Любить солнце

Любить солнце

Ты знаешь, милый,
Есть истина в вине и правда в теле,
Есть чувства наши,
Прохожие на них глазели.

Ты знаешь, милый,
Есть истина в вине и правда в теле,
Мы мысли наши, лишь для себя хранили.

И слушателями были сами мы.


Я верю, милый,
Что лишь с тобой пойдёт наш разговор:
И о религиях, и о постели,
О вкусной пище, об истинах бытья.

 

Я верю, милый,
Что Солнце, это не Луна,
Что Солнце греет,
Что Солнце, это ты и я. 

01.01.2021

Что значит любить солнце?
Никто не знает ответа, пока не полюбит. Солнце, это, не только звезда, которую многие ненавидят по утрам в рабочие будни. Солнце – это нечто большее.

И именно сейчас молодая, красивая и интересная француженка хотела бы увидеть, хотя бы лучик золой чипсины на покрытом дождевыми облаками небе.
Стук каблучков об брусчатку, шуршание многослойной мини-юбки, которая при любом порыве холодного февральского ветерка задирается по самую талию, но девушка со стрижкой боб не сдаётся и походкой от бедра направляется на треклятую остановку, чтоб попасть на встречу со своим лучшим другом.

Джули Вивьен успела раз десять возненавидеть своего товарища и сообщника по всем тяжким, только из-за того, что тот счёл необходимым позвать её на выступление уличных танцоров, в такую-то отвратительную погоду.

Зачем, ну зачем я согласилась? Могла бы сидеть на разбросанных по мягкому ковру подушках дома, и смотреть в полнометражное окно, с кружкой тёплого медового молока в руках, а рядом бы лежал сборник сонетов Шекспира, с проигрывателя играл бы джаз. Так нет, прослушав весь диалог, именуемый монологом благоговейного друга, дала согласие на прогулку. Погода мерзостно-ужасная. Волосы с отливом в медь даже с новой стрижкой под горячие ножницы умудряются лезть в лицо, юбка перекручивается, а любимая новая обувь натирает и жмёт.

Мне остаётся только кутаться в своё пальтишко и искать плюсы от предстоящего вечера.

Ногам холодно, красные колготки с гетрами совершенно не греют. Иду вдоль торговых лавок наспех поправляя юбку, заправляю блузку и ерошу волосы.

Мой автобус подъезжает на остановку, и я назло всему миру начинаю быстрее семенить. Дизайнерские туфли на шпильках уверенно ступают в лужи.

Ну, всё, теперь я просто обязана встретиться с Лелем Бенсоном и отобрать у него его растянутый, но тёплый жёлтый свитер или его любимую зелёную толстовку с катышками, при этом Лель просто обязан угостить меня кофе с фирменными пирожными в полюбившемся нами кафе «Французские сласти».

Бегу что есть силы, ветер обдувает лицо. Образ сказочной нимфы на прогулке больше похож на ожидание против реальности, а реальность такова: прафурсетка в поиске моряка.

С благословением всех предков и своим талантом ходулиста, я добегаю на проклятых пыточных кандалах до общественного ада на колёсиках, и даже блузка из велюра при моём спринтерском забеге не расправилась из приталенного кожаного ремешка с пайетками. Правда юбка всё-таки задралась и перекрутилась так, что молния, которая должна быть сзади, оказалась спереди.

Поездка прошла почти удачно. Правда я умудрилась отдавить ногу какому-то симпатичному, но, увы, некультурному пареньку, затем заехать своей красивой лаковой сумочкой какой-то абсолютно недоброй и непонимающей в моде бабусе по голове, потом совершенно случайно по своей неуклюжести сесть какому-то дедуле-профессору с остеоартритом,- был характерный звук старого тельца,- на коленки.- В своё оправдание скажу, что дедуля, явно не английский денди и ругательства у него не профессорские, да и ручонки загребущие.- Ну и оплатить проезд купюрами вперемешку с фантиками от мятных леденцов.


Выйдя из транспорта, я сразу же увидела среди толпы незнакомцев Леля. Бенсон стоял, прислонившись к рекламному столбу, под навесом, в нелепой вязаной шапке с помпоном, в фирменном кожаном бомбере на меху с эмблемой из какого-то анимационного фильма, в том самом тёплом желточном свитере. А под мягкой вязаной желтизной торчит клетчатая бежево-красная рубашка, в довершении образа чёрные джинсы и красные кеды Nike Jordan.

«Какой же он красивый», — пронеслось в моих мыслях, так всё, хватит. Лель хмуриться, в руках у него телефон, а в моей сумочке мини-концерт от Эда Ширана. Нужно как можно быстрее добраться до друга, там, где стоит Бенсон, нет луж, но к прекрасному дополнению прилагается беснующаяся толпа.

Большой волной эти люди направляются в мою сторону, куда-то бегут, толкаются, размахивают зонтами (я бы тоже помахала, вот ведь не задача, так спешила, что оставила его в прихожей), громко говорят и совсем не смотрят по сторонам.

Я так засмотрелась на Леля, что не заметила, как меня толкнули в сторону и бурный поток продолжал меня атаковать. Пока я: чертыхалась, размахивала локтям и вообще была «не леди». До меня снизошла Фортуна, пробираясь сквозь живые дебри к так называемой живой точке, я умудрилась пропустить взглядом водосточный люк. Прощай новая неудобная, но очень эффектная обувь. Я застряла и, выбираясь из «плена» сломала каблук, радует лишь то, что смогла дойти до киоска. Пара шагов отдаляет меня от высокого, складного брюнета.

«Боже, какая же я дура! Нет! Я не могу так опозориться! Нужно срочно возвращаться домой!»— в горле собрался комок, на глазах вот-вот проступят слёзы, а так хотелось быть красивой.

Пока девушка боролась с наступающей паникой и накатывающей истерикой её заметили. Лель сильно нахмурился, рассматривая симпатичную ему девушку, что это Джули он понял сразу даже с этой дерзкой мальчишеской причёской. Точно Джули, но с ней явно что-то не так. Её наряд вызывал много сомнений у парня. Красиво, но совершенно не для такой погоды, а когда взгляд добрался до обуви то, тут Бенсон не выдержал:



TaishaAnanas

Отредактировано: 01.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться