Любовь Джина

Глава 10

Утром меня будет звонок телефона. Открываю глаза и замечаю что Джина нет. Вчера он проводил меня до дома, а после исчез. Все мужики такие, лишь бы избежать разговора. Только я не уверенна что сама хочу обсуждать наш поцелуй. Я ведь видела его реакцию, ему понравилось. А если мне просто ничего не желать? Тогда он всегда будет рядом? Ну и эгоистка же я. Смотрю на телефон, звонит брат. 

— Привет братик, как раз хотела с тобой увидеться, как ты? — говорю поднимаясь с кровати. 

— Здравствуйте Ксения. Даниил попал в аварию, он сейчас находиться в городской клинике. Вас беспокоит его врач. Вы сможете приехать? 

Я тут же падаю обратно в кровать. Слезы уже бегут сами.

– Я сейчас буду. 

Уже через 5 минут я давлю на газ. Нет я не могу потерять ещё и брата. Авария? Судьба что издевается над нам? Хоть бы все обошлось, пожалуйста. 

Я захожу в больницу, спрашиваю в регистратуре:

— Даниил Бестужев, мне сказала он попал в аварию, я его сестра. 

— Поднимайтесь на пятый этаж, вас ожидает доктор. 

Быстро поднимаюсь, в глазах рябит, дорогу еле вижу, пусть все будет хорошо, пожалуйста, пожалуйста. 

Выхожу с лифта, сразу же встречаюсь с доктором. 

— Здравствуйте, я Геннадий Петрович, вы Ксения Бестужева? 

Я не способна что-то говорить, просто киваю. 

— Пройдемте ко мне в кабинет, — говорит. 

Как в кабинет? Нет, нет. Почему не в палату? Неужели все плохо? 

— Можно к Данилу? Сейчас! 

Он берет меня за локоть и ведёт молча в кабинет. 

— Послушайте, — посадил меня на стул, сам сел напротив, — была авария лоб в лоб, на большой скорости, в таких вообще редко выживают, но Даниил боец, сейчас он в коме. Сильная травма головы, все зависит только он него. 

— Проведите меня к нему. — Я кричу, — сейчас же, я его сестра, я должна быть рядом. — Я уже не замечаю слез, что текут градом. 

— Выпейте, — протягивает стакан с водой, — и мы пройдём в палату к вашему брату. 

Я отпиваю не много воды. Мы выходим с кабинета и направляемся в палату. Я терпеть не могу больницы. Я помню, когда родители лежали в больнице, мы с тётей навещали их. Тогда врач тоже говорил что все зависит только от них. Помню как сидела на кровати с мамой, держала её за руку и плакала, умоляла её проснуться. Потом ложилась к папе и тоже умоляла. Помню как меня выводили со слезами и криками с их палаты. Я не хотела уходить, тогда я думала что, умерла вмести с ними. И если бы не Даня, так оно и было бы. Помню в одной из моих истерик, он крепко меня обнял, сказал тогда: 

— Послушай сестрёнка, я знаю тебе больно, мне тоже больно. Но мы должны справится, слышишь? Родители бы хотели чтобы мы их отпустили и прожили счастливую жизнь. И только вмести мы справимся. Запомни, я всегда с тобой. Всегда буду за тебя. Помни это солнышко. 

И я помнила, всегда. Когда было больно мы с ним встречались, и все проблемы вокруг становились такими неважными. А сейчас я смотрю на него, он лежит с трубками, под аппаратами. Я присаживаюсь рядом, беру его за руку и опять начинаю умолять. 

— Даня, ты обещал, ты обещал что всегда будешь рядом. Так какого черта ты развалился. Открой глаза, слышишь меня?  Я не дам тебе уйти, не дам. — я смотрю по сторонам, мы с братом остались одни, — Джин, где тебя носит когда ты так нужен. Джин ты нужен мне, — говорю шёпотом. 

Чувствую как сзади обнимают за плечи. Я встаю на ноги и обнимаю его, сильно, плачу в футболку. Он не много отстраняется и смотрит в глаза:

— Скажи что желает твоё сердце, произнеси это. 

— Я желаю чтоб он поправился, пусть откроет глаза, пусть станет здоровым. — Слезы все текут и текут. Я поворачиваю голову на брата и жду чуда. Кажется эта секунда длилось целую вечность. И вот он открывает глаза, я бросаюсь к нему на шею.

— Прости солнышко, — шепчет брат, — прости меня. 

И больше нам не нужно слов мы все понимает. В палату входят врачи и медсестра. Меня уже выводят, а я до последнего смотрю брату в глаза, пока перед мной не закрыли дверь. Падаю рядом на скамейку, понимаю, сейчас все будет хорошо. 

Через секунды рядом садиться Джин, я тянусь к нему, он обнимает крепко крепко. Мы сидим в тишине пока доктор не выходит с палаты. 

— Это чудо какое-то, — говорит с улыбкой, — все показатели в норме, вы можете побыть ещё немного с братом, но совсем немного, ему по-прежнему нужен отдых. 

Доктор прав, я смотрю на Джина, это чудо. 

 

 



Крис Брайк

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться