!

– Совсем-совсем ничего? – промурлыкал Раджит в ароматные и еще влажные после душа волосы.

– А-а-а, нет, – прервал их воркование рев Викрама. – Пожалуй, останусь здесь, – он рухнул на диван. – Что ты сказала на счет Маниша? – он опять вывернул голову, стараясь увидеть лицо брыкающейся Майры.

– Твой брат запер меня в той пещере и ждал, что я сделаю из него оборотня. Хотел стать пантерой, как я и Ранбир. Хотел быть самым сильным в семье и рассчитывал занять место вашего отца, – пояснила Майра.

– Вот гаденыш, – усмехнулся Викрам и потянулся к миске, поставленной у дивана Илой. – К тому же, дурак. Неужели он думал, будто отец его примет? Окажись он сейчас у меня в руках, снова бы сбросил его в пропасть, – жадно, словно кто-то отнимет, он набивал рот рисом и мясом. – Я, наверное, сильно стукнулся головой. Плохо соображаю. Но что вы говорили, будто здесь все люди? – Викрам одновременно пытался жевать и говорить. И то, и другое выходило плохо, поэтому молодые люди скорее угадали последний вопрос, чем поняли.

Заняв место за столом и посадив рядом все еще сопротивляющуюся Майру, Раджит повторил свою теорию

– Что же, вполне логично, – облизывая с пальцев мясной соус, заключил Викрам. – То-то отец этому обрадуется, – хмыкнул он. – А Абхи! Ох, я бы все отдал, чтобы увидеть ее лицо, когда сестренка узнает, – засмеялся, но тот же час схватился за ребра и застонал.

– А ты сам? – испытывающе посмотрел на него Ранбир.

– А что я? – повозившись и устроившись поудобнее, вздохнул Викрам. – В отличие от отца и сестры, я никогда не считал себя исключительным. Зачем мне быть оборотнем, если это не помогло получить девушку, – его взгляд задержался на порозовевшей Иле. Не укрылось от внимания и то, как Ранбир накрыл ее пальцы ладонью и пожал. – Буду жить дальше, – он отвел глаза.

– А ты? – Майра повернулась и с вызовом посмотрела на Раджита.

– Я? – он преувеличенно растерянно оглянулся на Ранбира. – Думаю, твой брат не выпустит меня из дома, пока я этого не скажу. Ранбир, ты согласен отдать мне в жены Самайру?

– Что?! – вскочила Майра. – Ранбир, скажи ему, пусть выметается из нашего дома! И больше никогда не показывается! Иначе! Иначе… – она попыталась столкнуть Раджита со стула, опять покачнулась и была бережно усажена на место.

– Не советую ее злить, – раздался над столом ровный голос Ранбира. – Она и человеческими ногтями может выцарапать тебе глаза.

– Так, ты согласен? – обнимая Майру за плечи, повторил вопрос Раджит.

– А вы мне оставили выбор? – пожал плечами Ранбир. – Только, сначала спроси Майру, согласится ли она стать твоей женой.

Раджит повернулся к Майре и, приподняв пальцем за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза.

– Ты согласна? – его голос прозвучал непривычно глухо и в нем слышалось мучительное ожидание.

– Почему? Ведь я всего лишь человек, – янтарные глаза сверкали влагой навернувшихся слез.

– Неужели, ты думала, что из-за такой ерунды я от тебя откажусь? – он аккуратно стер стекающие по щекам прозрачные капли. – Ты – это ты. Немного сумасшедшая, но неповторимая, и неважно в виде кого. – Раджит замолчал, вглядываясь в бледное лицо, а когда пауза затянулась, напомнил: – Ты так и не ответила.

– Я согласна, – Майра сглотнула вставший в горле ком и посмотрела на брата.

– А ты согласна стать моей женой? – Ранбир не сводил глаз Илы, а она восхищенно смотрела на Майру и журналиста. – Ила, – негромко позвал он и сжал ее пальцы.

– Я думала, что мы уже прояснили этот вопрос. Ведь я сказала, что мне неважно кто ты. Главное – что внутри. А внутри ты надежный, добрый, любящий. И я согласна стать твоей женой.

– Ребята, зачем же столько патоки, я же ем! – донесся с дивана страдающий голос, а следом аппетитное причмокивание.

– Как жалко, что мама и папа не дожили до этого часа, – пробормотала Майра и покосилась на Сахеля.



Лана Мур (Begemot)

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться