Любовь дракона или куда же без неприятностей?

Размер шрифта: - +

Глава 16

Иногда самые приятные люди покрыты татуировками, а самые плохие – ходят в церковь по воскресеньям. 

Папа округлил глаза. Теперь я понимала, отчего. Мне только 20, а многие ищут э'анити долго, даже, бывает, всю жизнь, и не находят. Двадцать — это так мало. Такие ранние пары - огромная редкость. Даже папа встретил маму, когда ему уже было далеко за сто. 

-Он хороший, добрый, честный... Дракон, - попыталась успокоить папу. 

Взгляд отца потяжелел. Он понимал, что это на всю жизнь. И боялся, что обманусь. Ведь, бывало, и обычное влечение путали с э'анити. 

-А ещё, не так чтобы это было важно, он принц, - добила, нужно, наверное, было немного повременить с этим известием. 

Я старалась говорить мягко, успокаивающе, поэтому не ожидала такого отчаянного вскрика: 

-Видартий? Он? Не отдам! Может, ты ещё ошиблась! Он тебе абсолютно не подходит! Он… 

-Нет!! Не он! Мой э'анити - Киран, - поспешила успокоить его.  

-Аааа…ну если он.. Совсем молодой ещё, но перспективный был... Когда все случилось. 

-Папа, он не знает кто я, и мне тяжело скрывать от любимого, что я тоже дракон из древнего рода. Если он узнает об этом не от меня, будет только хуже. 

По взгляду, в котором появился "пепел" и обреченность, я поняла, что мне удалось убедить отца раскрыться. Он сел рядом, и начал рассказ. 

-Ты уже знаешь, что у меня было два брата... - замолчал, немного задумался и продолжил. - У нас был замечательный отец, добрый, мудрый. Он встретил маму поздно. Вскоре появился Ильдар, ты уже поняла, что это родовое имя? Передаётся из поколения в поколение старшему сыну. Через лет десять родился я. Мы с братом были очень близки. А ещё через восемьдесят лет родился младший... брат. Мама тяжело перенесла роды. После них все время болела. Отец проводил почти все время с ней. А мы были уже взрослые и пытались заметить брату и маму, и папу. Своими семьями ещё не обзавелись, поэтому любили и баловали мелкого. В это же время Ильдар стал лучшим дипломатом, объездил множество мест в надежде найти средство, чтобы исцелить маму или хотя бы облегчить ее положение. Я по-настоящему увлёкся наукой, магией артефактов и исцеления. Отец…он почти дотла выжег дар жизни. И всё равно мы не смогли…он ушел вслед за ней… - одинокая слеза скатилась из глаз папы, он даже не заметил. Помолчал, словно ещё раз переживая это горе.  

Гарриэту1 в то время было около двадцати. Мы пытались его оберегать. А он то ввязывался в дурные компании, то играл в карты. Мы с Ильдаром не бросили свои поиски средства исцеления, ведь не одна наша мама болела. У многих дракониц в возрасте были осложнения. Так прошло ещё около тридцати лет. Мы с Ильдаром все искали и боролись с младшим. В последние лет пятнадцать он вроде успокоился, женился, у него родился сын и мы потеряли бдительность. Тут ещё тётушка объявилась, предложила поставить совместный эксперимент по созданию артефакта мгновенного исцеления.  

Мы долго готовились. Я выверял каждую формулу и порядок действий. В тот день.. - отец сглотнул, и я почувствовала, что у него пересохло в горле, - нам с Америти должен был ассистировать Ильдар, но его вызвали по какому-то делу. Весь процесс был выверен до мелочей, и Америти предложила все сделать самим. Я сомневался, но отсутствие связи с братом подтолкнуло меня, согласился, – тяжёлый горький вздох. – Основной задачей было заполнить артефакт живой силой, белым огнём. Первым это должен был делать я, естественно, под контролем Америти, потом это она должна была повторить за мной. Только когда я понял, что не контролирую свою силу, пришло осознание. Артефакт не так прост, как описала тётушка. На нем было какое-то запрещённое заклинание, оно высасывало мою магию и жизнь. Я попытался скинуть его, не вышло. Попросил Америти остановить ЭТО. Но она рассмеялась! Это был сумасшедший смех! Не знаю, почему она решилась на это. Я попался, как идиот. На последних крупицах магии мне удалось расколоть артефакт на две части. Меня отпустило, но я изначально повязал процесс так, чтобы, как только я прекращу заполнение камня, сразу началась подача её силы. Она же это не рассчитала. На моих глазах тетушка превратилась в пыль, а её жизнь и магия заполнили больший осколок артефакта. Он сначала менял цвета, потом запульсировал как живой и взорвался. Меня спасла магия лаборатории.  Контузия, множественные кровоточащие и болезненные порезы, но ничего угрожающего жизни. Не успел прийти в себя, как набежали стражи правопорядка, Гарриэт тоже оказался рядом.  

В голове гудело, в глазах прыгали зайчики. А меня сразу стали допрашивать. Я не слышал, то, что говорили. Жестами попросил Гарриэта ответить, потому что все в нашей семье были в курсе эксперимента. Он много говорил, размахивал руками, и все время кивал в мою сторону.  

Через пару минут слух ко мне вернулся, и я услышал, как мой родной брат, мой любимый младший брат говорит, что это я убил Америти, что я сошел с ума со своей наукой и что мое место под стражей. Я не стал медлить и тут же активировал артефакт переноса, только во время построения портала меня пытались задержать, сбили конечные настройки и я оказался в горах. Меня гнали три дня. Как последнего бешеного пса, без права на самозащиту и оправдание. Я был крайне истощен, даже сил на оборот не было. Когда подошёл к реке, они почти настигли. В отчаянии бросился с обрыва и на последнем издыхании переместился на несколько километров в воду... Не знаю, как выбрался, сколько пролежал на берегу... Мокрый, грязный и совершенно беспомощный. Я больше не чувствовал свой источник и способности перекинуться в дракона. 



Velioka

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться