Любовь гладиатора.

Размер шрифта: - +

Любовь гладиатора.

       Предупреждаю сразу. Это не серьезное произведение, а просто чтиво для развлечения. Действие происходит в прошлом, но здесь есть мифические существа. Итак, приятного прочтения.

 

       Я стою в полной темноте. Хотя нет. Не в полной. На меня падал тусклый свет из окошка, закрытого решеткой. Его мало, я с трудом вижу свои ладони, но и это уже неплохо. Все-таки звериная травля цениться гораздо меньше самих гладиаторских боев. И оплачивается соответствующе. Но она популярна. Собирает многих, а трат практически никаких. Чистая прибыль... Горькая усмешка кривит мои губы.

       Слышу отдаленные крики множества людей. Слышу звук бича и злой рев. Интересно, кого они припасли на этот раз? Хотя нет, не интересно. В прошлый раз был медведь-людоед. У меня до сих пор раны до конца не закрылись. А ведь уже полгода прошло! Еще раньше были саблезубые тигры. Но с ними мы справились. А до этого были львы, грифоны, вепри... Всех и не вспомнить.

       А скольких мы потеряли? Ты помнишь, Диана? Агапий... Дана... Варана... Тора... Элиус... Мира... Леос... Василиус... Ты помнишь, КАК они уходили? Как они не хотели умирать? Как отчаянно цеплялись за жизнь? Помнишь, как умирал Агапий, когда спас тебя от ядовитой химеры?

       А Варана? Как она тщетно пыталась что-то исправить, еще не понимая, что с Агапием все уже кончено. А помнишь, как умирала Тора? Она успела спасти Элиуса, в последний миг оттолкнув из-под клыков вепря. И еще что-то пыталась сделать, тщетно прикрывая руками вываливающиеся внутренности. Она выгадала любимому всего месяц жизни. Месяц, помнишь? Он сам бросился в пасть гидры.

       А как погибла Дана, помнишь? Она сразу же утащила за собой всю семью. Она защитила обожаемую сестрицу от демона и умерла, виновато улыбнувшись на прощание. Леос и Мира уже и не пытались сопротивляться. Они ушли почти сразу же. И, похоже, даже были рады подобному раскладу.

       Две минуты и так называемая звериная травля начнется. Если подумать, то на самом на самом деле это даже не бой. Это медленная казнь. Рано или поздно, мы не выдержим и сдадимся. Интересно, кто настолько жесток, что придумал все это? При всем этом, у нас нет ни шанса на спасение. Другие могут выкупить свою свободу, но не мы. Мы - проклятое племя. Нам нет ни спасения, ни прощения. Только после смерти, да и то... если получится. Смерть нужно заслужить.


       Звучит первый звонок. Полторы минуты осталось. Всего полторы и мне наверх. Нет, я не боюсь. Уже не боюсь. За десять лет я уже привык ко всему этому. Только... мне за тебя страшно, Диана. Ведь со вторым проклятым звонком ты тоже поедешь наверх, Диана. Нас всего двое. Только ты и я. А где остальные? Покоятся под плакучими ивами. Им наверное сейчас хорошо. А самое главное, спокойно.



Странно... 



       Почему ты стала гладиатором? Разве это справедливо? Такая хрупкая. Такая добрая. Такая... такая родная. Мы ведь всегда были вместе. Я - гладиатор? Пускай! Но почему и ты? Почему выбрали именно тебя? Я всегда тебя защищал, даже несмотря на то, что ты вполне способна сама себя защитить. Сколько раз ты доказывала это, разнимая Элиоса и Василиуса? И не вспомнить. Главное, ты - сильная! Пускай и не выглядишь таковой. А еще очень умная и не раз уже доказывала это.

       Когда мы вступили на арену в первый раз, Диана? Мне было одиннадцать, а тебе девять. Тогда мы сражались против василиска. В той схватке я потерял правый глаз. Ты тогда так плакала... А я себя за это ненавидел. Ты просила прощения, хоть и совсем не была виновата. Это я должен извиняться!

       За что? За то, что причинил боль. За то, что не смог тогда защитить. Прости... У тебя до сих пор остался шрам на плече.

       Тогда мне было одиннадцать. Сейчас же мне девятнадцать. Надо же, восемь лет прошло... Ты помнишь, как нас тренировали? Первым делом запретили разговаривать. "Общаться только жестами" - первое правило. Мы хорошо его усвоили, иначе нас избивали кнутами. По десять ударов за слово. Потом вручили тяжелые мечи. Намного тяжелее, чем настоящие.

       Ты помнишь, как у нас болели руки всего после часа тренировки? Помнишь, как мы плакали, но все равно поднимались и продолжали наносить удары? "Нет успехов - нет жизни" - второе правило. Любого, кто плохо занимался, показательно убивали. Как? Выбирали методом жеребьевки. Это могло быть быстрая смерть от свернутой шеи или длящаяся несколько часов агония. Все зависело от того: повезет тебе с жребием или нет?


       "Убей, или будь убитым" - третье правило. Пожалуй, мы запомнили его лучше всего. Это было не сложно. Стоит только оказаться наверху, как мы превращаемся в диких зверей. Порой, гораздо страшнее, чем животные. Те хоть друг друга не трогают. А мы? Мы бросаемся друг на друга, стоит нам почувствовать хоть каплю угрозы. Хоть намек на нее. Мы утрачиваем всю человечность.

        Наши попытки оставаться людьми, ТАМ никому не нужны. Они хотят лишь хлеба и зрелищ. Да, именно... Только хлеба и зрелищ. Ты помнишь, кто первым из нас, новичков, тогда выбыл? Я помню. Это была Гелея - милая девятилетняя девчушка с черными волосами, карими глазами и лучезарной улыбкой. Она тогда отказалась убивать  Кану, которая была ее подругой. Она умерла сразу же. Один выстрел и жизнь одного из самых чистых и добрых людей оборвалась. Разве это справедливо?

У нас, видевших лишь жестокость и умеющих лишь убивать, не должно остаться никаких человеческих чувств.

       Диана, помнишь я сказал, что ты сильная? Я врал. Ты слабая, хрупкая и такая ранимая. Ты прожила все эти восемь лет. Хотя нет, просуществовала. Стоит ли наша жизнь того, что каждую ночь ты плачешь в подушку? Я ведь знаю, хотя ты и пытаешься это скрыть. Утром ты как всегда натягиваешь свою солнечную улыбку, но я ведь знаю, что на самом деле твориться в твоей душе. Ты всегда пытаешься казаться сильнее, чем на самом деле. Ты говоришь, что я тоже. Но мне-то можно! А тебе нет. Иначе ты не выдержишь и переломишься пополам. А тогда не выдержу я. Ведь без тебя... я уже не смогу.



Ники Окава

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться