Любовь дракона или куда же без неприятностей?

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ред. 13.06.2018

Безумству храбрых поем мы песню. Безумство храбрых — вот мудрость жизни!

(Максим Горький)

До дома я добралась поздним вечером. Вся в дорожной пыли и грязи, с трясущимися руками. Родители волновались, почему нас так долго нет, и ждали. Они были встревожены, увидев меня одну, напуганную и без деда. Выбежали во двор и, быстро расседлав наших кобылок, затащили меня в дом.

-Даря, на тебе лица нет, что случилось? - еле заметно дрожащим голосом спросила мама.

-Где Услан? - спросил отец.

Пока я собиралась с духом, мама заварила успокаивающий отвар и напоила им меня. Сдобные булки с сахаром, лежащие на столе, тоже пошли в ход. Некоторые, когда волнуются, и кусочка не могут проглотить, а я никогда не откажусь от лишней печенюшки или кусочка мяса. Когда первая нервная дрожь отступила, начала рассказ с момента встречи с главой гильдии и закончила так:

-Сбежав из здания суда я забрала товар и лошадей зная, что меня будут искать. Собралась с духом и быстро переоделась девушкой - одела платье поярче, чтобы не так вглядывались в лицо. Села как важная дама во главе повозки и поехала к выходу. Миновала городские стены, проехала больше половины пути и наконец выдохнула, только дома поняла, что мне удалось уйти от стражи.

-Девочка моя, - обняла меня мама, и я наконец заплакала.

Весь ужас произошедшего выливался наружу вместе с солеными дорожками слез.

-Деда, я не знаю как помочь ему, -хнык,- он не виноват, -хнык.

Видимо нахлынувшая истерика забрала последние силы, и я не заметила, как заснула крепким сном без сновидений. Проснулась ранним утром от топота копыт Ролика- коня отца. Тело ныло, веки с трудом открывались, мозг не хотел возвращаться в реальность. Однако, когда услышала обрывки разговора из комнаты мамы и отца, остатки сонливости покинули меня, и я обратилась в слух.

-Ялина, мне удалось раздобыть копию протокола заседания с магографиями, по которому сразу видно - что-то нечисто. Показаний Услана слишком мало, а вопросы судьи слишком наводящие. 

-Но как? - голос мамы был удивлённым, и выражал весь спектр вопросов.

За что они так поступили с дедом? Почему от не сопротивлялся? Что же делать? Как тебе удалось так быстро все узнать? Мне иногда казалось, что мои родители могут понимать друг друга и без слов. Вот и в этот раз папа все понял, но не спешил все рассказывать.

-Старые знакомые, - ухмыльнулся папа, отвечая только на один, более удобный ему вопрос.

Потом я перестала слышать. Вот опять мой дар опять капризничает и не хочет повиноваться. Я сосредоточилась, как учил отец, откинула все свои собственные мысли и сосредоточилась на окружающих звуках. Шелест еще не опавшей листвы за окном, скрип флигеля, шипение воды на плите, треск дров в печке, звуки разговора фоном. Спустя полминуты вышло все четко разобрать.

-Дамир, ты не пойдешь в Драколонию, там тебя поймают и убьют! - упрашивала мама.

Я даже из соседней комнаты чувствовала, что у нее на глазах слезы. У всегда улыбчивой и спокойной мамы - слезы.

-Ялина, не останавливай меня, по-другому Услана нам никак не спасти! Ты же знаешь, что если человека осудили по законам другой страны, то оспорить решение можно только в той стране, по законам которой осудили и никакие местные власти не помогут, только сроки затянут, а тянуть нельзя ни минуты.

-Но....-мама уже всхлипывала

-Ты же понимаешь, что Острова надежды не лучшее место в Элирии. И если ничего не предпринять, скорее всего отец, а твой отец и для меня стал отцом, не вернется оттуда.

-А ты не вернешься из Драколонии, -в голосе мамы, напоминающем шелест сухой бумаги, была горечь.

-Я буду очень осторожен. Ты же видишь, как я изменился внешне, опять же сменил имя. Магически моя аура тоже поменялась, во мне теперь невозможно признать того, кем я был раньше. Опять же, я хорошо знаю законы Драколонии, ее географию, образ жизни местных, и это, надеюсь, поможет мне в скорейшем разрешении дела, - продолжал успокаивать отец, прижимая к себе мать.

-Чует мое сердце, не вернешься ты оттуда, -мама была очень грустна.

-Я не могу по-другому. Услан помог нам, когда нас могло и не быть. Ты же знаешь, моя жизнь могла закончится еще двадцать лет назад.

-О, Дамир, у меня такое ощущение, что я выбираю между тобой и отцом и мне от этого не по себе. Как же ты там будешь?!

-Пойду в высший суд и напишу прошение о повторном рассмотрении дела.

-Но сколько уйдет на это времени!? Ты подумал? Отца уже увезут на острова.

-Думаю дней за восемь доберусь до Зирфака. Там воспользуюсь телепортом и прыгну в столицу - Дракоград, где и подам заявку на пересмотр дела. Если меня примут сразу, то успею, ведь человека держат четырнадцать дней на месте, где его арестовали и вынесли приговор, ждут, вдруг решат оспорить.  Из Драколонии по магипочте направят запрос на нужное им дело и Услан будет в Новом Нолоре до полного выяснения обстоятельств и вынесения конечного решения.

Я чувствовала, как мама прижалась к отцу, не желая его отпускать. Папа, что же ты натворил, что тебе нельзя идти туда? И чем я могу помочь, боги, чем!

-Вещи я собрал, припасы тоже готовы, копия протокола при мне, утром оседлаю Ролика и двинусь в путь.

-Давай попросим Ильдара, он приедет из академии и поедет вместо тебя, - умоляла мама.

Ильдар — это мой брат-близнец. Мой любимый, сильный, смелый, справедливый братик с непередаваемым чувством юмора. К, сожалению, около месяца назад он поступил в Военную академию Вернолонии и уехал в Старинию.

-Яла, времени очень мало! Ильдар приедет к нам через месяц в увольнительную всего на несколько дней, да и то в лучшем случае, если его отпустят. Наш сын учится в военной академии, а не в школе для благородных девиц.



Velioka

Отредактировано: 13.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: