Любовь

Размер шрифта: - +

Глава 8

– Ну, что, поехали к нашему большому брату? – спросил Александр.

– Я готов выслушать его трагедию, – ответил Сергей.

– Да после твоих бешенств, все покажется сказкой. Уверен, с ним ничего страшного не произошло. Сам придумал сказку, наверняка. Я уж не говорю о трагедии. Но, ты послушай мою. Ни за что не поверишь.

– Тебе-то? Не поверю, это точно. Сказки это по твоей части.

– Так вот, значит, – начал Александр. – Случилось это в Турции. Всего три месяца назад, представляешь, всего три месяца и свадьба. Валяюсь я, значит, под своим зонтиком, на своем любимом шезлонге, и по мере возможности поднимаю свое бренное тело, высматривая добычу. Но попадаются одни слоноподобные особи, которых бы я каким-нибудь законом, вообще, не пускал бы в курортные места. А для них это обычное времяпрепровождение, в зависимости от времени отпуска. Для них в принципе, кроме Турции, да Египта не существует стран, ну, может, Таиланд, но туда им тяжело лететь. А так, Турция и Египет. Забьют полсамолета, зачавкают весь салон, потом, стирают пот со лба, еле передвигаясь, спустятся с трапа, в автобус и на пляж. И ходят еще так медленно, что создается впечатление, что они прямо тут и рухнут… насмерть.

Ну, в общем, высматриваю, а ничего не вижу. Искупнулся, плюхнулся на свой лежак, подсох и, совсем ни на что не надеясь в этот день, увидел её. Её! Она медленно, но не так медленно, как я сейчас рассказывал, а размеренно, так… как бы это сказать? Важно, что ли? Нет. Уверенно во всем, во всех, и, разумеется, в первую очередь, в себе, как Диана из… нет. Как Венера из пены морской, только в шляпе и солнцезащитных очках, выплыла на берег и также медленно… Походка, если б ты видел её походку тогда, ты стал бы целовать песок по ее следам.

Я, разумеется, напрягся. Да, видел я её на расстоянии метров десяти. Направил свои окуляры в её сторону. Оказывается, как я не заметил, позади, достаточно далеко расположился целый цветник. Ну, их было трое, вместе с ней. Я стал наблюдать за ними. Но они меня уже не интересовали. Венера – вот была моя жертва, моя цель!

Ждать я устал, пошёл, ещё искупался.

А под вечер они стали расходиться. И вот удача, в разные стороны. Она пошла по лестнице наверх. О, как она шла! Эта туника, эти… Ну, ладно.

– Так, вперед и не упусти, – послышалось мне. Я оглянулся – никого. А голос был детский. Я тебе говорил, что это сказка?

Сергей вздрогнул.

– Я? Чтоб я упустил? – ответил я в никуда, накинул свой колпак, шлепки, один слегка порвался (но, такие мелочи меня никогда не смущали). В общем, облачился, как курортный рыцарь, и за дичью.

Идёт она медленно, размеренно, слегка поправляя очки. Я уже за спиной. Обхожу её, ну, собираюсь обходить.

– Вперед! – опять раздался детский голос. – Ну, думаю, перегрелся немного.

Обхожу, значит, как бы случайно задеваю её локтем.

– Ой, простите, я нечаянно, могу искупи…

Ты не поверишь, что произошло? Я потерял дар речи. В этот момент меня как шарахнет молния! Я стою, как осел и молчу. Она остановилась, опустила очки, и я увидел её глаза. Это была вторая молния. Благо, она их сразу вернула на место, очки.

– Вы что-то хотели сказать? – спросила она. Как ты понял, это была третья молния. Я весь наэлектризовался моментально.

– Я… Хотел… Хотел… – Я потерял дар речи.

– Хотели пригласить меня на пикничок, после увести к себе в бунгало, ну а там, как пойдет?

Меня, наверное, действительно треснула молния, потому, что я ни сдвинуться, ни сказать ничего не мог.

– Скажи что-нибудь, – снова этот детский голосок.

– Что вы! – почти заорал я. – Я не из таких. Как вы…

Она слегка улыбнулась, пододвинула очки и направилась дальше.

– Подождите, – кинулся я за ней.

– Что-то еще? – спросила она. Я бледнею: Боже, какой у нее голос.

– Скажи правду! – крикнула чертова девчонка у меня в голове.

– Да, я из таких, – сказал я и даже покраснел.

– Ценю честность. – И всё равно идёт дальше.

И тут я понял, что мне не хватает этой девчонки.

– Иди, – просто пропищала она.

– Меня зовут Александр, – отрапортовал я.

– Неужели? Какое имя было у вас вчера? – не останавливаясь, спросила меня.

– Это имя дали мне родители. Клянусь!

Тут она остановилась и вообще сняла очки.

Меня ударила четвертая молния.

– Знаете, Александр, – она коснулась моей щеки, пятая молния, – я не намерена принимать участия в ваших играх, пари, гонках, охотах и прочих животных забавах, так, что оставьте меня в покое.



Борис Ярне

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться