Любите маленьких драконов. Принцесса и дракон

Глава 3

    Все дни следующей недели отличались унылым однообразием. Дня три дракончика упорно пытались приручить. Причем кормящие его слуги вели себя, с точки зрения Норберта, глупее некуда.
    - У-тю-тю-тю-тю, зеленый, давай, бери кусочек! Мяско, свеженькое, вкусненькое, - с фальшивой улыбочкой протягивал дракону на заостренной палке кусок сырого мяса один.
    - Цыпа-цыпа, - вещал, приманивая чешуйчатую зверушку, чтобы покормить с рук, другой.
    «Идиоты! Теперь я знаю, какими видят животные своих кормильцев», - с презрением думал Норберт, демонстративно не обращая внимания на все потуги обслуживающего персонала. Не добившись отклика от строптивой ящерицы, как между собой слуги отзывались о новом приобретении хозяина, они бросали еду в миску и уходили. Только тогда принц подходил, поджаривал хорошенько мясо и съедал. Умирать голодной смертью он не планировал в надежде, что рано или поздно ему представится случай сбежать.
    Пару раз заходил проведать своего нового питомца и Вир Даллен. Правда, он только задумчиво наблюдал за драконом, не предпринимая попыток пойти на контакт. Но когда Норберт уже достаточно привык к новой жизни, его хозяин, придя к клетке в третий раз, неожиданно присел на корточки и спокойно заговорил с драконом, как с простым человеком:
    - Что, дружище, скучаешь?
    Принц удивленно приподнял с лап голову, с интересом глядя на Вир Даллена.
    - Если пообещаешь вести себя хорошо, ни на кого не нападать и не пытаться сбежать, я выведу тебя на прогулку. Что скажешь?
    И господин замер, наблюдая за реакцией своего питомца. Норберт подумал-подумал и решил: а почему бы и нет? Что он потеряет? Если попробует вести себя спокойно, то, возможно, ему дадут постепенно больше свободы, а там и до побега недалеко. Да и Вир Даллен, в отличие от своих слуг, вел себя вполне разумно. И принц, согласно кивнув, потопал к выходу из клетки.
    Норберт, конечно, не ожидал от хозяина полного доверия, но то, что произошло дальше, возмутило принца до глубины души. Едва дракончик высунул голову в приоткрытую дверцу клетки, как Вир Даллен резко выкинул вперед руку, которую до этого держал за спиной, и в тот же миг на шее маленького ящера защелкнулся магический ошейник. Норберт попытался рвануть обратно в свое убежище, но мужчина натянул прикрепленную к ошейнику цепочку и потихоньку, ласково уговаривая зверушку не сопротивляться, начал вытягивать дракона из клетки. 
    Норберт быстро понял, что выбора у него нет, а сопротивление доставляет только лишние страдания. Поэтому, сделав вид, что смирился, принц успокоился и сам вышел на волю. Даже позволил хозяину осторожно погладить себя по голове между рожками. Норберт готов был немного унизиться, чтобы в конечном итоге добиться нужного ему результата.
    - Умница! – широко улыбнулся Вир Даллен. – А теперь пошли, погуляем в саду. Там у меня очень красиво.
    И дракончик, перебирая лапами, потопал вслед за хозяином.
    Прогулка и правда Норберту понравилась. Длинная цепочка, которую мужчина не выпускал из рук, позволяла дракончику отбегать довольно далеко. Вир Даллен даже позволил своему питомцу немного полетать, и принц с удовольствием вспархивал на нижние ветви деревьев, а затем планировал с них на землю. Норберт за последние дни начал уже тосковать без привычных физических нагрузок и радовался представившейся возможности размяться. Хозяин с неприкрытым интересом наблюдал за своей зверушкой, выдавая даже восхищенные возгласы, когда дракончик проделывал какой-нибудь головокружительный финт. 
    В общем, стена отчуждения между человеком и драконом была сломлена. С этого дня их прогулки стали ежедневными, а иногда Вир Даллен выводил гулять Норберта и под вечер, почти в сумерках. Давать какую-либо кличку питомцу хозяин не спешил, обращаясь к крылатому ящеру «дружок» или просто «дракон». Норберта такие отношения вполне устраивали. Огорчала только необходимость каждый раз возвращаться в клетку и спать на свеженасыпанных опилках. Ну, и ошейник его вовсе не радовал.
    Первое из огорчений одним во всех отношениях приятным вечером было устранено. После прогулки Вир Даллен почему-то отвел дракончика не на псарню в привычную клетку, а в свою спальню в господском доме. Там он маленьким замочком приковал цепь к массивной ножке своей кровати и велел Норберту спать здесь, на мягком ковре с длинным ворсом. После опилок на жестком деревянном полу такая постель показалась принцу пуховой периной. Так хорошо он давно уже не высыпался. И наутро Норберт испытывал к Вир Даллену самую большую благодарность, на какую только был способен. «Вот верну себе нормальный облик и обязательно отблагодарю этого благородного человека. Уж придумаю, как это лучше сделать», - думал Норберт, поедая пищу, поданную прямо с барского стола. Завтракал принц в столовой вместе со своим хозяином, на специально постеленном для него коврике около стены, из серебряной миски.
    С этого дня жизнь принца кардинально изменилась. Слуги ухаживали за ним с почтением, никакого пренебрежения Норберт больше не чувствовал. А Вир Даллен обращался с ним почти как с другом. Точнее, как добрый хозяин с любимым псом. Однако это было все-таки лучше, чем прежнее прозябание в клетке.
    Норберт уже так вжился в роль домашней зверушки, что начал даже иногда забывать, что он когда-то был наследным принцем одного из крупнейших королевств мира. Несмотря на добрые отношения между хозяином и питомцем, Вир Даллен тщательно следил за тем, чтобы у дракончика не возникло возможности сбежать. И посещающие иной раз принца мысли о побеге уныло разбивались о суровую реальность.
    И неизвестно, как бы дальше сложилась судьба нашего героя, если бы вскоре не выяснилось, что у Вир Даллена с карликовым драконом были связаны особые планы.
    В это утро слуга разбудил Вир Даллена непривычно рано. Хозяин быстро умылся, чисто выбрился, побрызгался душистой водой и долго наряжался перед зеркалом, подбирая соответствующий случаю богатый наряд. Наконец, довольный полученным результатом мужчина повернулся к внимательно наблюдавшему за ним дракончику.
    - Ну что, дружок, у нас сегодня знаменательный день. Мы с тобой должны выделиться из общей массы, чтобы нас заметили, приблизили и возвысили, - почти пропел Вир Даллен.
    Из всей этой абракадабры Норберт совершенно ничего не понял, но с умным видом продолжал взирать на господина: раз уж тот начал говорить, то обязательно продолжит. Хозяин действительно не заставил долго ждать.
    - Сегодня день рождения нашей принцессы, ей исполняется восемнадцать. И я намерен преподнести самый необычный и удивительный подарок. Король будет доволен моими стараниями угодить его любимой дочери, и это очень положительно скажется на отношении Его Величества ко мне.
    Вир Даллен снова замолчал, поправляя перед зеркалом пестрый шейный платок и прикалывая к нему брошь с драгоценным камнем. А стоило ему обернуться, как принц поиграл бровями, мол, «что там дальше»? Его хозяин тоже вскинул брови, удивляясь странной драконьей мимике.
    - А знаешь, дружок, какой это подарок?
    Норберт фыркнул: даже если бы и знал, то сказать все равно бы не смог. 
    - Ты!
    «Что я?» - недоуменно склонил голову дракон.
    - Подарок – это ты! Ручной карликовый дракон – что может быть экзотичнее? – И мужчина мечтательно закатил глаза, предвкушая свой триумф.
    Норберт восторгов хозяина не разделял. Он не раб и не игрушка, чтобы его дарить всяким избалованным принцессам! Да как этот невежда вообще посмел подумать подобное о нем, наследном Гиорийском принце?! Да еще и ручным обозвал! От возмущения дракончик засопел, а из его ноздрей повалил черный дым.
    - Ты чего расшумелся? – с подозрением покосился на него Вир Даллен. – Принцесса наша - девочка добрая, спокойная, зверушек, опять же, любит. Тебе у нее понравится, вот увидишь!
    Проведя в последний раз гребнем по безукоризненно лежавшим волосам, мужчина вышел из спальни. Норберт задумался. Что мы имеем? Принцесса – девушка юная, неопытная и наверняка не особо внимательная. От такой хозяйки сбежать будет куда как проще, чем от привыкшего все держать под своим контролем министра внутренних дел, каковым являлся Вир Даллен. Возможно, такой поворот судьбы – к лучшему. 
    В общем, по здравом рассуждении принц решил не сопротивляться и сменить хозяина на хозяйку. Временно, конечно. Задерживаться в Лиаре он не собирался. Он и так изрядно задержался с поисками девицы, способной его расколдовать, и собирался это упущение как можно быстрее исправить.
    Сразу после завтрака – весьма сытного, так как, по словам Вир Даллена, церемония поздравления и подношения подарков имениннице может затянуться надолго, - хозяин нацепил на шею дракончика поверх простенького кожаного магического ошейника другой, украшенный великолепными изумрудами. «Чтобы подарок выглядел презентабельнее», как он выразился. И Норберт, все также на цепочке, потащился за господином министром на улицу, где их уже поджидала карета с фамильным гербом. В карете Вир Даллен ловко запихнул не ожидавшего подвоха дракончика в резной деревянный ларец, повернул ключ в замочке и удовлетворенно уставился в окно, погрузившись в мечты о лаврах, которые вот-вот на него свалятся.
    Дракончик немного поскреб когтистой лапой толстую стенку ларца, да и бросил это бесперспективное занятие. Сейчас сбежать не удастся, но он, принц Норберт, умеет терпеливо ждать. Поэтому просто свернулся клубочком и расслабился. А чего напрягаться-то? Ему предлагают переселиться в королевский дворец, а это место для него самое привычное, и все, что там творится, до мелочей известно. Можно сказать, принц возвращается в родную стихию, что определенно к лучшему.
    Под такие думы пассажиров карета подкатила к распахнутым настежь воротам королевского дворца, а затем и к высокому мраморному крыльцу. Вир Даллен величественно вышел и огляделся, подмечая, кто уже прибыл, и приказал слуге нести довольно тяжелый ларец. Дюжий молодец, шириной плеч и непробиваемым выражением лица напоминавший, скорее, личного охранника из королевской гвардии, чем слугу, легко подхватил массивную ношу и потащил ее вслед за министром к большому тронному залу, где проходило официальное чествование принцессы.
    Дождавшись объявления своего имени, Вир Даллен гордо прошествовал к тронному возвышению, на котором расположилось королевское семейство, элегантно поклонился королю, изобразив на лице безграничную преданность, после чего повернулся к заметно скучающей принцессе. Ну что ж, он сейчас быстро сгонит скуку и раздражение с этого милого юного личика. Не зря он заплатил десять золотых охотникам, ох, не зря! Можно сказать, он купил себе билет в прекрасное будущее.
    Следуя знаку министра, слуга опустил ларец на ковровую дорожку, Вир Даллен с ловкостью фокусника извлек и кармана золотой ключик и провернул его в замочной скважине. Механизм щелкнул, и мужчина немного приподнял крышку. Заглянул в образовавшуюся щель, что-то прошептал и осторожно сунул в темную глубину ларца руку. А затем, немного повозившись, извлек на свет конец простой металлической цепи. Взглянув на принцессу, Вир Даллен заметил, как ее губы скептически скривились. В ответ он только довольно ухмыльнулся, мол, «ну-ну, сейчас посмотрим, как ты кривиться будешь».
    Он начал спокойно вытягивать цепь из ларца, наматывая ее на ладонь, пока поводок не натянулся. Тогда мужчина широко улыбнулся имениннице, театральным жестом полностью откинул крышку и, подхватив дракона, опустил его прямо посреди ковровой дорожки. Министр с удовольствием наблюдал, как миловидное личико принцессы вытягивается, ротик приоткрывается, а сама девушка подается вперед, чтобы лучше разглядеть сидящее у его ног и жмурящееся от яркого света чудо. 
    По залу пробежали шепотки. Несомненно, Вир Даллен сегодня переплюнул с подарком даже знаменитого на всю Нерлиарию и далеко за ее пределами ювелира, преподнесшего безумно дорогое и очень тяжелое колье с сапфирами. На него принцесса уж точно так не реагировала. А это означает, что вскоре все придворные, следуя установленной принцессой моде, будут выгуливать в городском парке карликовых драконов на поводках. Знать бы еще, где и как их можно добыть, но это уже никому не интересные технические подробности. Охотникам хорошо платят за добывание подобных диковинок, вот пусть они и ломают над этим головы. 
    Кинув взгляд на дочь и узрев нескрываемый восторг на ее лице, король соизволил милостиво улыбнуться и кивнуть.
    - Мы принимаем ваш подарок, министр Вир Даллен. Принцессе, кажется, он пришелся по вкусу.
    - О, да! Он мне нравится! – восхищенно прошептала девушка, не сводя взгляда со своего нового питомца.
    - Жду вас завтра утром в своем кабинете, - продолжил король. – Нам есть о чем поговорить. – И взмахом руки он отпустил сияющего, как новенький золотой, министра внутренних дел. 
    Принцесса приказала все еще стоявшему рядом с ларцом слуге отнести дракончика в ее покои и покормить. Она бы сама сейчас с удовольствием повела чудную зверушку к себе, затискала бы, завязала бы дракончику бантик, нацепила бы на лапы драгоценные браслеты, в общем, полностью посвятила бы свое время подарку. Но она должна мужественно терпеть бесконечные совершенно не нужные ей поздравления, делать вид, что ей нравятся все эти банальные до зубовного скрежета подарки и мученически выносить лесть дарителей. Этикет, чтоб его! А в это время дракончик будет скучать в одиночестве, сидя в незнакомой комнате. Нет в этой жизни справедливости!
    Принцесса с трудом выдержала поздравительную экзекуцию, затем праздничный обед, после чего, наплевав на все приличия и не обращая внимания на возмущающихся ее прытью фрейлин, рванула в свои апартаменты. Ведь там ее ждало самое забавное существо на свете.
    
***



Элина Зимакова

Отредактировано: 16.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться