"Люблю" на эльфийском

Размер шрифта: - +

Пятая глава

Пятая глава

 

Позабыв про горе и страданья,

Верю я, что кроме суеты,

На земле есть мир очарованья,

Чудный мир любви и красоты!

И.А. Бунин

 

– Это будет больно, – предупредил меня Тейель, когда мы приблизились к ловушке. – Подобные магические вихри действуют парализуя всякого в ком достаточно эльфийской крови, – продолжал наставлять он, внимательно следя за моим лицом, а точнее за реакцией на свои слова. 

– Любите вы мужики преувеличивать, – фыркнула я с широкой улыбкой. – Не думаю, что это больнее укуса мантикоры, – воспоминания о той демонической боли вспыхнули лавой в моей памяти, заставляя скривиться. Вот только спустя несколько мгновений улыбаться мне уже перехотелось окончательно. Я почувствовала момент, когда сработала ловушка и то, как ее магия впилась в меня, будто раскаленные, тупые ножи, вырывая хрип боли. – Не-на-ви-жу эль-фов! – прорычала я, едва сдерживая сотрясающий тело вопль. Перед моими глазами все поплыло и словно сдвинулось, заставляя  с отчаяньем стиснуть зубы и вцепиться пальцами в поводья с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Кожа впилась в мои ладони, оставляя красные следы и раздирая до крови.

Я чувствовала, как бешено стучит сердце в районе горла, как пот впитывается в мою рубашку, отчего та неприятно липнет к телу, сковывая движения. Я видела перед собой лишь рой разноцветных мошек, мельтешащих перед глазами, перекрывая обзор.

И пусть это чувство продлилось лишь два коротких вдоха, но это было достаточно, чтобы мое тело выгнулось дугой в седле. Прижавшись быстро вздымающейся грудью к спине Сияния, я мечтала только об одном – чтобы это прекратилось, чтобы эта боль, какой бы яркой и короткой она не была исчезла, не оставив после себя никаких воспоминаний.

– Только не отпускай поводья! – словно издалека донесся до меня холодный, как дыхание обратного дракона голос Тейеля. – Держись в седле! – рявкнули где-то неожиданно близко, заставляя вздрогнуть и встрепенуться, прогоняя остатки сковывающей и удерживающей меня силы.

– Держись в седле, – раздраженно пробурчала я себе под нос. – Легко тебе говорить, ушастый! – огрызнулась почти обижено, но будто против воли сжала пальцами поводья и стиснула бедра до натирающей ноги боли.

Видимо, какой бы грязнокровкой я ни была, во мне было достаточно эльфийского, чтобы меня приняли за определенную цель и зачинщики этого бедлама вылезли из своих укрытий.

Передернув плечами, я резко выпрямилась и рыкнула ругательства:

– Diaba! – чувствуя, как браслет и кольцо, подаренные дедом вспыхнули зеленым сиянием и магические вихри отступили, рассыпаясь жеванными листьями под копытами Сияния.

Моя лошадка брезгливо фыркнула и встала на месте, не желая ступать по какой-то мерзости. И я не могла ее винить. Вид у остаточной магии был просто тошнотворный. Дерьмо у орков и то приятнее выглядело.

– Держите девку! – крикнули откуда-то слева и в меня метнули магические путы, что впились в ребра и грудь, не позволяя сделать даже маленький вдох. – Не позволяйте этой эльфийке колдовать! – предупредил грубый, чуть хриплый мужской голос, и в следующий миг Сияние взбрыкнула ударяя одного из похитителей копытами в грудь и отбрасывая того в ближайшее дерево. Послышался глухой удар и отборные ругательства.

– Porvahe, – прошептала я заклинание разрушения и путы исчезли с моего тела так же неожиданно, как и охватили. Сделав судорожный вдох, я на миг позволила себе прикрыть глаза от удовольствия, а затем едва успела увернуться от очередного заклинания. Оно было не таким милым как путы, и судя по тому, как магия искрилась черным и сапфировым сиянием, то меня решили самым подлым образом вывести из игры.

Ага, разбежались, гадкие выродки!

Плавным движением, спрыгнув со своей кобылки, я выхватила кинжал из своего левого сапога и метнула его в наемника, попав точно в ногу.

– Somnume, – приказала я, и зеленые искры сорвались с моих пальцев, погружая высокого, жилистого мужчину в сон. Он даже не успел накрыться щитами, как магия скрутила его, с силой ударив по макушке. Теперь на несколько часов он перестанет быть нашей проблемой.

Повернувшись, в поиске очередной жертвы, я завороженно застыла, наблюдая за тем, как грациозно и безжалостно расправлялся со злодеями Тейель. Это был смертоносный танец, которому обучали эльфов из дома Вэента практически с пеленок. Именно поэтому они были лучшими воинами и самыми дорогими телохранителями, если решали продавать свои услуги вне стен града.

Он двигался по змеиному плавно и жутко, его отработанные годами движения казались мазками силы и превосходства, от которых даже заправский воин бы завистливо стиснул зубы.

Взмах руки и противник лежал без сознания, инстинктивно хватаясь за рану. Легкое уклонение и наемник кричал от боли во всем теле, когда магия и меч вонзились в его тело, заставляя вопить, словно маленькая девчонка.

Тейель был воплощением силы, грации и стати, от которых мое дыхание предательски сбилось, и рот неприлично открылся.

Я видела как сражался мой дед и… сравнивая двух мужчин, было сложно сказать, кто из низ вышел бы победителем в настоящей схватке.

Тейель был очень хорош. Даже до безобразия идеален и отточен, из-за чего мое сердце сжалось в предательской боли, заставляя кровь замереть на один короткий миг. Он справился уже с добрым десятком противников, устраняя их с такой легкостью и с таким великолепием, что стало не по себе.

Да он даже не вспотел!

Его лицо продолжало быть идеально прекрасным, а натянутое, словно тетива тело, было готово к любой атаке.

– Отпусти меня! – услышала я напуганный голос Сандры и метнулась в сторону кареты, из которой девушку пытались вытащить прямо за волосы. – Отпусти урод! – верещала фрейлина, отбиваясь руками и ногами, но ее попытки были безуспешными.



Виктория Скляр

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться