Любовь бога

Размер шрифта: - +

Встреча

Сидящая передо мной  на полу женщина, мало походила на богиню. Осунувшееся лицо, сжатые, поникшие плечи, потерявшие свой блеск и пышность волосы. Смешное, грубое платье. Да прежняя богиня ходила б нагишом, чтоб не надевать такое.

И всё же это была она!

Божественный свет души невозможно ни изменить, ни уничтожить. И как я сочувствую тем мужчинам, что подходили к ней. Наверняка многие из них потеряли веру в свои мужские силы.

 Брать Богиню Любви без любви может только сумасшедший. Это как зайти в пылающий дом. Если спасёшься, то долго болеть будешь, а шрамы останутся на всю жизнь.

Но вот она тут, а я стою и смотрю. Надо же что-то делать, услужить успокоить, рассмешить на конец.

Её улыбка! Это первое.

Самому нельзя, мне сейчас подходить к ней нельзя. Я тоже мужчина. На меня её сила подействует даже сильней, чем на обычных людей.

О мироздание! Как хочется прижать её к груди. Окружить мягким облаком своей заботы. Любовь нужно нежно лелеять и беречь. Надо кормить вкусно, одевать красиво, дарить драгоценности, говорить ласковые слова. Это когда она уже открылась.

А сейчас женщина, сидящая передо мной, напоминает обычную рабыню.

Так стремительно развиваются события. Всего неделю счастливо прожила я в столице в доме Мамона. Меня приняли действительно как королеву.  Даже его строгая мама не поджимала губ и не сердилась на сына,­ уделяющего больше внимания привезённой из ниоткуда женщине, чем ей.

 Мою душу немного отогрели дети, занимающие почти весь первый этаж. Они носились, визжали, плакали, дрались и хохотали от души. Помещение с девочками состояло из пяти комнат и большого парка с качелями, каруселями, беседками. Тут был миниатюрный райский сад.  Маленькие ручейки и мостики с кружевными перилами, море цветов нежных и ярких, солнечные лужайки, и тенистые полянки с густой зелёной травой.

Ни один мужчина кроме хозяина не мог туда зайти. Девочками и садом занимались рабыни, выкупленные Мамоном для себя. Были ли они матерями этих детей, я не уточнила.

Мальчиков  с мужской половины можно было видеть из моей спальни, расположенной на втором этаже, рядом со спальней матери Мамона. Она одна имела право посещать все уголки огромного дома. Я даже увидела странную, на мой взгляд, картину.

Мадам хозяйка, как называли её все, подошла на плацу к крепкому обнаженному по пояс мужчине, занимающемся с подростками борьбой. Без стеснения погладила его по мокрым от пота рельефным мышцам и увела в спальню.

Я улыбнулась, ну и пусть развлекаются, хотя хозяйка видимо вдвое старше учителя. Всё ж лучше, чем война и драки, плётки, кровь.

Кровь!

 Боль разлилась по моим жилам, согнув тело в страшной судороге. Дыхание остановилось. В глазах потемнело. Сознание покинуло меня, забрав все чувства.

Когда я открыла глаза, за окном разливалось нежное утро. Все мышцы ныли от перенапряжения. Голова немного кружилась, волнами накатывала тошнота.

- Боже мой! Миледи! Вы очнулись!- подскочила ко мне хозяйка. Её мятое платье, растрепанные волосы заспанное лицо навело на мысль, что она не первый день неотлучно проводит возле моей постели.

- Как вы нас испугали! Дорогая! Я уже вторую ночь с вами. Вы бредили, плакали, стонали. Мамон хотел снять с вас браслеты, но лекарь не позволил. Боялся, что вам хуже станет. Вы не волнуйтесь, это не подчиняющие браслеты, только для душевного спокойствия. -

Она приложила платочек к глазам - Это за мои шалости бог наказал. И Мамона герцог к себе призвал. Вот сижу и молюсь, что б обошлось. Герцог... не к добру.-

Хозяйка резко повернулась к двери.

- Кити, где тебя носит? Неси уж госпоже бульон. Заболтала я вас. Сейчас покушаете. Лекарь сказал: «только бульон». Вы за два дня ослабли.-

К тому времени как нерасторопная служанка принесла еду, я успела с помощью хозяйки  сходить в туалет и искупаться. На большее сил не было,  только с удовольствием выпить бульон и лечь опять. Действительно ослабла. Сквозь дрёму я видела, как хозяйка сама задвинула шторы, быстро сбегала по нужде и снова уселась в кресле сторожить мой сон. Тут было, что сторожить.

Приснился мне удивительный сон.

Я рядом с красивым молодым мужчиной стоим на вершине утёса, а вокруг бескрайнее небо и солнце. Держась за руки, мы с улыбкой смотрим друг на друга. Огромное чувство любви наполняет наши сердца и разливается вокруг. Я ещё не успела насладиться этой картиной, как красавец медленно превращается в чудовище. Вытягивается лицо с выпирающими клыками. Синеет и грубеет кожа, покрываясь щетиной перемежающейся с чешуёй. Вместо рук появляются лапы с огромными лезвиями когтями. И уже хищно смотря на меня, крепко держит за руки. Ужас вытесняет любовь, заползая в каждую клеточку. Я вырываюсь, кричу, а он улыбается. Тут вижу, что я вытекаю из тела, как змея из старой кожи. Чудовище ревёт от отчаянья, пытаясь меня задержать, но достать не может. И начинает крушить скалы. Мир пошатнулся. Вода в реке превратилась в кровь. Я зажала глаза и уши, чтоб не видеть страдания и не слышать стоны. Я так орала, до полного изнеможения, до хрипоты в горле, до чёрных точек в глазах.

- Это сон! Миледи! Просто сон. Проснитесь.- плакала у моей постели хозяйка.- хорошо что я осталась. Вот лекарства. Выпейте милая. И помоги нам всем бог. Горе пришло в наш дом. Герцог потребовал вас к себе. А вы совсем обессилена.-

 

Весь притихший герцогский замок застыл в ожидании моих приказов. В первый раз совет собрался по моему желанию. Недоумённые сенаторы перешептывались, заменяя одну лож другой. Наконец каждый занял своё место в зале заседаний, и воцарилась тишина.

Не только я, но и замковые слуги, и даже замшелые толстокожие законники заметили изменения, произошедшие со мной.



Rahel

Отредактировано: 04.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться