Любовь и домовые

Размер шрифта: - +

Глава 4

Когда за Татьяной захлопнулась калитка, Царин вернулся в дом. Увы, целью его была вовсе не приборка полного бедлама, царившего вокруг. Часть из этого хаоса создал сам Андрей, а вовсе не домовые, приложившие руку лишь к убиению холодильника. Дело в том, что обычно аккуратный и педантичный Андрей теперь просто наслаждался хаосом, царившим вокруг него. Причин на то было много, но основной, безусловно, была Маринка.
С самого начала Андрей понимал, что Марина-девушка более для статуса, чем для души. Она была из обеспеченной семьи, ухоженная, без силиконовых добавок, и даже не глупая. И все же не хватало Марине чего-то. В серых глазах порой сквозил холод, а голос, при желании, мог резать словно нож. Но именно эти ледяные глаза и привлекли Андрея. Марина манила неприступностью. Ее хотелось завоевать. Андрей возил ее и на Бали, и в Монте Карло, они кутили в лучших клубах Ибицы и Лас-Вегаса. Со временем свадьба их стала уже делом решённым. Марина была выгодна семье, отлично смотрелась для друзей. Церемонию бракосочетания провели выездную. На море. Все было как в самых красивых журналах.
Так почему же брак рухнул всего через два года?
Андрей, которому отец передал бизнес, много работал, но так было всегда. Да и Марина была натурой увлеченной. Курировала выставки арт хауса, всегда была на телефоне.
Детей они не завели. Сначала некогда, потом уже поздно.
Андрею казалось, в тот момент, когда Марина сказала, что улетает на новый год на Бали с его другом Михаилом, лопнула та самая глянцевость их отношений, которая в начале столь привлекала. Не было больше девушки с обложки. Не было мужчины будто из рекламы дорогих часов. Остались лишь двое обманутых в ожиданиях людей и ледяной голос Марины:
- Мои адвокаты позвонят тебе.
Да и пусть звонят. В Выкханку хоть обзвониться можно,- с удовлетворением заметил про себя Андрей.
Впервые за долгое время он жил не по законам и нормам, а в полном хаосе. И это ему нравилось. Почти.

 

Когда Татьяна дошла до дома она была зла. Более чем. На себя. На домовых. На всю эту историю. Кто дернул ее за язык приглашать Царина в гости?

Их семьи никогда не дружили. Они росли и жили в разных кругах. И то, что Андрей хорошо управлялся с лопатой или же снял с дерева ее куртку, вовсе не делало их более близкое знакомство возможным.

Под «более близким» Татьяна имела в виду ужин. Ничего более. Она приехала побыть одна. Погоревать о любви. А тут… Нормально выходит: второй день ее горю, а она уже мужиков в гости зовет.

С такими не праздничными мыслями Татьяна вошла в дом, сняла куртку и замерла.

Все вокруг выглядело как плохой, очень плохой американский мультфильм.

В комнате царил дух уборки. Выкхан подметал полы. А следом за ним две огромные крысы тащили мокрую тряпку.

Татьяне в третий раз за прошедшие полтора дня стало плохо.

-Чего стоишь, хозяйка? – обратился к Татьяне домовой, - Давай. Готовь дом к приходу гостей.

Татьяна осмотрела комнату: та выглядела много чище. Весь хлам куда-то делся. Пыль и паутина убраны. Оставалось только…

Татьяна убрала ноутбук с дивана и гордо сказала Выкхану, что, по ее мнению, все просто отлично.

-Эх, вы, городские, - вздохнул домовой, - Ни те прибраться. Ни украсить. А время позднее. Готовиться надо.

Татьяна посмотрела на часы.

-Сейчас лишь двенадцать утра, - сказала она.

-Сейчас двенадцать, еще пробездельничаете, хозяйка, и будет уже за полночь. Лучше подумайте, чем гостя потчевать будете.

Татьяна задумчиво подошла к кухонному шкафу. Макароны. Тушенка. Все на месте.

--Городские-городские, - понял Танин ход мыслей Выкхан, - Все вам подсказывать надо, помогать…

Домовой бросил метлу, щелкнул пальцами, и Татьяна оказалась в небольшом погребке. Правда стоять там приходилось на коленях, столь мало было помещение. Зато чего только в нем не было! Вяленое мясо. Компоты. Сухофрукты. Сушеная рыба. Сало. Соленья. Варенья. Грибы.

-Это мой погребок, - гордо сказал Выкхан, - Выбирай, хозяйка, чего душе твоей угодно.

Татьяна снова огляделась по сторонам. Да...домовой у них был хозяйственный и запасливый. Столько добра хранить...
Среди баночек солений Таня узнавала как бабушкины заготовки, так и абсолютно неизвестные баночки с черти чем.
- И что же я буду из всего этого готовить?- вслух подумала Татьяна,- Запасы хороши, но оливье не нарежешь. Селедки под шубой не сделаешь.
Эх, хозяйка-хозяйка,- вздохнул домовой,- Разве в оливье русская душа лежит?
Таня призадумалась. Ну если не душа, то кое- кто из папиных родственников под новый год точно в оливье лежит.
-Ты, хозяйка, каши с грибками в печке затвори. Соленьев поставь. Блинцов молодцу напеки.
Вот это по-нашему будет.
-Кашка как-то не по-новогоднему звучит,- протянула Татьяна, все тело которой уже болело и хотело распрямиться вне тесной кладовки.
-Хозяйка,- с укором сказал Выкхан,- Еще недавно ты макароны почивать желала, а теперь ей каша не празднична.
Тане пришлось признать свою неправоту, и они с Выкханом принялись выбирать продукты на праздничный стол. Вернее Татьяна выбирала, а Выкхан щелкал пальцами и все выбранное испарялось из кладовки и, как потом выяснилось, появлялось уже на кухонном столе.
-Выкхан, - спросила Татьяна, когда они уже приступили к приготовлению ужина,- А ты еще кому-нибудь из людей являлся?
- Являлся, хозяйка, а то как. Я ведь многое умею. Коль порядок в доме не держите, то сначала вещи начну прятать, а потом и косичку ночью заплету- не распутаешь. Не нравится мне постоялец-на грудь ему ночью сяду и кошмары буду нагонять. А то и забыться могу. Заиграться. Дитенка по пяточке пощекотать. Тебе вон лицо однажды сажей вымазал. Ты тогда помнишь, бабушкино поручение не выполнила: печку не почистила?
- Помню- помню,- засмеялась Таня,- Я тогда еще на Павлика- дачника нашего- обиделась.
- И поделом тебе было,- добродушно сказал Выкхан,- Надо старших слушаться и трудиться уметь.
- Но Выкхан,- снова спросила Таня,- Как сейчас ко мне, ты к людям когда-нибудь являлся?
Домовой как-то сразу осунулся. Погрустнел.
-Являлся, хозяйка,- сказал он,- Два раза до тебя на своем веку являлся. Но не вышло тогда. Черти свое взяли.
Таня посмотрела на домового со страхом.
-Что ты говоришь такое?- спросила она.
Но домовой уже снова улыбался.
-Да ты не слушай меня, хозяйка. Не слушай. Старый я. Порой не ведаю что и говорю.
Таня бросила на Выкхана недоверчивый взгляд, но вернулась к готовке



Ирина Муравьева

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться